Гражданская восьмерка 2006

Гражданская восьмерка — это возможность для каждого
участвовать в обсуждении глобальных проблем!


 

Модный писатель Ирина Лежава

ООД Гражданское достоинство - оператор грантов для НКО



Точки зрения

Джон Киртон

16.03.07

Джон Киртон
Руководитель научной группы по исследованию G8 университета Торонто
Виктория Панова

03.12.06

Виктория Панова
Директор научной группы по исследованию G8 университета Торонто в России
Мона Брике

03.12.06

Мона Брике
Форум германских НПО по окружающей среде и развитию
Найджел Мартин

03.12.06

Найджел Мартин
Монреальский Международный Форум
Питер И. Хайнал

02.12.06

Питер И. Хайнал
Университет Торонто Исследовательская группа «большой восьмерки»

Материалы

Стенограмма пресс-конференции Инициативной группы неправительственных организаций "Диалог российской и мировой общественности с "большой восьмеркой" в период председательства России в ней в 2006 году"


"ИНТЕРФАКС", 20 декабря 2005 года

ВЕДУЩИЙ: Добрый день, уважаемые коллеги. Cегодня у нас в гостях Элла Александровна Памфилова - председатель Совета при Президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека. Вместе с ней к нам на пресс-конференцию пришли исполнительный директор "Гринпис" России Сергей Цыпленков, президент Института национального проекта "Общественный договор" Александр Аузан, директор Всемирного фонда дикой природы Игорь Честин, президент Центра развития демократии и прав человека Юрий Джибладзе и Генеральный секретарь Всемирной организации бизнеса Татьяна Монэген.

Тема пресс-конференции - "Взаимодействие гражданского общества и "Большой восьмерки" в рамках председательства России в "Восьмерке". Сначала Элла Александровна и другие участники пресс-конференции кратко скажут несколько слов, а затем ответят на ваши вопросы. Прошу вас, Элла Александровна.

Э.А. ПАМФИЛОВА: Добрый день. Я бы хотела еще добавить, что здесь наш коллега Святослав Игоревич Забелин - сопредседатель Совета "Международный социально-экологический союз" и член Совета при Президенте РФ.

Большое спасибо всем, кто пришел на пресс-конференцию. Я понимаю, что тема, если можно так сказать, не "жареная" и, может быть, пока еще не вызывает большого интереса. Но мы считаем, что невероятно важно именно сейчас - в преддверии председательства России в "Восьмерке" - мобилизовать наше гражданское общество на то, чтобы обеспечить некое общественное сопровождение саммита. Важно, чтобы общественность не оказалась в стороне. Чтобы мы смогли использовать опыт наших коллег - международных и национальных общественных организаций из других стран "Восьмерки", которые всегда довольно эффективно и мощно работали и пытались влиять на официальную повестку дня. Воспользовавшись этим опытом, мы можем попытаться тоже построить некое взаимодействие и при выработке тех или иных официальных решений постараться повлиять на официальную повестку дня. То есть внести свой общественный вклад.

У нас нет желания построить гражданское общество в России под саммит - наоборот, мы хотим воспользоваться уникальной возможностью - проведением саммита в России для того, чтобы дать мощный импульс развитию российского гражданского общества!. Да, у нас очень много сложностей, очень много проблем. И чем их больше, тем больше мы заинтересованы во взаимодействии, в сотрудничестве с нашими зарубежными коллегами. Поэтому мы обращаемся к ним и просим их вместе с нами, наладив тесное взаимодействие, помочь нам осуществлять этот процесс. Для нас это крайне важно. Потому что мы все заинтересованы в развитии демократических процессов в нашей стране, и мы хотим, может быть, даже в чем-то реабилитировать вот то понятие демократии, которое за многие годы было, к сожалению, у нас несколько дискредитировано. Реабилитировать, основываясь на опыте наиболее развитых стран, где именно демократические институты обеспечивают высокое качество жизни. Воспользоваться максимально. Повлиять на те процессы, которые происходят... или, скажем так, будут происходить.

Как это родилось? Сначала были спонтанные инициативы. То есть многие наши коллеги взаимодействуют с НПО других стран, с национальными НПО, с международными организациями. Они участвовали в процессе. В монреальском форуме, например, или очень эффективно НПО работали во время председательства Великобритании в "Восьмерке". И действительно, решения по Африке, по борьбе с бедностью - это плод усилий огромного количества НПО.

Поэтому нам хотелось бы построить эту работу так, чтобы обеспечить преемственность, прозрачность, последовательность и открытость своей деятельности. Когда к нам в Совет стали обращаться многие организации, мы увидели, что в общественной среде действительно назревает такая инициатива, но она носит достаточно хаотичный характер. И возникла идея как-то объединить усилия.

На встрече с Президентом я тоже затронула эту тему и сказала, что общественные организации довольно активно намерены участвовать в подготовке саммита, влиять каким-то образом на выработку решений. И с учетом того, что Совет при Президенте, - это общественный, а не государственный орган, и в его состав входят многие ведущие лидеры крупных организаций, и правозащитных в том числе, Президент предложил нам, членам Совета, максимально содействовать этому процессу. Совет действительно общественный. Нас трудно в чем-то заподозрить. У нас нет чиновников, мы не связаны с властью какими-то административными узами - кроме того, что мы имеем возможность непосредственно взаимодействовать с Президентом. Мы всегда выражали и намерены дальше выражать независимую от власти позицию по тем вопросам, которые мы считаем принципиальными для отстаивания интересов общества.

И я считаю, что роль Совета как определенного мостика между властью и общественном уникальна, Совет позволит нам обеспечить взаимодействие на самом высоком уровне.

В данном случае я выступаю в двух ипостасях: как глава Совета при Президенте и как член инициативной группы, состоящей из представителей общественных организаций. Мы с коллегами сейчас, как инициативная группа, пытаемся решить следующую задачу: максимально широко объявить о том, что мы начинаем работу, и все, кто заинтересован, кто работает в этом направлении - пожалуйста, давайте объединим усилия, давайте постараемся найти общий язык, сформировать некий консультативный орган после широких переговоров как с нашими, так и с зарубежными коллегами. Уже целый ряд авторитетных международных организаций высказал пожелание с нами взаимодействовать. В состав этого консультативного совета мы хотели бы, конечно, пригласить авторитетные организации из Великобритании - как страны, которая заканчивает председательство в "Восьмерке", и Германии - как страны, которая будет председательствовать в "Восьмерке" после России. И, конечно, из других стран - в первую очередь, из стран "Восьмерки", - у которых есть такая заинтересованность.

Нам с коллегами хочется не только обеспечить эту преемственность и последовательность. Нам хочется, чтобы за 2006 год у нас действительно, несмотря на все сложности, появились возможности нового качественного развития наших гражданских организаций. И очень хочется, чтобы даже по окончании председательства России в "Восьмерке" наши общественные организации могли быть полноправными партнерами, участниками международного процесса и могли влиять на те процессы, которые происходят в мире, чтобы их голос звучал мощно, профессионально. И чтобы он был услышан.

Я думаю, что теперь коротко выступят мои коллеги. Александр Александрович, пожалуйста.

А.А. АУЗАН: Уважаемые коллеги, давайте сразу о болезненном. Завтра Государственная Дума, может быть, примет Закон - бессмысленный и беспощадный - во втором чтении. Меня больше всего угнетает в этом Законе "О некоммерческих организациях" не его беспощадность, а его бессмысленность. Он не решает никаких проблем, никаких задач. И мы в последние месяцы довольно много положили сил для того, чтобы этот Закон не прошел.

Поэтому вроде бы странно… мы говорим о мировых связях, о приглашении гостей в то время, как в доме кипит семейный скандал. На самом деле, конечно, у гражданских обществ стран "Большой восьмерки" есть свои проблемы с властями. Например, в США, где злоупотребляют смертной казнью, не хотят входить в Киотский процесс, осуществляют без санкций суда прослушивание телефонных разговоров. Или в Европе, где есть проблема с электронными базами, с доступом к персональной информации, и так далее, и так далее.

Поэтому я думаю, наши коллеги из гражданских обществ "Большой восьмерки" достаточно хорошо понимают, что у нас жесткие проблемы с властью - связанные, например, с этим законодательством, и мы намерены эти проблемы обсуждать с ними, и мы обсуждаем эти проблемы. Но при этом не может останавливаться процесс давления на "Большую восьмерку". Потому что задача в чем? Задача - повлиять на политику стран "Большой восьмерки". Будем ли мы продвигать интересы России в этом процессе? Конечно, будем. Какой России? Гражданской России. Есть такая Россия - гражданская Россия. Мы намерены продвигать ее интересы в международном процессе.

В чем задача давления на "Большую восьмерку"? Задача в том, чтобы не только отреагировать на те пункты повестки дня, которые высказал саммит, которые наметил саммит, но попытаться сформировать последующую повестку дня "Большой восьмерки", для того чтобы у нас приняли эту эстафету наши коллеги из других стран.

И в этих условиях мы будем стараться взаимодействовать по поводу этой повестки с шерпами. Потому что тут два варианта: либо выходить на улицы, как это делают жесткие антиглобалисты, либо те предложения, которые мы формируем, продвигать через шерпы, которые готовят решения своих правительств, своих властей. Поэтому мне кажется, что мы, сознавая всю трудность нашей внутренней ситуации, отношения гражданского общества и власти, вступаем в тот процесс, который нам должен помочь и в решении внутренних проблем, и в постановке тех вопросов, которые мы считаем важными. Спасибо.

Ю.Д. ДЖИБЛАДЗЕ: Вчера утром в это же время я стоял на площади вместе с коллегами, на пикете против этого самого законопроекта. Как он был назван многими представителями гражданского общества - законопроект об удушении гражданского общества.

Сегодня мы здесь, на пресс-конференции, рассказываем о том, как будем взаимодействовать с коллегами в гражданском обществе из стран "Большой восьмерки", с нашими правительствами. В этом нет никакого противоречия. Мы используем все возможные средства, имеющиеся в нашем арсенале: и переговоры, и давление, и кампании, и протестные акции, и гражданскую экспертизу, гражданский контроль и так далее.

Кстати, вчера один из лозунгов на этом пикете так и был сформулирован: "Нет - контролю над гражданами, да - гражданскому контролю!" Я и рассматриваю возможность повлиять на ход саммита "Большой восьмерки" и использовать это событие для воздействия на ситуацию в России и в мире именно как важнейший элемент гражданского контроля. Потому что мы не можем позволить политикам монополизировать этот процесс и игнорировать роль и мнение граждан.

Проблемы в нашей стране очень серьезные. Прав человека в официальной повестке дня нет. Однако ни одной проблемы в любой отдельной стране не было бы, если бы не было, скажем так, глобальных проблем и отсутствия достаточного, серьезного влияния других стран. В этом смысле то, что происходит в России, неразрывно связано с проблемами в других странах "Большой восьмерки" - и война в Чечне, и изменение законодательства, и сворачивание демократических институтов. На мой взгляд, все это не стало бы возможным, если бы позиция по вопросам безопасности и прав человека, терроризма в других странах не была бы тоже очень слабой.

Все эти проблемы взаимосвязаны, и мы будем требовать от стран "Большой восьмерки" изменения позиций и, конечно, от России в том числе - и может быть, даже в первую очередь. И сотрудничество гражданского общества через границы, на самом деле, гораздо более эффективно, как мне кажется, по сравнению с сотрудничеством государств. И в этом плане у нас есть некоторые преимущества. Надеюсь, что мы эту возможность сможем успешно использовать. Спасибо.

Т.В. МОНЭГЕН: Добрый день. Я представляю Международную торговую палату, Всемирную организацию бизнеса. Безусловно, бизнес в индустриальных странах воспринимается как огромная часть гражданского общества, и я очень надеюсь, что в России он тоже скоро будет так восприниматься.

В своем обращении к МИДу России МИД Великобритании назвал Всемирную организацию бизнеса (ICC) традиционным партнером глав государств по подготовке встречи бизнеса, гражданского общества с главой той страны, где проводится саммит "Большой восьмерки". В прошлом году традиционно наша организация написала обращение к главам "Большой восьмерки", в частности, там есть и на русском, и на английском языке материал "Бизнес и глобальная экономика".

Значит, что делает Всемирная организация бизнеса каждый год, готовясь к "Большой восьмерке"? Она выделяет самые важные проблемы, которые на сегодняшний день стоят перед миром, те проблемы, которые, вероятно, трудно решить без включения частного капитала, без включения бизнеса. И бизнес, таким образом, заявляет о своей готовности помогать решать эти проблемы и обращает внимание правительства на наиболее злободневные вопросы.

В прошлом году бизнес обратил внимание правительств на ситуацию в Африке, на энергетическую безопасность и проблемы интеллектуальной собственности. В этом году мы знаем, что Россия принимает эстафету, и на сегодняшний день наиболее важные вопросы, которые определяются Россией, - это энергетическая безопасность, борьба с инфекционными заболеваниями, вопросы образования и, безусловно, по-прежнему проблемы интеллектуальной собственности.

Сейчас ICC начинает готовить свое следующее обращение к главам "Большой восьмерки", и, естественно, российский национальный комитет, генеральным секретарем которого я являюсь, будет принимать самое активное участие в подготовке этого обращения и в работе гражданского общества в России, выделяя наиболее важные вопросы, которые нам всем придется решать. Спасибо.

И.Е. ЧЕСТИН: Я хотел бы сказать об одном из проектов, которые мы планируем реализовать в рамках участия гражданского общества в председательстве России в "Восьмерке". Речь идет о таких организациях, как Красный Крест, "Международная амнистия", "Гринпис", Всемирный фонд дикой природы, то есть о самых крупных международных и национальных организациях, за которыми стоят десятки и сотни миллионов людей, ежегодно, добровольно перечисляющие им средства на осуществление их деятельности.

Почему мы считаем это важным? Дело в том, что гражданские структуры, мы все участвуем в различных как национальных, так и международных мероприятиях, в первую очередь, в пределах своей профессиональной деятельности. Мы - в экологии больше, Красный Крест - в здравоохранении, и так далее.

Но сейчас мы решили, что было бы правильно параллельно со встречей лидеров стран "Восьмерки" провести не очень многочисленную встречу крупнейших лидеров общественных организаций здесь, в России. Такая встреча нужна, чтобы, с одной стороны, обсудить, какие же, с точки зрения гражданского общества, главные проблемы стоят перед человечеством - тем самым предложив лидерам "Восьмерки" включить их в качестве приоритетных направлений на будущие годы. С другой стороны, посмотреть, как выполнялись те решения, те предложения, которые вырабатывала "Восьмерка" в течение предыдущих лет. Есть как положительные, так и отрицательные примеры. И посмотреть, как это все работает, почему работает то, что работает, и не работает то, что не работает, - это, на наш взгляд, очень важно.

Такая инициатива будет в мире впервые. Мы очень надеемся, что она будет поддержана международными коллегами и что такой саммит крупнейших общественных организаций в мире впервые будет проведен у нас в России. Спасибо.

С.А. ЦЫПЛЕНКОВ: Основные моменты были уже отмечены моими коллегами. Пожалуй, я попробую подвести определенного рода черту.

Первое. Мы хотим, чтобы голос общественности был услышан всеми лидерами "Восьмерки". Если приводить какие-то конкретные примеры, то мы бы, например, не хотели, чтобы господин Буш убедил остальных семерых лидеров отказаться от Киото. Мы хотели бы, например, помочь семи лидерам убедить Буша войти в Киотский процесс. Много таких конкретных, детальных задач мы перед собой ставим.

Но важнее другое. Мы не считали, и не считаем, и не будем считать, что только эти самые лидеры имеют право и возможность определять глобальные проблемы и определять пути их решения. Мы считаем, что и общество имеет право и должно сказать, что оно думает по поводу глобальных проблем, стоящих перед человечеством, и какими путями нужно решать эти проблемы.

Было бы очень глупо, если бы российской гражданское общество не попыталось использовать ту ситуацию, что Россия будет председателем "Восьмерки" в следующем году. В том числе, мы будем использовать этот процесс и для того, чтобы помочь гражданскому обществу в России расти и дальше, развиваться, и чтобы заблокировать инициативы, подобные нынешнему изменению законодательства об общественных организациях. Спасибо.

Э.А. ПАМФИЛОВА: Я бы еще добавила несколько слов. В пресс-релизе есть адрес электронной почты. Все организации, заинтересованные в сотрудничестве, могут прислать свои предварительные предложения. Мы намерены после переговоров, когда сформируем консультативный совет, создать сайт. Я благодарна Институту развития прессы, они нам сейчас помогают и берут на себя информационное обеспечение. Мы предполагаем провести несколько форумов - так называемую "Общественную восьмерку", где и будут выработаны предложения для официальной "Восьмерки".

И предваряя ваши вопросы... Может быть, кто-то сейчас скажет: ну что вы, у вас проблемы с целым рядом демократических институтов, свертываются какие-то процессы, и так далее, и так далее, а вы о чем? Да именно о том! Всегда важнейшие международные события, которые происходили в России, приносили какие-то благотворные плоды. Вспомните, Московский международный фестиваль молодежи и студентов в 1958 году приоткрыл железный занавес и оставил после себя интернациональные семьи и "интернациональных" детей Московская Олимпиада в 1980 году - массу новых спортивных объектов. И я очень хочу, чтобы после саммита "Восьмерки" осталось гражданское общество, которое встанет на ноги и будет развиваться. Вот, наверное, моя мечта и наша задача. И пусть будет так.

ВОПРОС: Элла Александровна, если позволите, два небольших вопроса. Вы настаиваете на том, чтобы второе чтение законопроекта было перенесено, или Вас удовлетворяют те поправки, которые одобрены думским комитетом? Если можно, сразу второй вопрос. Уже можно подводить некоторые итоги года, и с точки зрения развития гражданского общества в стране, защиты прав, какое бы Вы выделили событие года или антисобытие?

Э.А. ПАМФИЛОВА:… Я знаю, что и сейчас, пока мы здесь сидим, идет интенсивная доработка этого законопроекта. Я очень хотела бы верить, что те принципиальные замечания, которые сделал Президент, которые высказаны экспертами от НКО-сообщества, будут максимально учтены. И если завтра депутаты поставят законопроект на второе чтение, он уже будет в той форме, которая не нанесет, по крайней мере, вреда развитию гражданского общества. Но посмотрим, в какой форме он завтра будет вынесен и принят. В зависимости от этого и будем действовать. Еще не вечер...

Что касается событий… Наступление на гражданское общество в виде этого закона - это минус, самый большой минус. Но то, как отреагировало гражданское общество - это самый большой плюс… Хотя у нас все время говорят, что его нет, на самом деле есть сильные организации, и они умеют объединяться, когда, скажем, вопрос касается жизненно важных для них интересов. Гражданское общество есть, оно профессионально, умело может заявлять свою позицию. .

А.А. АУЗАН: Можно с индивидуальной точки зрения про закон? Вот я полагаю, что черного кобеля не отмоешь добела. Закон бессмысленно задуман. Он не решает ту задачу, которую имело бы смысл решать. Потому что если речь идет о борьбе с влиянием западных политических денег и "исламских" денег на какие-то разрушительные процессы в России - закон вообще не про это, совсем не про это.

Если господа законодатели считают необходимым сделать закон про это - пусть сделают. Но, друзья мои, вы же сделали закон по известному принципу: ищите не там, где потеряли, а там, где светло. Давайте мы будем глушить вот этих самых маленьких некоммерческих, потому что мы не можем справиться с крупными политическими задачами. Поэтому мое личное мнение таково: в лучшем случае, этот закон можно кастрировать. Но все равно это будет позорный законодательный акт. Да, тогда его можно не оспаривать, потому что в нем не будет ничего. Вот в этом случае против него можно было бы не выступать.

Кроме того, я полагаю, что члены Общественной палаты правильно считают саму процедуру принятия этого закона оскорблением. Непонятно, как они дальше будут работать с Государственной Думой. Государственная Дума уже дважды проявила полное пренебрежение к Общественной палате. Ну и, соответственно, механизмы так и будут работать. Поэтому для них есть еще и процедурный момент - не принят во внимание статус Общественной палаты и Закон "Об Общественной палате". Я их понимаю. Но меня больше волнует, что закон можно было бы откладывать до мартовских календ, навсегда. У нас есть законы, их немало, принятые в первом чтении и не принятые во втором.

Ю.Д. ДЖИБЛАДЗЕ: Я очень коротко скажу, что огромное количество организаций, представителей гражданского общества считает, что законопроект, подготовленный в новой версии ко второму чтению, абсолютно не был исправлен концептуально. Осталась порочная концепция, направленная не на те цели, о которых говорил Александр Аузан, а на всеобъемлющий контроль над всеми организациями гражданского общества, вмешательство в деятельность независимых организаций. И он нанесет вред даже не столько самим организациям, он нанесет вред интересам России. И в этом смысле, безусловно, закон должен быть отклонен. И без спешки, без какой-либо непонятной гонки ни разу депутаты и авторы законопроекта не ответили на вопрос, в чем необходимость таких темпов принятия. Нужно спокойно обсуждать, как можно улучшить действующее законодательство, которые бы создало условия для реального развития гражданского общества, столь необходимого стране, и для того, чтобы обезопасить страну от какой-то незаконной деятельности.

И.Е. ЧЕСТИН: Собственно, как член Общественной палаты я как раз хотел добавить, что действительно, как говорил Александр Аузан, Общественная палата дважды обращалась в Государственную Думу. В последний раз это было сделано позавчера, в воскресенье, на нашей рабочей встрече.

Проблема заключается в том, что Общественная палата еще не до конца сформирована. У нас только 23-го пройдет голосование по оставшимся 42 членам, которые должны в нее войти, и тогда палата заработает именно как палата. На сегодняшний день мы говорим о 84 членах Общественной палаты, которые могут выступать, в том числе, и коллективно. Но как палаты нас еще не существует.

Да, действительно, дважды принималось обращение к Думе с требованием отложить рассмотрение законопроекта до того момента, пока не будет сформирована полностью Общественная палата и пока она не выдаст свое экспертное заключение, как это предписывается ей законом.

В первый раз это сработало в очень небольшой части, то есть второе чтение было передвинуто сначала с 9-го на 16-е, потом - с 16-го на 21-е декабря.

В связи с тем, что Общественная палата не сформирована, она не может выдать свое экспертное заключение. Однако отдельные члены Общественной палаты, включая вашего покорного слугу, безусловно, работают с законодателем. Есть рабочая группа, которую возглавляет Анатолий Григорьевич Кучерена, и работа ведется.

На сегодня те поправки, которые должны рассматриваться завтра, на самом деле, еще хуже, чем те, которые рассматривались в первом чтении. И ничего в этом плане к завтрашнему дню изменить невозможно - по регламенту работы Государственной Думы. То есть то, что на сегодняшний день существует в письменном виде, уже изменению не подлежит и будет вноситься завтра.

Я совершенно согласен с тем, что закон совершенно не решает тех задач, которые были поставлены Президентом. Что он делает? Это такой, я бы сказал, прощальный вопль чиновников, которые остались без кормушек из-за того, что силами Министерства экономического развития и торговли были значительно упрощены процедуры регистрации и ужесточены требования к минимизации контроля над деятельностью коммерческого сектора. Но кормиться-то где-то надо, надо же где-то получать взятки, и поэтому в этот раз выбрали некоммерческий сектор. Почему? Да потому, что некоммерческий сектор на самом деле по объему превышает объемы российской легкой промышленности, да? Это более миллиарда двухсот миллионов долларов в год - таков оборот некоммерческого и общественного сектора. Ну раз нас лишили кормушки с коммерческой точки зрения, давайте будем хотя бы здесь вот что-нибудь отщипывать, решили чиновники.

Конечно, никто ничего не будет контролировать в политической части. Это невозможно, и структур таких нет. Но так и представляется лицо наконец обрадовавшегося чиновника, который там подмигивает, показывает на все эти инструкции и недвусмысленно намекает на свой карман. То есть вот о чем идет речь - это создание коррупционного, абсолютно непрозрачного механизма вне судебного контроля и вне судебного разбирательства в области некоммерческого сектора. Этот закон дискриминирует общественные организации по сравнению с любыми другими организациями, существующими в нашей стране.

Я даже не говорю про органы власти, я говорю про бюджетные организации, про коммерческий сектор. Каков выход, если этот закон будет принят? Думаю, что проще всего будет уйти в коммерческий сектор. Там гораздо больше защищенности. Ну, не будет у нас прибыли, будем работать как коммерческий сектор без прибыли - ну и нормально, и хорошо. Потому что, в конце концов, те благотворительные взносы, которые дают нам люди и организации, запросто могут быть изменены на оказание услуг.

То есть, например, сторонник Всемирного фонда дикой природы России платит 300 рублей в год в качестве своего благотворительного пожертвования. Мы просто в бумажке изменим форму: он нас нанимает, чтобы мы от его имени охраняли природу. И все. И никакая проверка три года к нам не приходи, как только мы зарегистрировались. Это проще, это намного проще. Вступим в РСПП, возглавим там экологическую секцию. Это выход.

А откуда финансируется терроризм, я вообще не знаю. Откуда взялась идея, что терроризм имеет отношение к некоммерческим организациям?. Я знаю коммерческие структуры, которые действительно в разных странах зарабатывают деньги и финансируют определенные партии - например, Курдскую рабочую партию, которая рядом стран признана террористической организацией. Это известно, это даже не скрывается. А почему теперь некоммерческий сектор оказался во всем виноват? Да назовите хоть одну некоммерческую организацию, которая поддерживала бы террористов?

А.А. АУЗАН: Нет, вообще такое впечатление, что некоммерческие организации совершили коллективный теракт, и Дума срочно принимает антитеррористический пакет против некоммерческого сектора.

В июле наш Совет на встрече с Президентом предлагал сделать простую вещь. Давайте мы к некоммерческому сектору, учитывая его вклад в развитие страны, о котором уже говорили, применим те же нормы, что и к коммерческому - проведем дебюрократизацию. Вместо этого мы получили абсолютно обратный процесс. Хотя нам казалось, что наша логика была услышана Президентом, и он давал поручения, которые теперь реализуются без нас и не в ту сторону. Но это нормальная логика бюрократической системы.

Э.А. ПАМФИЛОВА: Вот понимаете, это, конечно, парадокс, когда идет либерализация в коммерческой сфере - и вдруг совершенно противоречивый процесс - в некоммерческой. При всем этом у меня есть определенный оптимизм, еще раз хочу повторить - еще не вечер. И даже если завтра будет принят этот закон, ничего еще не потеряно.

А.А. АУЗАН: Еще не вечер, но уже смеркается, надо заметить.

Т.В. МОНЭГЕН: Достаточно посмотреть на опыт индустриальных стран, где некоммерческие партнерства и ассоциации всячески поддерживаются правительствами на законодательном уровне. И именно эти ассоциации являются двигателями демократических процессов в любом обществе.

Вы знаете, я хотел бы все-таки заступиться за чиновников. Может быть, это не вредительство, может быть, это просто дурость.

Т.В. МОНЭГЕН: Просто вопиющая.

ВОПРОС: Можно вопрос? У меня реплика одна есть в отношении черной собаки. Бурого медведя отмыли, можно и собаку черную отмыть, как мне кажется, да? А теперь, если позволите, вопрос. Вот такая странная ситуация накануне встречи "Восьмерки". Общественный совет, вроде, при Президенте. А батьку нашего белорусского постоянно как-то критикуют. Это вы сами по себе или такая игра в Кремле идет, заказы какие-то? Спасибо.

Э.А. ПАМФИЛОВА: Ну, вы знаете, вообще вся наша деятельность показывает, что нет никакой игры. Если вы посмотрите, кто впервые выступал против ограничительных поправок в Закона "О СМИ - Совет, кто первый забил тревогу по Закону "О митингах"? А Закон "О гражданстве"? А постоянные поездки в Чечню, в Ингушетию, когда мы не позволяли выдавливать оттуда беженцев? А кто раньше всех и с самой подробной экспертизой выступил против закона о "монетизации"? И еще многое... Понимаете, "при Президенте" - это замечательно, потому что у нас есть возможность напрямую Президенту представлять точку зрения общественности на основе общественных интересов и потребностей. И она часто альтернативна позиции тех или иных ведомств и чиновников.

Это же касается и Белоруссии. Почему мы выделяем Белоруссию из общего ряда? Вот, например, мы несколько раз обращались и в Таджикистан, и в Азербайджан, когда дело касалось защиты прав российских граждан. Но роль Белоруссии отдельна, потому что у нас есть договор о создании союзного государства. И, естественно, нам не безразлично, что происходит с правами белорусов на территории России и что происходит с правами российских граждан на территории Белоруссии. И если дело касается нарушений прав человека, мы будем обращаться к руководству Белоруссии.

Единственное, я хотела бы сделать акцент на том, что это общественная комиссия. То есть она выражает точку зрения определенной части общественности, и это не является официальной точкой зрения власти. Я хотела бы очень четко разделить: есть официальная система взаимоотношений и есть система взаимоотношений общественная. Они должны быть разделены. И если вы посмотрите на сайт Совета, вы увидите, что очень часто мы вступаем в противоречие с официальной точкой зрения - пытаемся отстаивать свою, доказывать Президенту. И, в общем-то, выигрываем.

Кстати, вот что обидно. Ведь благодаря Совету внесли поправки в 251-ю статью Налогового кодекса. Впервые туда были внесены и правозащитные организации, что создало для них более благоприятные налоговые условия. Было поручение Президента Совету о разработке механизмов инвестирования в развитие гражданского общества. Весь процесс, вроде, шел в одну сторону, и вдруг этот закон - совершенно с другую сторону. Но мы не сдаемся, мы в любом случае будем отстаивать наши позиции.

Т.В. МОНЭГЕН: "При Президенте" - это здорово, это значит, что есть диалог, наконец, и это значит, что Президент поддерживает развитие гражданского общества.

А.А. АУЗАН: Можно, я вернусь к вопросу о Белоруссии? В том же самом вопросе о Белоруссии мы критикуем наши власти не менее жестко. Потому что на встрече с Президентом вопрос стоял так: почему Министерство иностранных дел Российской Федерации и консульские службы не осуществляют должным образом защиту и представительство интересов российских граждан, российских граждан, задержанных и арестованных на территории Белоруссии?

И это было услышано Президентом, он сказал, что отдаст соответствующее распоряжение МИДу, потому что любая страна обязана заботиться о своих гражданах, которые оказываются под преследованием в других странах. И я абсолютно согласен с тем, что белорусские граждане к нам ближе, чем граждане других стран, потому что есть союзный договор, и мы поэтому будем говорить и об интересах белорусских граждан. По-моему, у нас для этого есть основания. Спасибо.

ВОПРОС: Я хотела бы узнать, в каком формате предполагается проведение тех международных форумов, которые планируются? То есть будут ли они массовыми, открытыми для небольших организаций, или это будут форумы для лояльных к власти организаций? Не планируется ли какой-то встречи одновременно с саммитом, а не до и после?

Э.А. ПАМФИЛОВА: Даже судя по нашему составу, по списку организаций, инициаторов, видно, что мы как раз выходим за узкую повестку дня. Мы предполагаем несколько мероприятий, несколько важных форумов. И форум ведущих международных организаций, и широкий открытый форум с привлечением наших и региональных организаций - всех, кто будет в этом заинтересован. Абсолютно открытый процесс, сами организации будут между собой договариваться, кто и как будет представлять их интересы на том или ином уровне. Мы предполагаем разный формат работы. В первую очередь, это работа экспертов - и наших, и зарубежных - в процессе обсуждения на уровне министерств, на уровне шерпов в тех или иных вопросах. Например, предполагается при встрече шерпов в марте организовать широкий форум, где были бы представлены и региональные организации. То есть никому путь не закрыт. Никакого контролера не будет.

Мы сейчас - только инициативная группа, которая предполагает на основе широких переговоров сформировать Консультативный совет, состоящий из представителей российской и зарубежной общественности, и который и будет формировать и осуществлять проект "Общественная Восьмерка". Мы будем находить общие решения. Никакого контролера и никакого указующего перста со стороны Кремля, или кого бы то ни было, не будет. Наша задача - наладить диалог, но не "рулить".

С.А. ЦЫПЛЕНКОВ: Можно, я добавлю? Это то, что мы хотим. Если пойдет по другому сценарию, вы об этом узнаете. Потому что я уверен, что большая часть членов инициативной группы просто громко хлопнет дверью, если критерием отсечения будет лояльность. Я вам обещаю.

А.А. АУЗАН: Лояльность, нелояльность… Если будут отсекать по степени лояльности-нелояльности, я думаю, большинство членов инициативной группы покинет этот процесс и создаст какой-нибудь другой.

Э.А. ПАМФИЛОВА: Никто тогда просто не будет работать. Я думаю, что мы просто все откажемся, и все.

Ю.Д. ДЖИБЛАДЗЕ: И еще я думаю, что важно - так же, как в ситуации с Общественной палатой - понимать, что этот процесс, эта инициативная группа не имеет монополии на другие организации. Параллельные и множественные форумы разного формата имеют такое же право на выражение мнения гражданского общества, тут нет более главных и менее главных. И мы будем на этом настаивать.

Э.А. ПАМФИЛОВА: Да, и я еще хочу сказать, что если мы найдем общий язык со всеми инициаторами, если мы сможем консолидировать наши усилия в тех направлениях, которые волнуют общество, - мы молодцы, хорошо. Если не сумеем… ну, значит, пусть идут параллельные процессы.

ВОПРОС: Элла Александровна, хотелось бы узнать Ваше мнение по поводу критики, которая раздается с Запада. Критикуют состояние дел с правами человека в России. Вы разделяете такую точку зрения или нет?

Э.А. ПАМФИЛОВА: Ну, конечно, разделяю там, где они правы, да? Где мы и сами знаем, что у нас проблем - воз и тележка. Вот в некоторых сферах есть ухудшение, а в некоторых сферах есть улучшение. Например, в том, что касается уголовно-процессуальной политики, и так далее.

Что меня огорчает? К сожалению, некоторые страны, которые мы раньше считали оплотом демократии, образцом по правам, свободам человека, сейчас подают нам плохой пример. Скажем, целый ряд скандальных историй в Европе с тюрьмами и пытками, и так далее, и так далее. Нас это не радует, я совершенно не хочу злорадствовать и говорить: а, вот видите, вы нас критикуете, а у самих вот как! Не радует.

К сожалению, нарушение прав человека в странах с развитой демократией только усиливает позицию наших чиновников, что нужно ужесточать ситуацию в России. Они начинают ссылаться на Запад. Поэтому нас это абсолютно не радует. Но это факт. И нам, и правозащитникам во всем мире стало работать гораздо сложнее именно поэтому.

Ю.Д. ДЖИБЛАДЗЕ: Я бы хотел добавить, что в этом смысле "Большая восьмерка" нам чрезвычайно важна, потому что у нас есть серьезные претензии к партнерам России, что позволяет здесь, в России, оправдывать нарушения прав человека - так же, как и в других странах. И за последние годы общая тенденция с правами человека в мире очень негативна. После 11 сентября мы видим, что эти проблемы очень серьезные. Мне кажется, нормально, что Европарламент, допустим, или другие какие-то структуры высказывают свою озабоченность. В той же степени и Россия должна была бы высказывать озабоченность, допустим, какими-то проблемами за рубежом. Это нормальный процесс глобализации. И никаких обид здесь быть не должно, на мой взгляд. К этому относиться надо просто по-рабочему и не устраивать из этого психоз.

ВОПРОС: Скажите, пожалуйста, какие пункты повестки дня предстоящего саммита в первую очередь нуждаются в таком общественном обсуждении?

А.А. АУЗАН: Ну, вообще мы на все пункты намерены реагировать. Я бы сказал, что энергетическая безопасность - это вопрос очень многосторонний. Тут есть экономическая, экологическая, социальная составляющие. Понимаете, это обычная вещь в политике правительства - не учитывается то, что экономисты называют отрицательными внешними эффектами. То есть вроде посчитали и скалькулировали, и получилось выгодно. А если недосчитали того, что нанесли ущерб вот здесь человеку, здесь - природе, здесь - социальным связям, здесь - семье, и так далее, то пересчет показывает, что результат будет совсем другим. Поэтому я полагаю, что реагировать надо на все три вопроса саммита, но я бы выделил энергетическую безопасность.

Ю.Д. ДЖИБЛАДЗЕ: Меня повестка саммита не удовлетворяет. Если бы мы были жестко ограничены только этими тремя вопросами, то для меня, с точки зрения прав человека, вопросы прав в контексте здоровья были бы, наверное, наиболее острыми. И наша главная цель, по крайней мере, в этом процессе - постановка других вопросов. В том числе, я считаю, что катастрофически не хватает в повестке дня вопроса безопасности и верховенства права при обеспечении общественной безопасности.

Т.В. МОНЭГЕН: Мне кажется, что вопросы энергетической безопасности сегодня в мире вообще являются самыми острыми, и то, что на "Большой восьмерке" этот вопрос в повестке дня - номер один, абсолютно понятно. Борьба с инфекционными заболеваниями в мире и в России в частности - это тоже очень серьезный вопрос. Мы знаем, что со СПИДом у нас колоссальная проблема, о которой в России очень мало говорится. Это та тема, которая должна затрагиваться очень серьезно, молодежь должна быть образована в этом направлении. По оценкам ООН, если правительство в России не примет меры, через пять лет количество носителей СПИДа будет таково, что нельзя будет этот процесс повернуть вспять, и мы придем к тому, с чем сейчас столкнулась Африка.

Вопросы интеллектуальной собственности, которые поднимались на прошлой встрече "Большой восьмерки", остаются также очень важными, и я думаю, что это также вопрос борьбы с контрафактом и пиратством. Это очень серьезная проблема, которая стоит перед Россией, особенно в силу того, что Россия собирается вступать в ВТО.

И.Е. ЧЕСТИН: Ну, для нашей организации, поскольку мы занимаемся экологией, наверное, самым главным вопросом является проблема энергетической безопасности. Потому что на сегодня ее рассматривают, в основном, как освоение новых месторождений, налаживание более эффективных механизмов международной торговли нефти и газом, строительство новых трубопроводов и так далее. Мы хотим развернуть этот вопрос в следующую плоскость обсуждения: как обеспечивать энергетическую безопасность после того, когда закончится нефть в коммерческих масштабах. Это произойдет достаточно скоро, еще при жизни нынешнего поколения.

Что будет потом, и как в этой ожесточающейся борьбе за последние капли черного золота не подорвать основу жизнедеятельности будущих поколений, что мы сейчас сплошь и рядом наблюдаем при освоении шельфа Сахалина, при начале освоения шельфа Камчатки и так далее... Как сделать так, чтобы, с одной стороны, использовать тот ресурс, который нам дала природа, а с другой стороны, не подорвать при этом основу жизнедеятельности будущих поколений…

Э.А. ПАМФИЛОВА: Ну, мы вообще не намерены ограничиваться этой повесткой дня. Мы предполагаем сейчас достаточно широко по всем своим возможным и доступным сетям обратиться и к нашим коллегам, и к общественности за рубежом, собирая так называемые общественные наказы. С одной стороны, мы предполагаем, что достаточно дать конкретные предложения, замечания строго по повестке дня. С другой стороны, мы предполагаем и сформировать некий общий наказ.

Хорошо, лидеры "Восьмерки" видят важнейшие проблемы так. А вот так видит их общественность - и наша, и зарубежная.

Мы попытаемся сформулировать то, что по-настоящему волнует людей, что они считают самым важным. Это как наказ на будущее, в том числе, какая повестка дня, с точки зрения общественных потребностей, должна существовать. Она, в основном, будет связана вообще с целями развития, как сейчас сформировано. Как вообще достичь прогресса в развитии, что это - социальное развитие, целый ряд других проблем, проблем интеграции, взаимодействия, и так далее.

Поэтому я думаю, что те проблемы, которые не укладываются в русло повестки, мы все равно будем обсуждать и будем формировать свою точку зрения.

С.А. ЦЫПЛЕНКОВ: Постараюсь быть кратким. В существующей повестке, с нашей точки зрения, несомненно, вопрос энергетической безопасности является одним из самых главных. Я согласен с тем, что действительно не все серьезные и важные глобальные проблемы отмечены в повестке. И одна из целей и задач того процесса, о котором мы сегодня говорили, заключается именно в том, чтобы понять, что, с точки зрения гражданского общества, упущено или что должно быть внесено вместо существующих пунктов.

С моей точки зрения, одна из таких очень важных, хотя, может быть, слишком обширных проблем - это то, что связано с процессом глобализации. Процесс есть. Идет очень серьезная коммерциализация этого процесса. Как сделать так, чтобы шла социализация этого процесса, экологизация этого процесса?

Э.А. ПАМФИЛОВА: Большое спасибо всем. Мы очень рассчитываем на взаимодействие и сотрудничество с вами, с прессой. Очень рассчитываем.



 



философские стихи и проза о жизни

дизайн интерьера квартир, домов в Минске

горящие туры на кипр дешево

в солнечную испанию от турагентства зеленограда мира турс

конкурс рецептов яблочных пирогов







Точки зрения

Регина Гюнтер

02.12.06

Регина Гюнтер
Глава германского отделения Всемирного Фонда дикой природы
Марек Хальтер

02.12.06

Марек Хальтер
Французский колледж
Оливье Жискар д’Эстен

02.12.06

Оливье Жискар д’Эстен
Комитет в поддержку всемирного парламента COPAM
Мика Обаяши

02.12.06

Мика Обаяши
Институт устойчивой энергетической политики
Бил Пейс

02.12.06

Бил Пейс
Федералисты мира


Официальный сайт G8

Разработка сайта Интернет-технологии янв-март 2006
Поддержка и продвижение сайта март 2006 – 2011 Интернет-агентство Бригантина