Гражданская восьмерка 2006

Гражданская восьмерка — это возможность для каждого
участвовать в обсуждении глобальных проблем!


 

Модный писатель Ирина Лежава

ООД Гражданское достоинство - оператор грантов для НКО



Точки зрения

Джон Киртон

16.03.07

Джон Киртон
Руководитель научной группы по исследованию G8 университета Торонто
Виктория Панова

03.12.06

Виктория Панова
Директор научной группы по исследованию G8 университета Торонто в России
Мона Брике

03.12.06

Мона Брике
Форум германских НПО по окружающей среде и развитию
Найджел Мартин

03.12.06

Найджел Мартин
Монреальский Международный Форум
Питер И. Хайнал

02.12.06

Питер И. Хайнал
Университет Торонто Исследовательская группа «большой восьмерки»

Стенограмма конференции

Стенограмма итоговой международной конференции НПО "Реализация повестки дня саммита "большой восьмерки" в 2006г."


Мы публикуем рабочий вариант стенограммы. При возникновении уточнений по содержанию текста просьба обращаться admin@civilg8.ru

Элла Памфилова.
Доброе утро, дорогие друзья!
Я очень рада видеть всех вас сегодня здесь, на нашей заключительной конференции. Мы сегодня подведем итоги того, как мы в этом году поработали, поговорим о плюсах, минусах, посмотрим, что нам удалось, что нет.
Сегодня здесь будут представлены довольно интересные, на мой взгляд, доклады. Я хотела бы поблагодарить наших коллег и докладчиков: господина Джона Киртона, Александра Аузана, представителей германских НПО.
Я хотела бы также поблагодарить Питера Хайнала за особый вклад. Все вы имеете возможность ознакомиться с его большим эссе. Он с пристрастием проанализировал весь процесс. Этот материал есть и на русском языке, и на английском.
Большая группа студентов из МГИМО тщательно проанализировала все рекомендации, которые были нами выработаны в ходе февральского круглого стола, мартовского и июльского форумов. Они проанализировали и сделали мониторинг того, как наши рекомендации, переданные лидерам «восьмерки», были учтены. Виктория Панова предоставит вам этот доклад и эти выводы.
Я думаю, сегодня мы проведем с вами работу в форме свободной дискуссии, чтобы каждый из вас мог высказать свои предположения, как нам постараться продолжить то, что мы сделали, и вывести это на новый уровень, как во время председательствования Германии в Восьмерке добиться еще лучших результатов.
Я рада, что сегодня у нас самая значительная группа наших коллег из Германии, представителей НПО, которым предстоит в будущем году продолжить этот процесс. Мы очень надеемся на то, что он будет развиваться еще лучше, чем у нас. Мы будем помогать, готовы принимать в этом конкретное участие.
Для российских НПО ваше участие было очень важно, мы многому у вас научились. Это - первый наш опыт, и мы очень рады, что у многих наших коллег из России завязались дружеские, деловые отношения с представителями НПО из многих стран.
Я хотела сказать, что в процесс «Гражданской восьмерки» в этом году было вовлечено более двух тысяч НПО из многих стран мира.
Сегодня здесь присутствуют представители всех стран «восьмерки». При этом мы не ограничились лишь «восьмеркой». Вы все это знаете -вы участвовали в наших мероприятиях, форумах. В ходе реализации проекта в нашей работе приняли участие представители 58 стран, всех континентов.
Мы специально провели круглый стол по проблемам Африки. Мы считаем, что очень важно продолжить ту работу, которая была начата в области борьбы с нищетой, с бедностью.
Я хотела бы поблагодарить лидеров крупнейших глобальных НПО, включая Гринпис, Фонд Дикой природы, Оксфам, Международный Совет женщин, Сивикус, Социальный надзор, Международный союз потребителей и т.д. Для нас были исключительно важны их рекомендации.
Впервые помимо встречи НПО произошла отдельная встреча председателя большой «восьмерки» с лидерами крупнейших глобальных НПО. На ней обсуждался целый ряд важнейших вопросов.
Я совсем недавно встречалась с президентом, нынешним председателем «большой восьмерки». Он просил передать вам наилучшие пожелания, успехов в работе и сказал, что сдержит свои обещания. Он помнит о них и постарается их осуществить.
Наши глобальные организации обратились к нему с предложением посодействовать тому, чтобы в будущем году такая встреча с крупнейшими представителями НПО была не только с председателем «восьмерки», но и со всеми лидерами. Он сказал, что помнит об этом и проведет консультации с коллегами. Я надеюсь, что большинство из них согласится с этим. Есть большая вероятность, что в будущем году может произойти такая встреча всех лидеров «Группы восьми» с лидерами НПО. Во всяком случае, мы будем этого добиваться. У нас есть союзник в лице нашего президента, председателя «восьмерки» в этом году.
Я бы хотела также поблагодарить шерп всех государств «восьмерки». Многие мои коллеги из других стран отмечали, что российский шерпа работал с НПО много и открыто. Хорошо, что при его участии нам удалось встретиться со всеми шерпами.
Мы благодарим шерп всех стран «восьмерки» за то, что они были так открыты. Сегодня у нас присутствуют помощник шерпы из Германии господин Бертенбуш и представитель шерпы России господин Розанов. Все, что сегодня будет сказано, они услышат, и это будет продолжением нашего рабочего диалога.
Сегодня мы хотим осуществить символическую передачу эстафеты нашим коллегам из Германии того, что мы сделали. Мы придумали и сделали скромный шарик, внутри которого наша «Гражданская восьмерка». Я хочу по окончании нашей встречи передать его нашим германским коллегам. Пусть это станет для них напоминанием о нашем процессе и своего рода авансом. Это как поощрительный приз.
А теперь я передаю слово нашему коллеге из Канады господину Джону Киртону. Канадские коллеги оказали нам большую реальную помощь.

Джон Киртон.
Спасибо, Элла. Пять месяцев назад, мы собирались здесь с 700 коллегами со всего мира для того, чтобы сообщить Владимиру Путину о том, каких действий Восьмерки мы, лидеры НПО, ожидаем от саммита. Сегодня встреча лидеров Восьмерки в Санкт-Петербурге уже стала историей, а рабочий процесс стал более демократичным, благодаря вкладу всех участников. Сегодня мы подводим итоги встречи в Санкт-Петербурге. В конце 2006 года настал момент вспомнить, каких результатов мы добились в этом процессе и что еще нужно сделать. Первое, мы должны подумать, как мы будем дальше способствовать развитию процесса подготовки и проведения саммита для того, чтобы максимально соблюсти интересы гражданского общества, для обеспечения широкого участия институтов гражданского общества, эффективно координировать их работу с руководителями Большой Восьмерки. В конце этого года мы можем сказать, что мы разработали и продемонстрировали, как действует демократия в различных направлениях. В процессе Гражданской Восьмерки мы провели работу открыто, включили в диалог много людей со всего мира. Именно эта открытость, а также широкий масштаб деятельности стали основополагающим принципом, который вдохновляет нас на дальнейшую деятельность. Россия через Гражданскую Восьмерку смогла помочь всему российскому обществу, поддержать позицию российского правительства. Большая Восьмерка продемонстрировала, что в ней еще не хватает законности, т.к. она была еще недостаточно демократичной. В самом же российском обществе она способна сделать свой голос более звучным, чтобы вовлечь в процесс широкую общественность.
Большая Восьмерка 2006 года задала беспрецедентно высокие стандарты, и в дальнейшем организаторам процесса G8 будет нелегко соответствовать этим стандартам. Я хотел бы отметить пять новшеств.
Первое. Гражданское общество продемонстрировало свою активность, благодаря инициативе наших российских коллег и самой Эллы Памфиловой, которая организовала всех нас и начала эту работу еще до того, как Россия стала хозяйкой нынешней Восьмерки.
Второе. В течение всего года Гражданская Восьмерка поддерживает связи со всеми шерпами, включая американского шерпу. И это еще одно достижение Большой Восьмерки.
Третье. Мы смогли выслушать многочисленные советы, рекомендации в адрес руководителей Большой Восьмерки, что помогло нам в беседе с Президентом Путиным.
Четвертое. В этом диалоге участвовали 700 руководителей НПО, в том числе, глобальных НПО, которые приняли участие в открытом обмене мнениями в течение двух часов перед всей мировой прессой. Так что можно сказать, что каждый гражданин мира смог посмотреть, послушать, прочитать о том, что говорилось, и что было сделано на той встрече. Этот формат был, несомненно, неожиданным для многих. В ходе диалога президент Путин не только выслушал наши рекомендации, но и приветствовал наш вклад и поддержал ряд рекомендаций. Он обещал обсудить их со своими коллегами, отметил препятствия, способные помешать реализации этих рекомендаций. Он также сказал, что мы - союзники в процессе Гражданской Восьмерки. Именно в тот момент Восьмерка практически стала девятым участником саммита Восьми.
Пятое - то, что касается этой долгосрочной связи с гражданским обществом. Это проходило на двух уровнях, включая наше партнерство с африканским союзом и с представителями нашего шерпы. Это – важный вклад и мы будем продолжать начатую работу.
Все мы знаем, сколько целей мы поставили в этом году, и в ходе обсуждения мы можем задать еще более важный вопрос - какой вклад мы внесли, насколько он был результативен. Мне кажется, мы внесли вклад в три важных направления.
Первое, что касается публичности и участия. Был подготовлен ряд серьезных публикаций, было подготовлено очень важное заявление Владимира Путина как главы государства. После этого последовало заявление от Эллы Памфиловой, в котором было сказано о том, что мы хотим получить от саммита.
Второе. Элла Памфилова со своей командой присутствовала на саммите, проводила брифинги, давала интервью, включала в эту работу представителей правительства России. Два года в Си-Айленде, когда наши американские друзья принимали G8, организаторами саммита были ключевые фигуры, администрация Буша, но голос гражданского общества практически не был услышан. Это фундаментальным образом изменилось на саммите в Санкт-Петербурге.
Также очень важно, что господин Путин во время саммита находил время для встреч с журналистами. Это очень значимый опыт для нас.
Мы до сих пор ждем систематизированного отчета о том, что действительно было подготовлено к Восьмерке. Но до того, как мы получим результаты исследования, уже можно отметить три момента.
Первое. Что касается конечного документа председателя, в нем была признана роль гражданского общества на гораздо более высоком уровне, чем когда-либо на предыдущих саммитах. Изначально он задумывается как документ, который отражает позиции, обсуждаемые лидерами. Поэтому присутствие в документе точки зрения гражданского общества очень важно.
Второе. Очень важно, что присутствие гражданского общества было признано значимым для прогресса в вопросах энергетики и образования.
Третье. Что касается приоритетов, сейчас мы можем серьезно сказать, что в области энергетической безопасности внесли вклад, который изменил ситуацию в лучшую сторону.
Партнеры получили сначала концептуальный документ по энергетической безопасности. В нем недостаточно отмечалась важность обеспечения безопасности окружающей среды. Через несколько недель, когда мы начали проводить наши семинары, вопрос окружающей среды и энергетической безопасности занял более важное место и стал центральным вопросом, который мы внесли в процесс обсуждения Восьмерки. Благодаря усилиям Гражданской Восьмерки, документ по энергетической безопасности начинается теперь именно с признания важности охраны окружающей среды. Хотелось бы еще раз поблагодарить Президента Путина за его историческое решение перевести маршрут прокладки одного из самых крупных нефтепроводов, чтобы сохранить окружающую среду.
Хочу теперь перейти к общим вопросам.
Первое, нам по-прежнему нужно воздействовать на лидеров, чтобы они еще больше признавали важность участия гражданского общества и НПО, в частности, в решении вопросов энергетики частного сектора. Что касается инфекционных заболеваний, здесь также важно уделить больше внимания деятельности гражданского общества. В этом направлении есть определенный прогресс по сравнению с работой в Си-Айленде. Мне кажется, что Путин и его коллеги по Восьмерке имеют желание поддерживать эту коалицию с нами в ближайшие годы. Нам нужно сделать все возможное для того, чтобы наша роль была признана. Нам нужно привести собственную оценку и понять, чего мы смогли добиться. Есть некоторые проблемы, например, у нас есть особая обязанность наблюдать за тем, чтобы рекомендации, которые мы сделали, приводились в реальное действие. Мы должны участвовать в процессе формулировки тех вопросов, которые будут рассматриваться на саммитах. На мой взгляд, особенно важными являются вопросы климата, Африки и гендерного фактора. Над этим будет вестись работа и на германском форуме. Позиция по Африке была действительно услышана. Очень важным стал и вопрос перечисления денег. Есть еще один важный элемент. Сейчас мы больше знаем, благодаря докладу Стерна и нашему личному опыту, что на планете идет потепление, что льды тают, леса умирают. Мы не можем потратить еще год на то, чтобы просто сидеть и ничего не делать. Сейчас Германия хочет сделать этот вопрос одним из ключевых на саммите. Мы ставим в качестве центрального также вопрос равенства полов. Хотелось бы, чтобы эта тема присутствовала и на следующем саммите.
Исходя из нашего опыта, нам нужно помнить о важнейших принципах. Первое, мы не можем начинать с нуля каждый год. Второе, это должен быть всеобъемлющий принцип - все части гражданского общества, все слои должны участвовать в нем. Необходимо, чтобы мы работали вместе, а не дублировали ту работу, которая проводится другими структурами гражданского общества. Пять месяцев назад мы встречались здесь и говорили об этом. Элла Памфилова говорила, что это один из основных принципов.
Нам нужно сделать этот процесс результативным. Особенно это важно для тех вопросов, которые имеют особое влияние на жизнь людей в международном сообществе. Для успеха процечча очень важным явилось то, что Элла Памфилова вела этот процесс с самого начала. Я разделяю мнение присутствующих о том, что ее участие и личные качества дали нам действительно хорошие результаты и личное удовольствие от общения. Мы надеемся, что наша работа с Вами не закончена. Я очень признателен за этот диалог.

Александр Аузан.
Главные результаты 2006 года заключаются не в воздействии на саму Большую Восьмерку, а в том, что происходило и происходит между нами. Силы нашего воздействия на Большую Восьмерку зависят от того, насколько мы можем решить наши внутренние вопросы. Я буду говорить о том, как задумывался этот процесс, о том, что получилось в итоге, и о том, что хотелось бы посоветовать нашим коллегам.
Мы исходили из двух предпосылок. Из предположения, что Большой Восьмерке нужны контакты с гражданским обществом. Мне кажется, это правильное предположение, т.к. правительствам всегда нужны обратные связи для того, чтобы принимать решения. С другой стороны, Гражданская Восьмерка – влиятельный орган, решающий вопросы не только восьми стран, но не имеющий легитимности для принятия таких решений. Эта легитимность может создаваться только через выработку общих отношений обществ к большой Восьмерке. Те способы воздействия гражданских обществ на Восьмерку, которые существовали, нужны, но сегодня они недостаточны. Мы ценим деятельность наших коллег из социального форума и движения Порту-Алегри. Такое давление должно осуществляться и на международной арене, и внутри страны.
Наша задача заключается в следующем: то, что родилось в ходе обсуждения и деятельности гражданских обществ разных стран, положить на стол переговоров и сделать это фактором принятия решений на государственном и межгосударственном уровне. Исходя из этих предпосылок, мы пытались выстроить консультационный процесс на основе трех ключевых проблем.
Во-первых, проблема представительства интересов различных групп гражданского общества и выработка механизмов этого представительства.
Во-вторых, как соединить профессионализм предложений с этими интересами, которые и являются движущей силой переговорного процесса со стороны гражданского общества.
В-третьих, как обеспечить эффективность самого переговорного процесса, учитывая, что с другой стороны стола присутствуют люди, облеченные властью. А нам нужно учесть интересы различных групп гражданского общества.
Какие решения были найдены в 2006 году по этим ключевым проблемам?
Во-первых, координационная схема, которую мы попробовали в 2006 году, включала Международный Консультативный совет и Национальную рабочую группу, но в ней были еще два важных элемента - электронный способ общения с большим кругом гражданских организаций и клуб сетевых гражданских организаций.
Вторая проблема связана с сочетанием профессионализма и ангажированности, потому что, если мы не продвигаем реальные интересы, а занимаем нейтральную позицию, то мы – наблюдатели, а не представители гражданского общества. Непросто было сочетать усилия экспертов и активистов из гражданских организаций. Но эта проблема была решена благодаря тому, что мы применили цепочку различных организационных форумов. И такое взаимодействие было построено.
Эффективность переговоров должна измеряться результатом, а результатов хотелось бы видеть больше. Но все-таки были найдены важные организационные решения. Мы начали диалог не с отдельным шерпой страны-председателя, а со всеми шерпами, потому что нормальные переговоры получаются в том случае, когда по обе стороны стола представлены люди с разными интересами. Это повышает переговорную силу гражданских обществ. В мае на узкой встрече с шерпами шел более чем откровенный разговор, потому что та форма диалога, которая была найдена, оказалась деловой.
Что у нас не получилось? Я говорю о тех идеях, которые возникли в развитии консультационного процесса, но оказались нереализованными.
Во-первых, мы добились признания шерпами процедуры участия гражданских обществ в формировании повестки дня следующего года, когда мы предлагаем набор вопросов и хотя бы один вопрос Большой повестки окажется нашим. Но реализовать это не удалось. Видимо, нужен сложный организационный процесс для того, чтобы мы подошли с согласованными предложениями Согласование на уровне гражданских обществ - более сложный процесс, чем согласование на уровне правительств. Поэтому такой процесс нужно начинать на старте.
Во-вторых, нам не удалось в этом году встретиться с главами восьми государств. В будущем надо постараться реализовать эту форму. Встреча большой Восьмерки с представителями гражданских обществ должна носить деловой характер.
В-третьих, мы сделали первые шаги по связи с бизнесом. Но интересы гражданского общества и бизнеса не тождественны, хотя и пересекаются по ряду вопросов, имеют совпадения и противоречия. Нам нужно найти форму таких отношений с мировым бизнес-сообществом, который позволяла бы сверять часы и выяснять, в чем мы совпадаем и можем действовать совместно, осуществляя давление на правительства большой Восьмерки. Ключ воздействия гражданских обществ на правительства - в том, как мы осуществляем контроль принятых решений. Важно отслеживать, что реализуется из обещаний, сделанных большой Восьмеркой. Вопросы планирования повестки дня - длительные процессы. Внутри нашего координационного механизма нужен дополнительный элемент, который занялся бы планированием повестки дня не 2007 года, а 2008-2009 годов. Давайте подумаем, не стоит ли создать внутри наших организационных структур Комитет стратегического планирования, в который были бы делегированы по два-три человека от каждой национальной группы для того, чтобы заниматься перспективным планированием на 2008-2009 годы. В сочетании с мониторингом это создаст возможность принципиально иного воздействия на решения Большой Восьмерки.

Регина Гюнтер.
У всех у нас разный опыт, разные идеи, однако мы смогли согласовать общие рекомендации. Президент Путин встретился с нами, выслушал и обсудил рекомендации с гражданским сообществом. Кто бы мог ожидать, что российское председательство в Восьмерке поднимет на новый уровень гражданское сообщество? Многие члены германской администрации в настоящий момент стараются добиться такого же уровня вовлеченности общественности в ходе своего председательствования. Нам необходимо понять, добились ли мы каких-либо политических прорывов. Президент Путин выслушал нас, но когда мы прочитали декларацию саммита, есть ли там наши рекомендации, мы поняли, что нам предстоит еще очень долгий путь, чтобы добиться выполнения наших целей. Саммит Восьмерки – это саммит не только самых сильных руководителей, но и своего рода саммит самых проблематичных руководителей мира. Важнейшая тема – изменение климата. Практически весь мир ратифицировал Киотский протокол. И это очень важный шаг для глобальных коллективных действий по выправлению ситуации с изменением климата. Но президент Буш постарался убить этот протокол. Это ему не удалось, но он смог замедлить процесс. И мы потеряли время в нашей борьбе с опасным феноменом изменения климата. Позиция американской администрации стала важнейшей причиной, почему Восьмерка не смогла пока ничего подготовить по вопросу изменения климата или альтернативных сценариев энергетики. В июле мы согласовали наши рекомендации. Мы предлагаем содействовать инвестициям в различных областях энергетики. Призываем США, как главного загрязнителя атмосферы, принять меры, чтобы сократить объемы выбросов. Результаты саммита были лучше, чем предыдущие. Восьмерка готова расширить использование разведанных запасов углеводорода с тем, чтобы лучше использовать энергетические ресурсы. Мы не можем добиться выполнения цели по изменению климата не более чем на два градуса по Цельсию, если произойдет то, что записано в этой декларации. Климат и энергетика будут в центре внимания Восьмерки в Германии. Нам требуется работать очень активно не только с немецким правительством, но и со всеми правительствами Восьмерки. Необходимо подготовить политический результат, который был бы ближе к нашим рекомендациям. Для того, чтобы изменения стали возможны, необходима более сильная воля политиков. Мы должны убедить наших лидеров, что общество не примет ядерного решения. Ангела Меркель провозгласила, что помимо климата и энергетики есть и другие темы. Защита интеллектуальных прав будут одной из таких тем. Промышленно развитые государства всегда пытались расширять применение интеллектуальных прав через ВТО. Но мы знаем, что ВТО в настоящий момент раздирают споры между развитыми и развивающимися странами. Право на интеллектуальную собственность – не просто техническая проблема, связанная с торговлей, это - угроза для решения ряда других вопросов, которые мы согласовали в ходе работы над рекомендациями в июле.
Расширение патентных прав повысит контроль некоторых многонациональных компаний над безопасностью продуктов, если будут введены патентные права на семена. Мы просим, чтобы права на интеллектуальную собственность были более гибкими. Это отражало бы уровень развития различных стран. Права на интеллектуальную собственность не должны негативно сказываться на правах человека и т.д.
То, что вопрос Африки высоко стоит в повестке дня, - наше достижение. Это показывает, что если мы объединены, то мы можем добиться успехов, изменить процесс в лучшую сторону. НПО за экологию развития проведет конференцию в апреле 2007 года в Бонне. Во второй раз шерпы встретятся с представителями общественности. Есть много нерешенных вопросов, особенно в финансовой сфере. Мы планируем провести на саммите мероприятие, которое продолжит успехи, достигнутые здесь. Благодарю за ваши усилия по интегрированию НПО в повестку председательства России в Восьмерке.

Виктория Панова.
Я хотела бы продемонстрировать, что основа гражданского общества заключается в том, что не только Гражданская Восьмерка должна слушать нас, но и решения Гражданской Восьмерки влияют на нашу работу, потому что общество основано на инновациях. Лидеры Большой Восьмерки просят гражданское общество, академические круги, экспертное сообщество создать исследовательскую сеть по улучшению стандартов образования. Мы разделили исследование на два направления.
Первое, это техническое сотрудничество. Здесь достигнуты определенные успехи.
Второе направление - попытка проанализировать, какие наши рекомендации были приняты в расчет.
Другой вопрос – это глобальная экология. И гражданское общество, и Большая Восьмерка поддержали этот вопрос, но рассматривали его роль по-разному. Мнение гражданского общества иногда совпадало с мнением некоторых участников Большой Восьмерки, например, по поддержке рыночных механизмов. Этот вопрос совпадал с западными партнерами России.
Но основные разногласия по этому вопросу были связаны с ядерной программой. Здесь даже в рамках Большой Восьмерки существуют два полностью противоположных мнения. Россия поддерживает эту программу. А у Германии противоположная позиция. И в документах мы видим противоречивые концепции.
Таким образом, мы видим, что в рамках Большой Восьмерки могут возникать разногласия. Развитие в этой области внесет свой вклад в обеспечении глобальной энергетической безопасности. Но призывы по свертыванию всех планов по увеличению количества атомных реакторов были игнорированы Большой Восьмеркой. А ее предложения по разработке инновационной ядерной системы игнорировались нами.
Путин выразил поддержку мнения гражданского общества и согласился с некоторыми положениями, но его заявления не были включены в процесс обсуждения, т.к. остальные партнеры с этим не согласились. По вопросам ядерной политики он занял жесткую позицию.
В сфере образования Большая Восьмерка не предложила каких-либо инициатив, которые совпадали бы с идеями гражданского общества. Большая Восьмерка говорила о необходимости развития образования для экономической сферы, а гражданское общество рассматривало образование как основное условие глобальной безопасности. Италия совместно с ЮНЕСКО провела форум по этому вопросу, но больше ничего в этой области сделано не было.
Многие инициативы гражданского общества не рассматривались. Что касается борьбы с инфекционными заболеваниями, правительства не могли выступать против крупных фармацевтических монополий, не могли идти против прав на интеллектуальную собственность. А именно в этом заключается основное препятствие на пути к облегчению доступа беднейших стран к генерикам. Но вопрос генериков вообще не попал в повестку дня ни Большой Восьмерки, ни гражданского общества.
Согласие правительств Большой Восьмерки сотрудничать с гражданским обществом существует. Например, глобальный фонд по борьбе с о СПИДом, малярией и туберкулезом. Все страны в своих финальных документах выделили отдельное финансирование.
В этих документах было сказано, что открытие рынков - важный фактор на пути к развитию. Однако не было рассмотрено мнение гражданского общества о том, что должны быть некоторые исключения. Например, в сельском хозяйстве и других областях необходимо вводить механизмы по защите мелкого бизнеса.
Гражданское общество говорило о дополнительных 15 миллиардах долларов для развития Африки к 2015 году. Но Большая Восьмерка не обратила на это внимания. В Детройте удалось некоторых успехов. После саммита было списано 90% долга Малави и Нигерии. Но Большая Восьмерка часто списывает долги не беднейшим странам, а странам, с которыми выгодно работать. Например, Нигерия – страна с богатыми природными ресурсами.
Некоторые предложения гражданского общества не могли быть рассмотрены лидерами Большой Восьмерки без серьезной подготовительной работы. Я говорю о рекомендациях гражданского общества использовать кризис международных финансовых институтов, например, МВФ, ВТО. Большая Восьмерка не может начать рассмотрение такого серьезного вопроса как изменение международной финансовой архитектуры без серьезной подготовительной работы. В 1995 году была сделана такая попытка, были внесены некоторые изменения, но для этого должно было произойти несколько серьезных кризисов.
Россия благодаря усилиям гражданского общества смогла вынести вопрос Африки на новый уровень. На октябрьской встрече было налажено прямое взаимодействие, мы собрали активистов НПО, которые вели диалог с Непалом.
Представители гражданского общества по-прежнему ждут каких то конкретных действий по их рекомендациям, например, в области доступа к информации.
Мы видели, что Восьмерка готова взаимодействовать с гражданским обществом. Но этого не произошло. Глобальный форум партнерства между государством и бизнесом в борьбе с терроризмом существует. Бизнес – это часть общества, но лишь один его сегмент. И поэтому обещание активного диалога остается нереализованным. Большая Восьмерка и гражданское общество должны были больше задействовать в этом процессе ООН.
Большое внимание было уделено бизнесу. Восьмерка хотела бы вовлечь бизнес. Но, может быть, бизнес использует Восьмерку для того, чтобы удовлетворять свои интересы. Иногда кажется, что при подготовке саммита лидеры обсуждали не столько национальные интересы, сколько интересы большого бизнеса. Но официально эти инициативы в документах Восьмерки отражены не были.
Вопроса о правах человека в документах не было. Это можно объяснить тем, что это не относилось к числу приоритетов. 28 рекомендаций гражданского общества получили отражение в документах Восьмерки. Но большая часть из них - это декларативные заявления.
При проведении социологических опросов в восьми странах выяснилось, что наибольшую озабоченность вызывают вопросы терроризма и инфекционных заболеваний. В Германии – вопрос о правах человека.

Андраник Тангян.
Я хотел обсудить будущие стратегии на рынке труда. В Евросоюзе обсуждается политика флексекьюрити, которая приобрела культовый характер. При анализе оказалось, что это - очередной трюк, с помощью которого богатые опять пытаются надуть бедных. Это - механизм перераспределения привилегий на пользу предпринимателей. Получается так, что предприниматели получают преимущества за счет того, что им предоставляется возможность ослабить трудовое законодательство, снизить тарифы и т.д.По существу, государство берет на себя функции обеспечить пропаганду этой политики, обеспечить дополнительные социальные затраты на проведение этой политики, а платит за это налогоплательщик. Т.е. те преимущества, которые получают фирмы, оплачиваются из карманов людей, чьи интересы в рамках проведения этой политики, как раз ущемляются. Т.е. эксплуатация остается, а активным посредником является государство. Мое предложение состояло в том, чтобы осветить эту проблему, выдвинуть предложения, как эту ситуацию можно исправить, предостеречь Россию от того, чтобы она не шла по этому пути. Германия хочет поставить флексикьюрити в повестку дня президентства Германии в Евросоюзе. Было бы неплохо, чтобы Россия заявила свою позицию по этому вопросу.

Владимир Захаров.
… И по форме, наверно удалось многое сделать, или хотя бы заложить основы для этого. А вот для конкретных свершений нужна большая скрупулезная работа. В этом плане мне хотелось бы сказать об определенной инициативе, которую сейчас разрабатывает Общественная палата РФ. Вы помните, что на предыдущем саммите была заявлена тема, которая, наверно, непреходяща - она все время должна быть под пристальным вниманием – это энергетическая безопасность. Саммит показал, что все согласны с важностью темы, были приняты определенные политические декларации. Но многие согласны, что не стоит ожидать, что что-то произойдет в нужном нам позитивном направлении. Мы все равно должны делать что-то устойчиво, мы должны вписывать наши потребности в возможности планеты.
Мы можем сколько угодно говорить об энергетической безопасности, но нужны конкретные рекомендации: что же делать на национальном и международном уровне. В этой связи Общественная палата выдвинула инициативу, и мы будем ее реализовывать. В феврале следующего года в Москве пройдет международная конференция «Глобальная безопасность и устойчивое развитие».
Когда в этом году шла речь о саммите по энергетике, наши экономисты продолжили эту цепочку и сказали: «Энергетика и экономика». После этого наши экологи продолжили эту цепочку –«Энергетика. Экономика. Экология»
Нам кажется, что будет очень важно провести международную конференцию с тем же сочетанием, только в обратном направлении и начать с экологии, говорить об экономике и соответственно решать проблемы энергетики. Поэтому я всех призываю к сотрудничеству в этом направлении 12-13 февраля. Предполагается, что конференция будет продолжаться два дня. В первый день будет обсуждаться проблема устойчивого развития – что же нам здесь действительно нужно? Как это назвать, чтобы это всех устроило? Во второй – это собственно энергетика, где будем говорить уже не о декларациях, которые ясны, а о практических рекомендациях, как на национальном, так и на международном уровне. Если дать такие практические рекомендации, то мы решим поставленные цели. На пути к этому мы проводим российско-американский семинар в Вашингтоне. В январе будет такой семинар в Москве, чтобы затем вывести все это на международный уровень.

Питер Хайнал.
Я бы хотел высказать несколько отрывочных комментариев свете того, что говорили предыдущие выступавшие. Во-первых, я бы хотел поблагодарить Эллу Памфилову.
Я хочу также привлечь ваше внимание к важности усиления координации, о чем уже говорили выступавшие ранее. Гражданское общество настолько разнообразно, что координация кажется некоторым недостижимым идеалом. Однако такое разнообразие является продуктивным моментом, что и доказано тем подходом, который в этом году заняло руководство Гражданской Восьмерки.
Я бы хотел сказать об альтернативных саммитах. Это еще один подход. Имеется множество таких примеров, но в этом году альтернативный саммит вызвал некоторое разочарование. Он натолкнулся на оппозицию, не столько в смысле диалога с Восьмеркой, но в другом смысле.
Другим важным саммитом является тот, который был проведен в Бали. Это - саммит бедных слоев населения. Я думаю, что в заключении я бы, наверно, отметил следующее. Не знаю, как четко это обозначить, но мой коллега, профессор Киртон, уже говорил о том, что отражено, что не отражено в публичных документах Восьмерки. Остается вопрос – до какой степени эти документы отражают то, что происходило в зале. Это - комментарий к тому, что сказал В. Путин о том, что он разделяет мнение по поводу гражданского общества. Но то, как на это отреагировали его коллеги, нам неизвестно.

Мартин Найджел.
Я думаю, что сегодня у нас есть великолепная возможность и одновременно вызов. Заключаются они в том, что необходимо сохранить динамику движения и перенести эту динамику в энергичное продолжение наших усилий в следующем году. Я бы хотел подчеркнуть, что существует опасность замедления этой динамики.
Нам потребовалось пройти большой путь, начиная с 1999 года, чтобы достичь той стадии, на которой мы находимся сейчас. Это произошло не сразу – потребовались определенные усилия. Сегодня есть доверие к нашей работе, и мы не должны терять его.
С самого начала мы говорили о принципах, мы говорили о том, чего мы не должны терять. Но есть риск следующего характера – мы не ставим под вопрос законность того, что лидеры Восьмерки могут заседать так, как они пожелают. Но у нас с самого начал был вопрос – идет ли речь о диалоге с вами, чтобы укрепить механизм Восьмерки? Каждый раз, когда мы проводим мониторинг принятых решений, мы рассчитываем на более эффективное средство реализации этих предложений. Мы не хотели бы, чтобы Восьмерка стала каким-то супер-органом. Второй принцип, который мы провозгласили с самого начала, заключается в том, что в ходе встреч с шерпами мы сохраняем конфиденциальность – мы встречаемся за закрытыми дверями и ведем открытый конструктивный диалог. Мы, как гражданское общество, должны использовать наш потенциал для расширения такого диалога. Третий принцип, который мы выдвигали в различных формах, заключается в том, что мы не являемся представителями гражданского общества и не можем претендовать на это. Мы – собрание различных групп, пользующееся в своей работе наилучшими из возможных источников.
Мы с самого начала говорили о средствах, с помощью которых лидеры Восьмерки могут нас услышать. Это - вопрос о том, что участвовать должны представители гражданского общества не только из стран Восьмерки. У такого диалога имеются все расширяющиеся механизмы. Мы можем посещать различные страны, и мы планируем делать это в дальнейшем. Мы хотели особенно слышать голос с Юга, услышать, насколько решения Восьмерки важны для Юга. Нам необходимо обеспечить взаимодействие с Югом.
У нас остается немного времени сегодня, чтобы поговорить об этом, но я хотел бы сделать еще пару замечаний. Когда мы говорим об этих принципах, я думаю, что очень важно помнить о том, что была инициатива Восьмерки подключить к работе другие элементы гражданского общества. Сейчас у нас отличные отношения с учеными кругами, с деловым сообществом. Мы знаем, что со стороны представителей трудового население участие, может быть, было не очень, но все-таки этому надо уделять внимание.

Джесс Гарсия.
Я хотел бы в качестве представителя африканской диаспоры поблагодарить всех за организацию этого мероприятия. Трансперанси Интернэшнл является глобальной организацией по борьбе с коррупцией и включает в себя более сотни стран. Я представляю центральную организацию и ее немецкое отделение.
Я хотел бы упомянуть пару вопросов в рамках повестки дня, который гражданское общество ставит перед Восьмеркой. Эта повестка дня и так перегружена. Есть два-три дополнительных момента, которых мы упоминали в прошлом и представляли на рассмотрение Восьмерки.
Первое. Конвенция ООН по борьбе с коррупцией. Эта конвенция была подписана в декабре 2003 и вступила в силу в 2005. Еще несколько стран не ратифицировали эту конвенцию, включая Германию. Мы будем настаивать на ее ратификации все большим и большим количеством стран. Конвенция является очень важным документом по борьбе с коррупцией. Помимо ее ратификации мы должны ввести механизмы мониторинга, поскольку нужно эффективный мониторинг, а не просто слова.
Второе. Вопрос, который касается прозрачности деятельности добывающих отраслей. Речь идет о прозрачности в отношении того, что страны получают от использования своих природных ресурсов. Необходимо расширить участие народов в получении благ от использования природных ресурсов. Есть такая инициатива, но она осуществляется ограниченным количеством стран, поэтому мы призываем к оказанию давления со стороны большего числа стран.
Третье. Необходимо говорить также и о разграблении активов, ликвидации убежищ, борьбе с отмыванием средств в мировом масштабе.

Эммануэль Арго.
Я хотел бы от имени африканцев приветствовать вас и обратить ваше внимание на такой важный момент, как компенсация диаспорам во всем мире. Учитывая цифры, которые приводятся Всемирным банком, речь идет о 80 млрд. долларов, которые должны поступить на обеспечение нужд африканской диаспоры. Мы являемся организацией, которая имеет определенные экономические рычаги, но проблема в том, что когда мы направляем такие деньги в Африку, 25% комиссионных уходит на другую сторону. Мы хотим легализации этого процесса, и хотим обсудить его в Германии как приоритетный.
Африканцы впервые выступают не с протянутой рукой – это наши деньги, и я надеюсь, что они должны к нам вернуться. Речь идет о создании фонда развития для оказания помощи малым и средним предприятиям и развитию практических навыков. Кто будет руководить этим фондом? На этот счет мы будем говорить с региональными органами. Один из коллег из мирового банка также будет входить в руководящий совет для контроля того, куда тратятся деньги.

Лаура Финн-Элонен.
Обсуждение, проходившее в течение трех лет, помогло затронуть многие вопросы, которые мы считаем очень важными, – вопросы энергетики, изменения климата, нищета, вопросы Африки, образования и т.д. права человека был один из важных вопросов. Я хотела бы отметить важность продолжения этого процесса. Гендерный вопрос является очень важным, особенно если говорить о нищете. Надеюсь, что такие вопросы будут включены в список конференции. Если будет необходимость, мы пригласим экспертов из Международного совета женщин. Я думаю, что диалог между НПО и лидерами стран должен продолжаться.

Филиппо Аддарии.
Мы много слышали о возможностях гражданского общества оказать влияние на Восьмерку. Нам нужно иметь какие-то силы в гражданском обществе – более профессиональное гражданское общество будет более сильным. Я бы предложил Вам, Элла Александровна, возглавить этот процесс.

Элла Памфилова.
Я бы сказала, скоординировать. Спасибо.

Оливье Жискар д’Эстен.
Я представляю организацию КОПАМ - Комитет за мировой парламент. Мы являемся международным комитетом, своего рода экососом в своей стране, в мире.
Мы хотели бы добиться постоянного присутствия среди правительств.
Роль экососа состоит в выдаче рекомендации, они не могут издавать законы, но они представляют союзы, деловые союзы и гражданское общество.
Если Восьмерка прежде чем принимать важные политические решения могла бы прислушаться к советам гражданского общества на законных основаниях, то это было бы большим шагом вперед.
Я был весьма впечатлен докладом г-жи Пановой. Это как раз то, что нужно – увидеть, понять, что происходит с нашими рекомендациями.
Они могут быть отвергнуты правительствами Восьмерки, могут быть изменены, просто не услышаны. Но, возможно, одно из наших предложений окажет влияние, и они скажут: Да, вот к этому есть смысл прислушаться.
Мы не можем четко измерить влияние, которое оказываем. Но я очень обрадован тому, что те идеи, при зарождении которых я присутствовал, сегодня завоевывают умы многих.
И мое первое послание Германии – логически следовать продолжению повестки Санкт-Петербурга.
Конечно, всегда приятно включать в повестку что-то свое, новое. Но не забывайте, что Россия включила в обсуждение очень важные вопросы, которые мы так ожесточенно обсуждаем.
Вторая рекомендация. Что означает сближение с гражданским обществом? Оно не должно ограничиваться лишь малой частью вопросов.
И третье предложение. Я бы предложил организовать секретариат, чтобы в рамках Восьмерки решать вопросы. Такой секретариат будет отражать не национальную позицию, а выступать от имени всех стран – отражать глобальную позицию.

Бил Пейс
Я представляю здесь две группы – Всемирное федеральное движение и Фонд глобальной политики, а также Коалицию международных уголовных судов. Я представляю НПО, которая занимается вопросами мира и правопорядка много лет. Многие из нас занимались созданием комиссии по устойчивому развитию, но это оказалось делом не успешным. Международный уголовный суд, в котором Коалиция гражданского общества выступала особенно ярко, была хорошим явлением. Мы занимались вопросами геноцида, чтобы защитить людей. Мы разрабатываем положения на основе реформ ООН- 2005, особенно в том, что касается создания комиссии по установлению мира и дальнейшие мероприятия по развитию процесса реформирования безопасности. Я не смог присутствовать на заседании в июле, так как мы проводили официальные консультации с судьями международного уголовного суда. Свыше 55 стран работали в составе совета международных уголовных судов. Эти встречи в рамках Восьмерки часто напоминают мне историю известных врачей, которые объединились, чтобы провести очень сложную операцию. После этого они благодарили друг друга, хвалили друг друга, а когда их спросили про пациента, они ответили: «К сожалению, он умер». Восьмерка – исключительный, неформальный механизм. Я думаю, хорошо, что он является неформальным. Для правительств очень важно встречаться, вести диалог и обсуждать различные вопросы. В этих целях такие рамки очень ценны, но было бы большой ошибкой для гражданского общества вносить те формальные предложения, чтобы Восьмерка стала механизмом глобального управления на законных основаниях. Мне кажется, для гражданского общества очень важно постараться ограничить ожидания достижений, которые мы хотим достичь в результате нашей встречи, так как мы хотим, чтобы наше совещание в экономическом плане охватывала все вопросы повестки дня. Я думаю, мы тогда скатимся на менее значительные результаты. Я не теоретик, не ученый. Моя организация разработала специальные знания по созданию коалиции с тем, чтобы решать глобальные вопросы. Особенно вопросы глобального управления, тем самым мы пытаемся демократизировать общество в глобальном направлении. Даже великие национальные демократии боятся противников, оппозиционеров, потому что они требуют большей прозрачности, ответственности. Работа организаций ограничена, у нас наиболее эффективная стратегия, которую можно использовать в глобальном плане, например, в рамках международного уголовного суда. Мы добиваемся конкретных результатов, скажем, мы устанавливаем партнерство между гражданским обществом Севера и Юга, но также проводим неформальные партнерства с местными органами власти Севера и Юга. Восьмерка не занимается такими вопросами.
Надеюсь, мы рассматриваем Восьмерку как механизм неофициальных дискуссий, в которых участвует правительство. Они не должны быть исключительными и должны ограничиваться 2-3 вопросами, решая которые, мы можем добиться результатов. Тогда мы сможем продвигаться вперед.

Авет Хачатрян.
Наша организация «Трансатлантические партнеры против СПИДа» участвует в Восьмерке с самого начала, и мы чрезвычайно довольны теми результатами, которые были получены. Сегодня я представляю не только нашу организацию, но и в какой-то степени бизнес-коалицию против ВИЧ, СПИДа, туберкулеза и малярии.
Хотелось сказать несколько слов об участии бизнеса. Глобальная бизнес-коалиция, с которой ТППС объединили усилия, является организацией гражданского общества, которая координирует усилия более 200 компаний по всему миру, участвующих в борьбе со СПИДом, туберкулезом и малярией. Мне кажется, что участие бизнеса в реализации подобных проектов выходит далеко за рамки финансирования. Коалиция бизнеса является моделью, которая может быть рассмотрена как модель, воспроизводимая в других секторах, не только в области инфекционных заболеваний.
Второй момент. Я бы хотел сказать о роли гражданского общества. Мне кажется, одной из возможностей подчеркнуть роль гражданского общества является демонстрация масштабов гражданского общества, масштабов работы общественных организаций. Если приводить в пример Россию и наш пример борьбы с ВИЧ/СПИД, то у нас есть общественные организации, которые успешно осуществляют проекты стоимостью десятки миллионов долларов. Мне кажется, об этом нужно больше говорить, об этом должны знать правительства.

Виктор Менотти.
Я представляю НПО США. Хотелось бы поделиться некоторыми размышлениями и выразить благодарность за то, что меня пригласили в Москву.
Я был удивлен тем, что было в июле. Я не представляю Джорджа Буша, сидящего два часа с НПО, слушающего и дающего продуманные ответы.
Конечно, всем нам было очень тяжело оттого, что произошло в 2001 году в Генуе, когда в результате трагической ситуации погиб один человек. Нужно вернуть доверие к этому процессу. Мы всегда думаем о том, чтобы не оказаться жертвами какой-либо манипуляции и не быть использованными для каких-то целей.
Здесь есть связи с другими российским организациями, которые процветают, которые очень хорошо работают. Я знаю, что не всегда есть достаточные контакты с российским гражданским обществом, но я вижу, что эти контакты развиваются, что некоторые лидеры гражданского общества участвуют в международных мероприятиях.
Мы говорили в июле о важности участия России в таких соглашениях. Мне кажется, мы сами здесь способствуем этому процессу. Хотелось бы сказать, что этот процесс должен поддерживать основные процессы, которые идут в гражданских обществах по всему миру. Мы должны общаться с международным институтом МВФ, Всемирным банком и другими организациями.
Мне кажется, что в Германии можно добиться еще более конкретных результатов. Те, кто представляет суть процесса переговоров с ВТО, понимают, что есть определенные аспекты, на которых нам необходимо сконцентрироваться.
Очень важен энергетический аспект. Думаю, не нужно использовать ВТО, чтобы распространять энергетическую проблематику. Мне кажется, в каждой стране свои энергетические вопросы. Что касается энерготоваров, не нужно на этом слишком сильно концентрироваться. Есть процесс Киотского протокола о сокращении выбросов. Здесь тоже нужно продвинуться вперед. Что касается ВТО, оно снова на тех предложениях, что 17% газа и нефти принадлежат ряду стран, в частности, России и странам Ближнего Востока. Здесь главный вопрос - снижение тех барьеров, которые мешают доступу к газу и нефтяным ресурсам. Есть позитивное международное сотрудничество, есть предложения по созданию международного агентства по обновляемой энергии. Это - конкретные шаги и механизмы, которые можно использовать для финансирования обмена нужными технологиями.
Сейчас в США просматривается очень сдержанная позиция. Хотелось бы, чтобы здесь были изменения. В принципе, в США наблюдается движение к обновляемой энергии. Я надеюсь, что вскоре мы увидим позитивные сдвиги. Мне кажется, у нас должны быть очень амбициозные планы на следующий саммит.

Олег Гизатуллин.
Я хотел сделать маленькую реплику по поводу участия бизнеса в таких мероприятиях. Я бы сказал, что все государства, все бюджеты питаются плодами деятельности бизнеса, поэтому его надо определенным образом учитывать. Если Карл Маркс 200 лет назад отмечал противоречие между трудом и капиталом, то сейчас я говорю о сотрудничестве труда и капитала. Когда бизнес участвует в таких мероприятиях, мы все говорим о том, чего не хотим, хотя не совсем понимаем, чего хотим. Мне казалось, что задача нашего гражданского форума - понятие цели. Какой должна быть планета через 50-70 лет? Когда корпорация делает бизнес-план, мы всегда ставим себе цель, которая чем-то измеряется. Мы говорим, мы не хотим СПИДа, мы не хотим туберкулеза, но мы не говорим, какое здоровье мы хотим иметь через 50-70 лет. К примеру, у меня ребенок заболел ветрянкой. Это хорошая болезнь или плохая? Считается, что это детская болезнь, надо переболеть – он будет крепче. Так мы хотим, чтобы через 50-70 лет не было ветрянки или чтобы они были и укрепляли иммунитет?
Опять же вопрос интеллектуальной собственности, защиты. Это косвенно вопрос бизнеса, вопрос прав, вопрос заработка. Что мы хотим иметь через 100 лет? Как инновации будут достигать до потребностей каждого человека? Не бесплатно, разумеется, но они должны быть доступны. Задача форумов состоит в том, чтобы понять, чего же мы хотим. Здесь надо привлекать ученых, экспертов. Какая энергетика ждет нас через 100 лет (а мы говорим об энергетической безопасности)? Я предлагаю создать орган, который бы формировал наше представление о том, какую планету мы хотим видеть через 50-100 лет.

Владимир Чупров.
Три практических момента, которые хотелось бы озвучить, чтобы они были учтены в рамках Гражданской Восьмерки в Германии.
Первое. Коммуникация между Большой Восьмеркой и Гражданской Восьмеркой. Главным итогом Гражданской Восьмерки была резолюция. Состоялась встреча с президентом, с шерпами. Позиция НПО была доведена, но этого я но было недостаточно, так как в итоге эта позиция не дошла до населения. Во время саммита в Санкт-Петербурге журналисты не имели доступа к рекомендациям саммита. Практическое предложение, чтобы в Германии решения и рекомендации Восьмерки достигали СМИ. Рекомендации Гражданской Восьмерки должны присутствовать не только на сайте Гражданской Восьмерки, но и на сайте официальной Восьмерки.
Второе. Мониторинг и оценка. Здесь уже прозвучал отчет. Нам казалось бы разумным, чтобы в рамках большого саммита прозвучала оценка, как рекомендации Гражданской Восьмерки были выполнены в течение этого периода.
Третье. Официальный саммит большой Восьмерки. Решением саммита является коммюнике. Это своего рода сигналы политическому, экономическому сообществу. В этой связи очень важно, чтобы коммюнике официальных Восьмерок содержали только те позиции, по которым страны Восьмерки пришли к консенсусу. Что я имею в виду? В коммюнике Петербургского саммита присутствует позиция по ядерной энергетике, которую не разделили все участники стран Восьмерки. Это сигнал был воспринят как некий тренд в сторону развития ядерной энергетики.

Тобиас Мюнхмайер.
Позвольте мне сделать два замечания.
Первое. Когда я приехал из аэропорта в центр, я видел несколько плакатов в память 65-летия Битвы за Москву. Я должен сказать, это был очень важный момент – напоминать, что поколение моего отца напало на СССР. Теперь это естественно, что российские и немецкие коллеги сотрудничают, обсуждают важные вопросы.
Второе. Июльский саммит в Санкт-Петербурге. Мне кажется, довольно мало внимания уделено альтернативной экономической конференции. Были мирные митинги, мирные протесты на улицах Петербурга. Были довольно жесткие меры со стороны российской милиции, даже были случаи, что молодые люди не могли приехать в Санкт-Петербург. Я хочу сказать, что мы не должны допустить раскола гражданского общества. Члены гражданского общества могут требовать от лидеров большой Восьмерки того, что они должны делать.

Элла Памфилова.
Я бы хотела ответить своим коллегам. В чем было отличие нашей Гражданской Восьмерки? Мы взаимодействовали со всеми и никого не отвергали. Каждый участник Гражданской Восьмерки мог проводить альтернативные мероприятия. Что касается Социального Форума в Питере, я была в это время там. К сожалению, наша милиция действовала очень грубо. Наши организаторы обратились ко мне, и мы вместе направили в прокуратуру запрос по всем случаям незаконного задержания. Фактически их было 14. Сейчас мы с этим разбираемся.

Валентин Гефтер.
Я начну с конца. Эти возмутительные события, о которых упомянула Элла Александровна, – тот факт, о котором мы должны помнить. Также мы должны помнить, как Владимир Владимирович Путин провел встречу в Ново-Огарево с представителями сетевых организаций. Оба эти факта – две стороны нашей России, к сожалению. Мы должны говорить об этом лидерам всех стран, а не только лидеру своей страны, с тем, чтобы такое не повторялось и не оставалось безнаказанным. Мне кажется, что если Восьмерка и правда элитарный клуб, а не мировое правительство, то мы с вами – не организация, но постоянно действующая и хорошо налаженная сеть. Взаимодействие таких разных институтов довольно сложно. То, что мы хотим требовать в подготовке тех мероприятий, в которых мы участвуем, и то, чего мы хотим требовать от лидеров Восьмерки, должно быть отрефлексировано. Я прекрасно понимаю, что проблемы прав человек – одни из наиболее острых для лидеров всех стран. Но значит ли это, что в той части, которую мы выносим на повестку дня должно рассматриваться в рамках консенсуса а-ля Совет безопасности. То, о чем договорились – хорошо, то, чем не договорились спрятано за чайным столом. Наши желания, чтобы наиболее острые вопросы, по которым, возможно, и не может быть консенсуса, именно ставились в ближайшей встрече. Я разочарован, так как эта проблема, скорее всего, не будет поднята в рамках Восьмерки в Германии. Кто у нас великие нарушители прав человека в свете борьбы с терроризмом? Это бывшие великие державы – США и Россия.
Мне кажется, что кроме комитета стратегического планирования, необходим инструмент привлечения внимания Восьмерки, шерп, их помощников к постоянной работе в течение всего года. Шерпы постоянно заняты внутренними проблемами и не всегда повернуты в нашу сторону.

Александр Горелик.
Через две недели ООН примет первый международный правовой документ XXI века – «Конвенцию о правах инвалидов». Это - серьезный текст. Он создает новые ориентиры для деятельности государств том, что касается защиты и поощрения прав инвалидов. Инвалиды – большая часть населения Земли: 6-10% . когда конвенция будет принята, ее надо будет ратифицировать, чтобы она вступила в силу. Было бы хорошо, если бы державы Восьмерки задали хороший пример в том, что касается ратификации этой конвенции.

Участник.
Много вопросов было озвучено, и я хотел бы ответить на некоторые из них. Я думаю, эта встреча будет следующим шагом на пути нашего сотрудничества. Что касается нашего сотрудничества с Восьмерками, мы проведем форум НПО, также планируется провести диалог с лидерами НПО. Восьмерка – это инструмент неофициального глобального правления. Это очень важно. Восьмерка влияет на международные отношения. Она может играть роль миротворца. Но мы должны понимать, что Восьмерка работает только на основе принципа консенсуса. Т.е. ни одно из правительств не должно подписываться под мерами, которые оно не хочет выполнять. Иначе, этот инструмент не будет работать. Очень важно, что к членам Восьмерки присоединилась Россия. Возьмем, например, Ливанскую декларацию. Она позволила принять резолюцию Совбеза ООН, что было очень важно для урегулирования кризиса в Ливане.
Что касается немецкой повестки, я расскажу, что там будет происходить, чтобы вы имели об этом представление. Канцлер приняла решение, что общим лозунгом будет «Развитие и ответственность». Это будет касаться мировой экономики и Африки. Я сначала расскажу о росте мировой экономики. Канцлер уделяет много внимания этому, так как она считает, что нам необходимо реагировать на то, что происходило в мире. Появляются новые рынки – Китай, Бразилия, Мексика, Южная Африка.
Мы будем заниматься такими вопросами, как глобальный дисбаланс, рассмотрим, какие успехи были достигнуты к настоящему моменту, затем составим программу по устранению дисбаланса, так как иначе нельзя будет гарантировать стабильность финансовых рынков.
Вторым пунктом станут инвестиции. Мы включили этот вопрос в повестку ВТО, но этот вопрос не был решен. Нам кажется это чрезвычайно важным для развивающихся рынков.
Первым подпунктов будет инвестиционный протекционизм. За последние годы законодательная база относительно инвестиционного протекционизма была значительно усовершенствована.
Вторым подпунктом станут условия инвестирования относительно развивающихся рынков. Нам необходима взаимозависимость. Мы бы хотели оказывать более активную поддержку таким инициативам, как глобальная инициатива Кофи Анана.
Последний подпункт – это финансовые рынки. Мы считаем, что надо заниматься хедж-фондами для обеспечения международной стабильности. Мы хотим обеспечить большую прозрачность этого финансового инструмента, чтобы убедиться, что они не будут подрывать финансовую стабильность во всем мире.
Следующий пункт – инновации и права на интеллектуальную собственность. Основной акцент будет уделен развивающимся странам. То, над чем мы работаем в рамках ВТО, это фальшивые лицензии, лекарства для ВИЧ, СПИДа. Мы не будем игнорировать и этот вопрос. Инновации станут базой для решения многочисленных проблем – изменение климата, например.
Еще один пункт – энергетическая эффективность. Российские и английские коллеги посвятили много усилий этим вопросам и достигли довольно больших успехов. Мы решили концентрироваться на энергоэффективности, чтобы не распылятся на различные проблемы. Мы будем концентрироваться на 3 областях: строительство, дорожное движение, экологически чистое топливо.
Хочу заметить, что Восьмерка должна строиться в рамках консенсуса.
Последний пункт экономической повестки дня – это ресурсы. Эти вопросы мы уже затрагивали.
... вопрос, который мы хотели бы рассмотреть - это вопрос, касающийся сырьевых материалов, потому что все то, что мы делали в отношении алмазов, может быть сделано и по другим сырьевым материалам, эксперты над этим работают. В своё время это будет готово и мне кажется, что сертификация должна получить высокую поддержку. Нам бы хотелось в конце по этим пунктам достичь интенсивного диалога с развивающимися рынками. Нам кажется, что развитые южные страны дошли до того этапа, когда они, с одной стороны, полностью индустриальные, и могут выдерживать конкуренцию на всемирном рынке, активно придерживаются инновации. Но, с другой стороны, из-за их огромного размера, по-прежнему существует значительная бедность, большие социальные проблема и мы должны, с одной стороны, разрешать эти проблемы, а с другой стороны, призвать их брать на себя большую ответственность в разрешении глобальных вопросов, это важно с точки зрения всемирной экономики, политики. Относительно Африки общее понимание таково, что мы хотим добиться преемственности политики большой Восьмерки по отношению к Африке и я думаю, что наша повестка дня вписывается в эту канву, если помните, в Кельне Большая Восьмерка решила впервые заняться облегчением долгового бремени. Это было очень важным шагом во всемирной масштабе и в Кананаскисе были приняты очень важные решения по Африке. В 2005 году они были вновь подтверждены. Мы фокусировались на многостороннем облегчении долгового бремени, что было важным решением. И может быть, она не вполне попадала в канву Большой Восьмерки Европейских государств в рамках ЕС, и лидеры других стран взяли на себя обязательство значительно увеличить объём помощи развития было очень важное решение. Я хочу сказать, что канцлер, с одной стороны, полностью поддерживает эти решения, но она убеждена, что мы не сможем достичь цели развития на основе только облегчения долгового бремени и увеличения объёма помощи. Необходимо обеспечить экономический рост в более широком масштабе, чтобы преодолеть бедность и недостаток развития. Поэтому канцлер хочет фокусироваться на 4 основных аспектах, которые в конечном итоге возможно помогут Африке выйти на необходимый уровень благосостояния и роста. 1-это меры безопасности. Без мер безопасности экономическое развитие невозможно. Большая Восьмерка активно вовлекала в работу организация африканского единства и относительно Дарфурских соглашений мы должны пересмотреть ситуацию и рассмотреть извлеченные уроки, а также выработать новые идеи, которые позволят нам обеспечить безопасность на африканском континенте и решить существующие конфликты, помочь Африке самой разрешать конфликты. Это должна быть наша первичная цель. Второй аспект, который мы хотим выделить, это – помощь Африке сфокусироваться на Непальском процессе в африканском механизме. Рассмотрение процесса уже происходит, но мы хотим дополнительно обеспечить поддержку, снизить уровень коррупции, бюрократии, чтобы создать условия для экономического роста. Третий пункт - обеспечение инвестиций экономического роста, чтобы африканское правительство могла фокусироваться на этих вопросах. И четвертый пункт - борьба со СПИДом.
Большая Восьмерка обещала сделать многое, обеспечить доступ к лекарствам, и мы надеемся, что в 2007 году мы сможем отчитываться о результатах. А с другой стороны, ответить на вопросы, которые по-прежнему не решены и выработать какие- то инициативы. Вот это - краткая повестка дня канцлера Меркель и будем обсуждать её в январе, а также с шерпами, надеюсь, к концу апреля на форуме НПО. Вы сможете высказать комментарии по повестке дня. Возвращаясь к вопросам, которые здесь поднимали, хочу в первую очередь сказать, что, конечно, мы не сможем рассмотреть все вопросы. Господин Пейс совершенно справедливо сказал, что нам надо выбрать несколько моментов и концентрироваться на них, что мы попытаемся сделать. Повестка дня достаточно широкая у немецкого правительства, но нельзя все вопросы в неё включить. И поэтому некоторые моменты не будут стоять в повестке дня так высоко, как другие, но будут министерские встречи – встречи министров финансов, окружающей среды, иностранных дел, исследований и экономического развития. То есть, существует повестка дня отдельно для уровня министров, которая рассматривает различные вопросы, которые я уже перечислил. Мы также будем заниматься гендерными вопросами, и ониа будут включены в повестку дня. Госпожа Виктольд, министр экономического развития, будет уделять много внимания гендерному равноправию не только в рамках борьбы со СПИДом, но и в более широком контексте. Относительно комментария господина Пейса я уже сказал, что не моё дело советовать гражданскому обществу, но мне показалось, что предложение стоящее, потому что мы в правительстве должны концентрироваться на каких-то отдельных вопросах, если гражданское общество может предоставить на наше рассмотрение другие важные вопросы. Сил понадобится очень много, нам будет сложно рассмотреть их все, но если бы вы могли составить список приоритетов, это было бы действительно полезно. Господин Менотти меня заинтриговал. С его точки зрения будет правильно, если НПО США и России создадут лучшие контакты в процессах большой Восьмерки, потому что я считаю, что это очень важно на уровне гражданского общества. Надо поднять это сотрудничество на уровень политического. Понятно, что на европейском уровне это делать проще и в принципе я приветствую его работу в этом направлении. Я не очень понял, что происходит с ВТО и энергетикой. Если там есть какие-то важные моменты, это надо обсудит на двухсторонней основе. Что касается СМИ, то у нас есть впечатление, что гражданское общество неплохо наладило отношения со СМИ. Если посмотреть на газеты, то можно сказать, что гражданскому обществу жаловаться не на что, поэтому председательству большой Восьмерки будет не очень просто оказать дополнительную помощь.
Конечно, не стоит перегружать повестку дня большой Восьмерки. Надо принимать во внимание, что у них всего один вечер на обсуждение между собой, а второй - это обсуждение в расширенном составе. Вы поймете, что нужно очень осторожно подходить к предложениям дополнительной работы, но я не хочу сказать, что процесс не важен.
Что касается ООН и резолюции о людях с ограниченными возможностями. Я могу заняться этим вопросом, но это сложно, когда встаёт вопрос о ратификации. С экспертами, которые принимают в этом участие, я проконсультируюсь. Но поймите меня правильно – возникает масса вопросов и все решить сразу невозможно. Спасибо всем.

Элла Памфилова.
Слово представляется господину Розанову, представителю российского шерпы.

Вадим Розанов.
Сейчас возникает приятное чувство, что за повестку дня Восьмерки отвечает кто-то другой. Я хочу передать вам привет от господина Шувалова. Он сейчас за границей. Было сказано очень много добрых слов в адрес нашего председательства, но польза была взаимной. Вначале, главный вызов был найти первоначальное субстантивированное дополнение для нашего саммита. Нам надо было выбрать такие вопросы, чтобы это было полезно для международного сообщества. И вот встречи в рамках Гражданской Восьмерки обогащали нас идеями, предложениями и эмоциями. Я имею в виду не только конференции в Москве, но и яркие встречи с шерпами в апреле, поездки российского шерпы, который посетил столицы всех стран Восьмерки и в каждой встречался с представителями НПО. Разговор был разный, конкретный, острый. Мы сравнили представителей НПО разных стран. Я должен предупредить, что российские НПО скоро удивят своих коллег. Мы будем более активны. Здесь был представлен очень интересный доклад МГИМО. Сама по себе идея такого мониторинга замечательна. В России занимались этим раньше маловато. Сейчас помимо МГИМО мониторингом занимается Высшая школа экономики в тесном сотрудничестве с Университетом Торонто. И результаты налицо. Хотелось бы помочь также в отношении идеи встречи Гражданской Восьмерки с лидерами на последующих саммитах. При подготовке саммита одна из сложных задач - формирование его программы. Действительно, пожеланий много. Если бы мы попытались выполнить их все, то саммит пришлось бы растянуть минимум на 2 недели. Поэтому я допускаю, что на будущий год германскому председательству будет очень сложно выкроить время для широкой встречи. Но давайте вспомним, что фактически в Санкт-Петербурге встреча с гражданским обществом у лидеров состоялась. Давайте вспомним, какие вопросы обсуждались на встрече большой Восьмерки с так называемой молодёжной Восьмеркой. Это - неофициальные представители НПО, но повестка дня и их разговоры с лидерами была практически такой же, какую вы сформировали бы сами. Не хочется отдавать возможность поговорить с лидерами кому-то другому, но с другой стороны это - наше будущее. И с точки зрения впечатления на общественное мнение, это было очень неплохо. Ставился вопрос, чтобы на последующих саммитах обсуждать рекомендации Гражданской Восьмерки. Хочу сослаться на то, что программа перегружена. В этом году мы попытались ввести инновацию, по тематике Африки на саммите выступал премьер-министр Великобритании. Это было сделано специально, с учетом того, что африканская тематика в прошлом году доминировала на саммите, где хозяевами была Великобритания. Мы рассчитываем, что на будущий год на саммите в Германии наш президент получит возможность рассказать о том, что было сделано по российским приоритетам. Поэтому Восьмерка – это клуб, правила работы которого постоянно меняются. Позитивные предложения принимаются с большим энтузиазмом. Спасибо.

Элла Памфилова.
Я хочу сделать акцент на этом вопросе. Замечательно, что лидеры «восьмерки» встретились с детьми, но это не может заменить процесс взаимодействия с нами, с глобальными общественными организациями, с НПО. Буквально неделю назад на встречу с Путиным я принесла все 17 обещаний, которые они дали. Он обещал поддержать руководителей глобальных организаций в отношении встречи лидеров с представителями НПО-сообщества, если будет согласие его коллег по «восьмерке». Детей мы уважаем и любим. Спасибо. Это был полезный обмен мнениями. Сейчас я хочу предоставить слово нашему коллеге Мареку Хальтеру из Франции.

Марик Хальтер.
Спасибо за приглашение. Надеюсь, президенты слушают нас. Я всегда считал, чтобы вместе работать, надо хорошо знать своёго партнера.
Ваши НПО делаю важное дело, разрабатывая проёкты в области политики, экономики стран большой восьмерки, которые призваны работать вместе.
В наше время не очень легко подписать контракт. Где-то всегда можно найти более низкие цены. Чтобы контракт действовал, нужны связи, которые зависят от степени интереса одной страны к другой. Не только интереса в экономике, но и в культуре, традициях, интереса к языку и образу жизни.
Не думали ли Вы подсказать членам Большой Восьмёрки прийти на встречу с Путиным, перечитав “Войну и Мир” Достоевского, Гоголя или послать им эти книгу в переводе? Слышали ли они музыку Чайковского, видели ли русский балет? Ведь мы знаем, что не хлебом единым жив человек.
Мы задавали себе этот вопрос в первые дни перестройки, когда хотели привлечь инвестиции. Тогда мы не думали о российских энергетических ресурсах, о промышленной мощи России.
Когда мы приехали к лауреату Нобелевской премии Сахарову, мы полагали, что самое важное - это образование и воспитание. Мы задумали создать два первых западных университета в России. Это французские университетские колледжи в Москве при МГУ им. Ломоносова и в Санкт-Петербурге, тоже при государственном университете.
Именно там молодые россияне открыли для себя знания, которые им были недоступны в советскую эпоху.
15 лет назад эти 2 французских университетских центра в России получили официальный статус, благодаря двухстороннему соглашению, подписанного президентом Франции и Горбачевым. В последствии соглашение было возобновлено Жаком Шираком и Владимиром Путиным.
Нашим студентам предлагаются 4 специализации: социология, право, история и литература. Они поступают в наши колледжи после 3-х лет учёбы в российских университетах и получают дипломы, эквивалентные дипломы самых крупных французских университетов.
Наши студенты называют свои колледжи Сорбонной на Москве-реке и на Неве. В прошлом учебном году мы торжественно отметили выдачу 20000 дипломов.
Когда мы в первый раз встретились с Горбачевым, он мне сказал: “Вы будете моей перестройкой в российских университетах”. Мы выполнили своё обещание: создали новую методику работы в университетах, новые отношения между студентами и преподавателями.
Сегодня мы должны подняться на следующую ступень. Мы должны помочь нашим дипломникам стать теми специалистами, которые нужны президенту Путину, чтобы улучшить, модернизовать, демократизировать государственные структуры, специалистами, которые знают Францию, Европу, мир.
С этого года мы ввели в наших колледжах диплом мастера социологии. Мы введем такие же дипломы и для остальных специализаций.
Екатеринбург обратился к нам с просьбой открыть французский университетский колледж, что мы и сделаем в начале следующего года.
Я бы хотел создать университетский колледж России во Франции, где французские студенты могли бы изучать русскую культуру и язык.
Такие шаги следует предпринять и в других странах большой восьмёрки. Иначе договоренности, достигнутые между главами государств, останутся на бумаге.

Элла Памфилова.
Тему образования продолжит Дэн Дэвидсон из США.

Дэн Дэвидсон.
В этом году было уделено внимание образованию, что связано с другими темами. В июле на саммите отражены ключевые вопросы по этой теме. В этом году мы начали с нуля. Открыт доступ к образованию для женщин. Я рад, что в процессе мониторинга выбрали 2 темы: мобильность и карьера. Я разочарован, так как коллеги не смогли с большим вниманием отнестись к этому вопросу. Я надеюсь, Путин будет способствовать включению вопроса образования в обсуждении в следующем году. Первый вопрос касается поддержки мобильности. Не уделяется достаточно внимание учителям. Второй вопрос касается прав человека и прав на язык, когда люди не могут получить образование на родном языке. Это - важный вопрос в рамках Российской Федерации, в Европе, в мире. Элла Александровна подготовила очень хороший набор инициатив. Дискуссии были действительно всеобъемлющие. У нас есть определенные концепции по ряду вопросов. Я верю, что Элла Памфилова ещё много сделает в этой области, и Восьмерка установила новый стандарт достижения в том, что касается сотрудничества. Благодарю вас за приглашение.

Элла Памфилова.
Спасибо. Сейчас передаю слово Моне Брике.

Мона Брике.
Спасибо. Для нас, представителей Германии, будет очень сложно отвечать большим ожиданиям, которые сформировались на фоне того, что сделала Россия. Я внимательно слушала все предложения. Я работаю в форуме НПО по окружающей среде и развитию, по вопросам, связанным с большой Восьмеркой. Мы координируем работу немецких НПО в подготовке саммита 2007 года. И мне бы хотелось, чтобы наша дискуссия вышла на другой уровень. Нам нужно задуматься, как включить все вопросы в повестку дня и как сделать так, чтобы их услышали. Я попытаюсь сказать, что мы планируем сделать и где у нас дефицит возможностей. В Германии есть много движений, союзов, которые работают вместе по Большой Восьмерке в следующем году. Кратко опишу. Я расскажу о том, что мы планировали. Очень важный момент - это форум, который состоится 20-25 января. Уникальность этого форума в том, что он состоится в Африке. Важный момент - включение африканских предложений относительно Большой Восьмерки. Состоится 4 конференции. Первая состоится 21 января. Это будет дискуссия по вопросам, чего ожидают бедные страны от Большой Восьмерки. И у нас будут представители от бедных африканских стран, Индии, Бразилии. Будет присутствовать министр по делам развития Германии и кто- то будет выступать от немецкой ассоциации развития. Мы должны учесть голоса глобального Юга, затем у нас будет 2 семинара для подготовки деятельности для проведения большой Восьмерки, и проведения альтернативного саммита в июне. А потом собираемся провести дискуссионный клуб по вопросу законности существования Большой Восьмерки. Хотим оказать влияние на их повестку дня. Одна из идей заключается в том, чтобы в ходе всемирно-социального форума послушать голоса африканцев, а также международного сообщества, суммировать планы и наметить деятельность Восьмерки. 26 апреля будет встреча шерпов в Бонне, и мы также проведем встречу с шерпами. Неясно, в какой форме будет проходить эта встреча. Идея будет заключаться в том, чтобы собраться, послушать вопросы, рекомендации гражданского общества, но также выделить главные вопросы. Одна проблема, с которой мы сталкиваемся в процессе организации деятельности, - как мы будем вовлекать международные сообщества. Были предложения сегодня, например, насчет создания консультативного совета. Это нужно обсудить. Мы ещё не совсем поняли, как это должно происходить.
А теперь я хочу представить вам то, что должно пройти вокруг Большой Восьмерки в верхах. Нужно помнить, что здесь не только НПО готовят мероприятия, будут даже целые социальные движения, некоторые из них очень радикальные, некоторые предпочитают действовать только на улице. Я хочу показать вам всю панораму того, что может произойти.
Все виды деятельности начнутся 29 мая во вторник до начала встречи в верхах. Нам нужно будет разместить огромные массы людей, а это довольно густонаселённый район. Если вы хотите разместить всех людей, то нужно планировать заранее. В субботу 2 июля мы собираемся провести крупное международное мероприятие. Мы рассчитываем, что там будет 14000 полицейских. Будут сотни тысяч участников. В воскресенье мы хотим провести спутниковую конференцию по альтернативам в верхах. Некоторые, вероятно, приедут лишь на митинг, т.к. митинг назначен на выходной день. Но конференция тоже будет в выходной. В воскресенье 3 июня и 4 июня будет день международных действий по темам глобального сельского хозяйства, по миграции и антирасизму. Во вторник мы увидим начало альтернативной встречи и саммита, начнется дискуссия вечером. Это будет в Растеске, 15 км от Хайлигендамма. Будет ещё день мероприятий, улицы будут заблокированы. В среду начнется официальная большая Восьмерка. Будут некоторые церковные мероприятия. В среду будут серии молитв. Они будут продолжаться до 8 июня. В среду целый день будет отведён для рабочих групп, дискуссий и т.д. Четверг будет главный день – альтернативная встреча в верхах, а также будет организован марш. Также состоится большая конференция. Будет концерт, где будут выступать представители Африки. В пятницу состоится последний митинг. В то же самое время будет съезд протестантских церквей в Кёльне. Для Германии это - огромное событие. Мы постараемся установить связь между съездом церквей и деятельностью большой Восьмерки, организовать прямой видео-мост. Спасибо. Я хочу услышать ваши мнения о том, что можно было бы ещё сделать в процессе подготовки большой Восьмерки.

Элла Памфилова.
Спасибо. Чувствуется, какую большую работу проделали. Прошу Герхарда Отта из Германии продолжить выступление.

Герхард Отт.
Должен начать с того, что вам не понравится. Четыре замечания, которые противоречат тому, что говорила Моно Брике. Хочу обратиться к нам самим, к НПО. Хочу сослаться на Питера Хайнала, на пункт 6 его эссе, где он выступает против включения или исключения НПО в процесс сотрудничества по причине отсутствия интереса к Большой Восьмерке в их странах. Все наши НПО должны постараться занять реалистичную позицию по всем вопросам. Нужно вовлечь в мероприятия более широкие вопросы. Хочу, чтобы ощущалось влияние НПО, чтобы нам больше верили. Пожалуйста, сконцентрируйте своё внимание на более важных вопросах. Четвертое замечание касается того, кто будет отвечать за подготовку в следующем году. Думаю, что состав должен охватывать и международные организации, должен быть максимальный баланс. Давайте включать все виды деятельности: и бизнес, и окружающую среду, и энергетику. Давайте воздержимся от резких заявлений. Чем раньше мы подготовим вопросы, тем лучше. Давайте заранее спланируем дискуссию. Спасибо.

Элла Памфилова.
Прошу Георгия Комарова.

Георгий Комаров.
Здоровье навсегда останется непреходящей ценностью. Когда человек болен, всё другое становится ненужным. Система здравоохранения становится всё сложнее, лекарства становятся дороже, технологии медицинские становятся всё выше и совершеннее. Медицинская помощь доступна не всем людям. Система здравоохранения и лекарственного обеспечения населения – это сферы, которые сегодня мало доступны для контроля. В ряде случаев эта закрытость систем обоснованная, но иногда кончается коррупцией, как это случилось у нас в стране. Всё это вызывает у людей ощущение неуверенности за своё будущее, за будущее своих детей. Что касается болезней каждого конкретного человека, то это не всегда действительно подлежит общественному обсуждению. Но когда это касается уровня здравоохранения, здоровья людей, распространения инфекционных заболеваний, то это должно быть известно всему обществу. Куда расходуются средства, которые выделяются государствам на здравоохранение, сколько выделяется, это должно быть под контролем гражданского общества. Система охраны здоровья населения и система здравоохранения – это 2 большие разницы должны быть прозрачными. Когда мы передаем эту эстафету нашим немецким коллегам, то хотелось ба надеяться, что эти вопросы открытости систем здравоохранения не выпадут из поля зрения наших коллег…в 2007 году в германии. И мы хотим принимать участие в разработке этих вопросов, поскольку нас это коснулось серьёзным образом.

Мона Брике.
Вы можете получить всю информацию на сайте:www.G8-gеrmany.info. У нас есть списки рассылки и, если вы подойдете ко мне, я вас включу.

Бил Пейс.
У меня несколько замечаний. Многие говорят, что будет полезно сконцентрироваться на нескольких вопросах, с тем, чтобы добиться успехов в ходе этого процесса. Это очень сложно для руководства. Важнейшие рекомендации немецким группам: посмотреть, как вы можете все документы получить от российской Гражданской Восьмерки и включить их в ваш процесс, взять за основу. Это требует время и перевода. Внесете новые идеи, темы. Потом эти документы перейдут к японцам. Мы обеспечим преемственность позиций, которые иногда окончательно оформляются за час до конференции. Нужно документы сделать более живыми, и так, чтобы они перетекали из одного в другой. Мне кажется, если на сегодня мы можем получить хороший пример передачи эстафеты к немцам, это хорошее свидетельство. Затем немецкие организации могли бы поприветствовать помощь консультативную от участников Гражданской Восьмерки. По крайней мере, вы могли бы поприветствовать, что процессы Гражданской Восьмерки оказывают влияние на ваши процессы. Эти субъекты необходимо, чтобы они продолжили то, как они будут работать и двигаться вперёд. Как страны председатели сотрудничают с ПНО всех стран. Очень важно, чтобы законы Восьмерки ставились под вопрос.

Питер Хайнал.
Я хочу 3 комментария предоставить, что касается передачи и проведения мероприятия. Спасибо. Я был впечатлен вашими выступлениями. Немецкое правительство ещё не подготовило сайт по Восьмерке. Мона, вы сказали, что некоторые из мероприятий, будут живыми, которые пройдут на улицах. Но это очень опасно. Это большой вызов гражданскому обществу. Другой вопрос: преемственность - это прекрасная идея. Нужно передавать опыт российского гражданского общества. Мартин продолжает традицию, которая ознаменовала начало процесса диалога в 2002 году. У них есть чему поучиться. Каждая страна ищет свои пути организации Восьмерки. Сложный вопрос - участие бизнеса. Очень сложный. Ничего яркого не предлагаю. Нужно помнить о сотрудничестве деловых кругов и некоммерческих организаций. В прошлом году Тони Блэр подробно рассказал о повестке Восьмерки на всемирном экономическом форуме. Нам показали, насколько важен бизнес в отношении Восьмерки.

Джон Киртон.
Спасибо. Многие из нас понимают ценность нашей деятельности. Она требует очень много усилий, чтобы всё прошло хорошо. Очень мало времени между африканским форумом и встречей с шерпами. Мы будем заняты, будет много праздников, проблемы с визами. Уже сегодня надо готовиться. Был дан очень четкий мандат. Представительство выдвинуло ресурсы. Отмечаю, что, учитывая график, думаю, полезно было бы как можно больше использовать опыт 2006 года. Это очень важный вопрос. Полезно получить представления об индивидуальном интересе.

Эммануэль Арго.
Спасибо, Мона. Дорога проложена. Это нам помогает. Мы хотим что-то предложить. Я сейчас хочу сказать, эта Восьмерка стремится вовлечь больше число людей, африканских диаспор. В Бразилии проживает 100 млн.африканцев. Мы должны подумать о диалоге "Юг-Юг". Одна из рекомендаций - по образованию. Есть идея предложить программу, которая дублировала бы "Размус". Эта программа была принята в ЮНЕСКО. Есть предложение запустить её в Германии.

Леонид Григорьев.
Несколько пунктов. Нас волнует долгосрочная работа негосударственного потока. Очень многое будет зависеть от Германии. Я обнаружил много потерянных слов, например, в разделе №1, в снижении глобальных дисбалансов. Это проблема экономическая, важная для всего мира. Исчезли проблемы энергетики. Норма накопления в развитых странах существенно снижается последние 15 лет. В Европе норма накопления - около 21 процента ВВП. Исчезли цели развития, нет проблемы инвестиций в энергетику и воду в развивающихся странах. Целый ряд вещей, которые носят долгосрочный характер. Мы могли бы расширить содержание этих вопросов. Все это связано с капиталовложениями в мире. Доклад 2003 года устарел в момент выхода. Он не адекватен. Они думали, что хватит 3 млн. доллара на 30 лет. В 99 году это было 100 миллиардов на 33 миллиона. В 2005 году вложения в нефтяную промышленность составило более 200 миллиардов долларов. Мы уже говорим о 5-6 триллионах. Мы ждем нового доклада. Надо обозначить некоторые проблемы, которые следует обсудить на 2008 год.

Регина Гюнтер.
Я полностью согласна с Леонидом. Его замечание носит очень деловой характер.

Виктор Менотти.
Я согласен с этим документом. Это - правительственный документ, он находится на сайте правительства Германии. Ознакомьтесь с ним. Русская шутка - после того, когда завершается проект, есть 3 этапа: Первый - поиск ответственных лиц, второй - наказание непричастных, третий - награждение невиновных. Первые два этапа мы прошли. Нам очень важно понять, что НПО недовольны этим документом. Это - полезная информация для правительства Германии. Я хочу сделать два замечания: первое, что вы запросили наши руководства, второй – все хотят сфокусироваться на тех вопросах, с которыми мы решили бороться. Следует использовать процесс преемственности. Это сложная задача. Первый шаг – использовать международный совет, который был создан для этой цели. Я просмотрел информацию этого совета и думаю, что надо принять предложение Джона, т.е. активно вовлекать основные процессы гражданского общества на международном уровне, чтобы понять, какие основные организации работают над вопросами, связанными с ВТО и т.д.
... В Мексике не так все понятно, но и там есть основные организации гражданского общества, которые можно пригласить. Можно найти гражданские организации, которые можно привлечь для обеспечения более широкого международного присутствия. Но это простой вопрос. Как же мы обеспечим процесс, чтобы сфокусироваться на определенных вопросах. Я предлагаю попытаться определить вопросы, на которые мы можем серьёзнее всего повлиять на основе двух простых критериев. Вещи, которые можем продвинуть вперёд и те, которые мы можем притормозить. Этого подхода надо придерживаться. Нужно остановиться на процессе либерализации инвестиций. Я был шокирован, что мы начали об этом говорить. Есть разногласия между разными правительствами. Российское правительство относится к либерализации инвестиций не так, как другие лидеры Восьмерки. И мы могли бы использовать эти противоречия, для того, чтобы блокировать плохие для нас инициативы. Другой негативный момент - это усиление прав на интеллектуальную собственность, что мешает нам бороться со СПИДом. По энергоэффективности мы должны посмотреть, что это. Мы тесно следим за этим процессом. Мы открыты к обсуждению.

Ольга Понизова.
Я согласна, что важно обеспечить преемственность процесса. К этому процессу активно привлекались НПО. Это положительный момент. С самого начала, чтобы были налажены контакты в тройке, т.е. НПО России и Японии. Важно сохранить связь с теми организациями, которые участвовали раньше в этом процессе. Российская сторона сможет передать списки участников, базы данных. Мы должны заниматься стратегическим планированием. Если бы можно было создать такой постоянно-действующий комитет, тогда бы мы могли д4умать на несколько лет вперёд. В этом совете надо подумать, как соблюсти региональный баланс. Надо сохранить рабочие группы, созданные в этом году и рассматривающие такие вопросы как человеческая безопасность, торговля, Африка и другие, которые потом войдут в повестку дня. Немецкие коллеги высказали, что планируют провести форум. Я пожелаю успехов. Это крайне важно, как и важен диалог с шерпами.

Ник Алдридж.
Я думаю, что смогу ответить на некоторые вопросы, которые здесь ставились. Я прочитал документ Питера, который говорил о необходимости успешного взаимодействия России и НПО Я думаю, многие вопросы, которые находятся в поле зрения, важны и для лидеров гражданского общества. Хочу предложить, особенно коллегам из Германии, …2000 членов Великобритании обеспечит …более глубокого и структурного взаимодействия гражданского общества и Восьмеркой.

Александр Аузан.
Я надеюсь, меня извинят коллеги из Германии, но меня больше волнует 2008 год. Если мы хотим влиять на повестку дня Большой Восьмерки, то сейчас надо начинать работать над повесткой дня 2008. Чем раньше мы начнём, тем больше шансов у нас повлиять на неё и подготовить документы с хорошим экспериментным сопровождением. Представим себе, что в какой-то стране, в каком-то году не возникла Национальная рабочая группа, которая координирует процесс. Означает ли это, что мы с вами вообще не работаем в этот год с Большой Восьмеркой? По-моему мы такого вообще не можем допустить. У нас есть обязательства перед гражданскими обществами своих стран, поэтому мне кажется, что надо координационный механизм, который у нас вырабатывается, разделить на 2 части. Одна часть - что-то вроде консультативного совета или фасилитаторской сети, которая оказывает поддержку Национальной рабочей группе. Вторая часть - некий комитет стратегического планирования, который занимается повесткой не ближайшего, а следующего года. И мне кажется, что такой комитет можно было бы образовать следующим образом. У нас с вами реально есть 4 Национальные рабочие группы: канадская, которая дала старт рабочему процессу, британская, германская и российская. Поэтому им следовало бы взять на себя создание формата такого стратегического комитета, который, конечно, не должен ограничиваться этими 4 странами. Я просто предлагаю опираться на то, что есть. Если бы такая идея нашла поддержку нашего круга и это очень важно, то мы бы попробовали в ближайший месяц сформировать такой комитет стратегического планирования, который занялся бы не только содействием там, где необходимо национальной рабочей группе 2007 года, но подготовкой тем экспертиз и механизмов на последующее время.

Найджел Мартин.
Некоторые идеи, которые здесь были высказаны, меня удовлетворяют. Но у меня есть сомнения, над повесткой какого года мы будем работать более плотно. Я надеялся услышать от шерпы Германии определённые финансовые обязательства, в прошлом году у нас были весьма серьёзные заявления от российского правительства, до этого британского правительства, от правительства Франции. И хотя немецкое правительство хочет продолжать этот процесс, пока серьёзных предложений в отношении финансовых ресурсов нет. Мы отстаем. Я говорил с немецкими коллегами и опять же даже среди гражданского общества Германии нет консенсуса, какова должна быть международная роль и кто должен в ней выступать. Поэтому международная группа должна решить это, и друзья-председатели должны этим тоже заняться. У меня нет конкретных предложений по резолюции, но я думаю, что мы упустили время, чтобы сейчас определить то, что мы должны сделать в предстоящем году. Если мы поставили такую высокую планку, российский опыт даст прецедент, который будет соблюдаться, но это оказалось не так, стандарты были установлены на более высоком уровне. Я не думаю, что мы создали прецедент для того, чтобы оказывать давление на германскую сторону, которого бы нам хотелось. Нам надо как-то переосмыслить нашу стратегию. Полагаю, что не надо задавать такую высокую планку, но идеи должны изучаться внимательно. Я думаю, что мы гораздо уязвимее, чем я думал. Все, кто представляет страны Восьмерки, должны оказать давление на свои правительства с целью проведения активных переговоров с Германией, и наши шерпы должны поговорить с германской стороной и получить серьёзные заверения. Времени у нас немного. Нельзя не оценивать ту впечатляющую повестку дня, которая готовится немецкой стороной. Эта очень большая повестка. Но в ней есть трещина. За хорошие идеи надо платить. Очень трудно найти источники финансирования. Большая группа, для которой открыты двери, и могут продержаться. Но это не поможет им пригласит тех экспертов, которых необходимо. Мы запустили процесс, но он должен быть надежен параллельно.

Элла Памфилова.
Для финансирования нашей Гражданской Восьмерки мы привлекали бизнес-структуры.

Давид Марчиладзе.
Я занимаюсь проблемами энергетики. В работе в этом году, у общественных организаций специфический и большой потенциал. Можно сказать, что Россия открыла новый потенциал, которого не было до сих пор. Очень важный вопрос – использовать этот потенциал в работе председательства Германии. Был затронут вопрос, чего ожидают бедные страны от G8. В этом вопросе можно было использовать потенциал НПО. Один из вариантов – формирование специальных экспертных заключений. У меня есть пример одной страны - Бразилии, которая в течение 15 лет исправно выполняла советы экспертов международной энергетики. Это привело к краху энергетики. Почему же это случилось? Государство хочет развиваться. Может быть, эти рекомендации были фрагментарны и противоречивы и необъективны. Иногда эксперты преследовали другие цели. Я предлагаю экспертное заключение, которое базируется на согласии многих НПО. Такое заключение в рамках G8 имело бы действительно цену, и правительства стран могли бы следовать им более смело. Вопрос энергоэффективности - очень важный вопрос. Накопленный потенциал может вылиться в проектах энергоэффективности. У российских специалистов есть огромный опыт. Я думаю, что и для африканских стран российский опыт мог бы быть очень полезен в том, как построить стратегию развития энергетики цивильным образом. Каждой конкретной стране нужна специальная работа, чтобы она не превратилась в нечто абстрактное. Динамичность процесса - это вопрос экспертных сообществ. На экспертные заключения могут ссылаться все. В отношениях России и Грузии были вопросы, где Грузия манипулировала экспертными заключениями каких-то организаций. Хорошие предложения от России просто были заблокированы. Это опыт последних 15 лет. В этом и состоит моё предложение. Т.е. на форуме G8 можно обсуждать экспертные заключения. Предлагаю германским коллегам эту работу проводить каждый день. Мы могли бы к лету для одной страны выбрать стратегию энергетического развития.

Евгений Шварц.
Два момента. Как нам жить с германской повесткой дня? С точки зрения того, что сегодня обсуждалось, это очень правильная повестка дня, которая обсуждает инструменты и наша задача напомнить, что инструменты не направлены на достижение цели. В первую очередь в повестку дня должны быть поставлены адекватные цели: предотвращение изменения климата, сохранение его разнообразия, решение проблем борьбы с бедностью. Примерно все то, что отражено в millenium development goals. И с этих позиций, обсуждение этих инструментов станет более адекватным. По тому, что я сейчас занимаюсь на всемирном фонде дикой природы, меня волнует проблема свобода инвестиций. Все забыли, что сегодня приходят инвестиции из вновь вставших на ноги сильных финансовых систем азиатских стран, которые отличаются меньшей степенью социальной и экологической ответственностью. Завтра это ударит на степень социальной и экологической ответственности инвестиций частных институтов стран Восьмерки. На мой взгляд эта проблема – эта проблема защиты того, что благодаря гражданскому обществу удалось достигнуть в том числе и в развитых странах, в области экологической и социальной ответственности. Вот это принципиальный момент. Второе замечание - хочу поддержать предложение Володи Чупрова, к тому же я не совсем согласен с ответом помощника шерпа Германии. Дело в том, что опыт саммита Восьмерки в Петербурге говорит о том, что если в пресс-пакете, которые получают тысячи журналистов, аккредитованных на Большую Восьмерку, нет итоговых материалов Гражданской Восьмерки, никто не знает наших национальных сайтов. Мы добиваемся того, чтобы наши позиции были включены в мониторинговые процессы. Нужно добиваться того, чтобы во время германского председательства материала, которое вырабатывает Гражданская Восьмерка, были включены в официальный пакет, который получают СМИ во время заседания Восьмерки.

Лаура Финн-Элонен.
Я поддерживаю тех, кто предлагал долгосрочное планирование деятельности Гражданской Восьмерки. Работа будет более упорядоченной. Будет легче её дополнять. Хочу попросить госпожу Мону Брике спросить по поводу следующего года. Женские организации приглашены ли участвовать в подготовке форума Гражданской Восьмерки? Они хотели бы предложить свои знания. Не забывайте о женщинах и о их роли. Им нужно образование. Это будет средство в борьбе против бедности, рабства и торговли людьми. Женские организации хотят участвовать в подготовке вопросов.

Александр Андреев.
Я думаю, что ГВ - уникальное явление. Это произошло впервые в истории. Голос некоторых организаций был не только услышан, но и позиция была сформулирована четко. Мы объединяем многие организации. Такие вопросы как образование и борьба со СПИДом имеют большое значение. Формирование платформы 2007 года, как мне кажется, представляет участие для нас на периферии. Нужно в следующем году пригласить ещё больший спектр организаций для участия. Я думаю, студенческие организации должны участвовать в подготовке платформы Гражданской Восьмерки. Многие проблемы представляют интерес для молодёжи. Общественная дискуссия может стать форматом для большой Восьмерки. Большая Восьмерка меняется. В этом году предлагалось, чтобы будущие мероприятия большой Восьмерки проводились бы как в формате Большая Восьмерка +5. Что думают насчет этого гражданские организации?

Владимир Никитин.
Прежде всего, спасибо рабочей группе госпожи Памфиловой.
Хочу обратить внимание на другую задачу, стоящую перед гражданским обществом – это реализация на территории муниципалитета тех проблем и задач, которые подняла Восьмерка. Для наиболее бедных слоев населения.
Нужна стратегия взаимодействия муниципалитетов гражданского общества и крупнейших энергетических фирм и правительства. Такой прецедент мы создали у себя в Тверской области путем создания некоммерческой организации, которая объединяет муниципалитеты, ведущие энергетические институты России, общественные организации и крупные структуры. Цель одна – довести энергетическую политику, которая проводится крупнейшими корпорациями, до муниципалитетов.
Мы привезли работу «О стратегии глобального биоэнергетического партнерства». Это – партнерство производителей и потребителей энергии, которое развивает глобальную биоэнергетику. В отличие от существующей энергетики территории оцениваются не по топливно-энергетическим балансам, а по биоэнергетическому ядру, т.е. по взаимодействию не только процессов производства и расходования энергии, но и с процессами восстановления природного потенциала территорий.
Создается комплексная система воздействия на источники, накопители и поглотители парниковых газов. Жители муниципалитетов становятся производителями нового вида топлива из биомассы, которое по своей теплотворной способности аналогично природному газу, но при сжигании которого выделяется СО2 в 8 раз меньше. Вот реальный путь снижения уровня парниковых газов в атмосфере. Мы должны помнит о том, что сегодня ежегодно в атмосфере накапливается 1,5 триллиона тонн парниковых газов, которые давят на нас. Наиболее эффективно это топливо выпускается в твёрдом виде, чтобы можно было его перевозить любым видом транспорта, на большие расстояние, с минимальным воздействием на окружающую среду. Нерешенная проблема – газификация этого топлива – получение из него искусственного газа с тем, чтобы перейти на комбинированную систему газоснабжения, где одновременно будет использоваться природный и искусственный газ. При производстве искусственного газа, заготовке биомассы будет использоваться не имеющее постоянной работы население.
Теперь о вопросе энергоэффективности. Вот сегодня Америка и Бразилия начали производство биоэтанола и биодизеля. Завод мощностью 60000 тонн стоит 100 млн.долларов. Мы для своего топлива предлагаем заводы мощностью 50000 тонн стоимостью 2 млн.долларов. В России сложился парадокс в энергетике жилищно-коммунального хозяйства. Сегодня население России выступает инвестором ЖКХ, но не является собственником.
И вот одно из направлений работы – нужна новая законодательная база, где бы население, потребляющее тепло и энергию от местных станций, могло бы являться частично их собственником.

Лео Адлер.
Будучи достаточно новым участником, в этом взаимодействии Гражданской Восьмерки, я был поражен влиянием, которое гражданское общество оказало на Восьмерку. Но есть разочарования. Спасибо всем. На Германии лежит большая ответственность. И есть большие амбиции. Мы фокусируемся на вопросах мировой экономики и на проблемах Африки, Когда речь идет о вопросах, касающихся государства, и когда я слушал комментарии Трансперенси Интернейшнл, когда я слушаю по глобальной кампании против коррупции, я вижу, что здесь гражданское общество очень важно, что касается всех оценок. Нужно провести обзор надлежавшего управления. Одна из фокусировок должна быть надлежащее правление и как это будет отражено в рамках следующей Восьмерки. Те нации, у которых есть надлежащее правление, они могут использовать новые ресурсы том числе НПО для того, чтобы улучшать условия жизни общества и окружающую среду. У НПО есть потенциал более эффективное влияние на такое надлежащее управление. Есть больше возможностей, чтобы улучшать жизнь. В то же время страны с недостаточно эффективным управлением мы видим, что помощь не доходит туда, где она нужна. Видно малое влияние НПО. Эти страны вообще не интересуются вопросами улучшения жизни общества. Они стараются сделать так, чтобы деньги были в их собственных карманах. Это важная тема. Следует ли иметь какой-нибудь консультативный комитет? В таком формате гораздо удобнее для нас придумывать что-то. Я согласен с Найджелом, надо придумать систему финансирования, может собирать взносы для продолжения работы. Нам приходится зависеть от правительства.

Марина Соколова.
Я представляю международную гуманитарную организацию. Я хочу несколько шире рассказать об образовании. Это группа была одной из самых больших, потому что проблема образования сегодня – это ответ на самые серьёзные гуманитарные вызовы. Основной ресурс в стратегии развития человечества – человек и его проблемы: расовая дискриминация, миграция и т.д. Многие мои коллеги обозначили проблему образования как решение других проблем. Это важно. Повестка такого формата очень ограничена, но надо рассматривать многие проблемы в перспективе развития. Инклюзия в рамках образования имеет 2 стороны. 1 сторона в контексте нового мировоззрения отношений в человеческом обществе. Мы говорим о праве каждого на доступ к различным ресурсам и о праве на достойную жизнь. Когда мы говорим о том, что мы приходим в развивающиеся страны для того, чтобы развивать мировую экономику, возникнет очередной дисбаланс, т.к. мы не задаем инструментов социальной стабильности развития человеческого ресурса. Без новых образовательных подходов это невозможно. Я хочу вернуться к выступлению господина Дэвидсона и Марка из Франции, это только части общей картины, это запрос из разных регионов мира. Мы хотим создавать на начальном уровне общую площадку доступности развития, что невозможно без новых подходов и без интеграции этих образовательных систем, это касается всех и вся. Эта серьезная проблема. Сначала нужно решить проблемы гуманитарного факта. Имеет смысл Гражданской Восьмерке немецкой стороны продолжить этот диалог в рамках форумов и встреч, говорить о развитии образовании. В предложениях по Восьмерке, было очень много чётких предложений по поводу того, как развивать подходы к решению проблемы образования.

Андраник Тангян.
Я критиковал политику флек-секьюрити как стратегию либерализации рынков труда. Я пропустил мотивацию своего сообщения. Эта тема уместна, потому что нерегулируемый рынок труда - это неполноценные трудовые контакты. Это влечёт к бегу на месте. Получаются миграции, осложняющие семейную жизнь, потерю профессиональной коллективной самоидентификации. А как демографическое последствие требуется усиленная миграция, я эмигранты не очень идентифицируют себя с данным обществом. Всё это ведёт к эрозии гражданского общества. Эта проблема обсуждается Италией, Германией, Францией, но не в Японии и англо-саксонских странах. Позиция России может показаться решающей. Намечается отказ от трудового законодательства.

Фабрис Ферье.
Я работаю во французской коалиции НПО, оказывающих помощи развитию. Мы работаем по экологии, правам человека, торговле и т.д. Мы решили работать на местах с французским шерпой, с партнерами Семёрки, коалициями развития. Господин Ментэбу встречался с ними во вторник. Мы работаем с социальными движениями. Что касается работы не на местах, мы хотим работать с коалициями НПО Восьмёрок Великобритании, Японии и т.д. Хочу возвратиться к первому вопросу. Что касается официальной повестки немецкого председательства, то нужно остановить процесс включения в обсуждение прямых иностранных инвестиций. Мы не понимаем, зачем этот вопрос снова включать в повестку. Мы хотим сосредоточиться на развивающихся странах, на новых рынках. Нам не нужно разбивать южный блок стран на отдельные сегменты. Эта повестка ориентирована на корпорации. Нет тут особых усилий у международного сообщества. Мы боимся, что к концу Восьмерки не останется денег на финансирование и развитие. У политиков особого выбора нет, мы знаем что Германия и страны Восьмерки - самые богатые страны. У Восьмерки может даже недостаток амбиций, потому что не упоминается образование. Нам надо разработать стратегию, чтобы этот вопрос включили. Повестка на этой стадии слабая. Образование и изменение климата должны остаться в Восьмерке. Надо ввести механизм рассмотрения проблему прав человека в России, США и т.д. Нужно создавать сети по вопросам образования. Думаю, что некоторые НПО в России направить на включение в процесс. Мы хотим получить адреса и электронные почты у всех участников.

Ирина Леонова.
Первое - здорово, что Москве удалось объединить разные НПО. Возможно, помогло внутреннее состояние. У нас хорошие перспективы. Если говорить о нашем дальнейшем развитие, хочу остановиться на организационных моментах. Если мы говорим о нашем влиянии, надо осознавать, что мы можем, какие у нас права. Мы должны мирно решать наши вопросы. У нас нет серьёзных исследований на эту тему, где заинтересованы совершенно разные группы общественности. Предложения, которые мы вырабатывали раньше, были от разных НПО. Мы их оставили. Но в общем контексте материалов их не оказалось. Их надо включить. О чем же речь? Скушала Герхарда Отто: он прав, когда говорит о промежуточной работе. Если есть объединяющие группы в разных странах, которые готовятся к следующим встречам, очень важно не только работать в режиме быстрого реагирования. Нужно вырабатывать серьёзные приоритеты и вести плановую работу. Мне кажется, нужно продолжить работу и определить те лица, которые будут доносить наши идеи. Предложение от нас: увидеть развитие процессов, связанных с развитием общества. Надо понять, как мы понимаем себя, как людей. Личность ли это? Продвигает ли задачи? Это задача должна стоять во главе угла. Надо включить серьёзные исследования и основать института. Залог нашего будущего не в унификации и всеобщее единство, не общества всеобщего потребления, но разнообразие культур, сохранения национальной и гендерной самобытности, исторически сложившихся особенностей нации, самоограничения потребления для сохранения живой природы и ресурсов планеты для будущих поколений. Наше предложение: создать евразийский институт человека для поиска решений в области развития человечества и поддержать инициативу создания международного центра альянс-цивилизаций для внедрения и распространения принципов народной дипломатии, формирование доверия между представителями различных культур, реализация многих общественно-значимых проектов, направленных на сближение цивилизаций.

Мона Брике.
Я записываю все предложения и постараюсь их все учесть в дискуссии. Поддерживаю Эллу. Нам нужна помощь, как нам организовать этот процесс, и финансирование. Я выделила 5 вызовов: проблема вовлеченности, организация международного участия на высоком уровне, вопросы , как нам охватить в своей повестке все, контроль над нашими выводами, финансирование. Нам нужно подумать над этим. Мы не получим достаточно денег от немецкого правительства.

Юрий Джибладзе.
Я хочу поговорить о правах человека. Это способ оценить наши успехи и неудачи. Поговорить о планах на будущее. Мы довольны тем, как мы поработали по теме прав человека. Активно эта тема разрабатывалась? Четыре из одиннадцати круглых столов были посвящены правам человека. Рекомендации были очень высокого качества. С другой стороны, в повестке дня этого года этой темы нет вообще. Что же делать? Никто не может сказать, сколько лет нужно поднимать этот вопрос. При подготовке к Восьмеркам нам надо использовать сделанные наработки и продвигать тему прав человека. Мы говорили о терроризме, но ситуация ухудшилась Свобода объединений, миграция. Ситуации ухудшились. Нужно обязательно выделить эти темы. Много ресурсов не потребуется. Сообщество правозащитных организаций активно работает. Наработок много. Нового много не потребуется. Если мы видим, что в Германии нет этого вопроса в повестке дня, мы потеряем этот момент развития. По поводу финансов – короткое предложение. Модно обратиться к фондам демократии объединенных наций. Он в этом году впервые выделил деньги. Надо обраться в этот фонд.

Николас Коллофф.
Я представляю организацию "Оксфам". Мы работаем более, чем в 17 государствах. Мне напомнили о разговоре с британским шерпой год назад. Разговор был посвящен анализу того, что удалось сделать. Мы сравнили успех организаций, ориентированных на развитие и неудачи. Он сказал, что эти организации не сформулировали достаточного количества требований, которые могут быть поддержаны лидерами Большой Восьмерки. А общество просто не понимало этих посылов. Оно понимало, что бедность – это плохо. Это потребовало от организации немало усилий. Британское председательство могло сослаться на четкое послание и реалистичность, чтобы продвинуть идею поддержки. И шерпа повторил, что это было нужно для сокращения долгового бремени и для выделения дополнительно 50 миллиардов помощи, половина из которых предназначалась для Африки. И сложившиеся обстоятельства позволили политикам принять решение.

Мика Обаяши.
Я хочу добавить к обсуждению «японский голос», рассказать о том, что мы ждем от Германии в 2007. Германия должна показать хороший пример.
Жаль, что здесь не присутствует господин Гюнтер – германский шерпа. Я встречалась с ним в октябре, и он сказал, что когда будет отправлять шерп в Японию, они не будут встречаться с представителями гражданского общества. Но и Россия, и Великобритания организовывали такие встречи и, я думаю, надо послать четкий сигнал правительству Германии, чтобы оно продолжило эту традицию.
А для Японии Восьмерка - редкая возможность вынести политику на международный уровень. Это важно, т.к. Большая Восьмёрка – это обсуждение повестки дня не только на уровне лидеров, премьер-министров, министров. Это прекрасная возможность повлиять на мнение премьер-министров с внутренней стороны.
Сейчас наш премьер-министр Абе будет в первый раз участвовать в саммите большой восьмёрки, и это хорошая возможность для гражданского общества включить важные пункты в повестку дня - вопросы окружающей среды, изменение климата.
Мы хотим подчеркнуть, что цель - защита климата должна быть достигнута в 2008 году. Мы должны включить вопрос о важности изменения климата в круг рассмотрения нашего нового премьер-министра.
С учетом ситуации в Японии, НПО в области развития и охраны окружающей среды в стране начали формировать коалицию. Уже многие присоединились к этой коалиции. И мы призываем министра окружающей среды Японии профинансировать их. Надеемся, он положительно решит этот вопрос.
Мы надеемся, что деятельность Германии будет успешной.

Участница.
Я думаю, после всего сказанного Германии будет нетрудно учесть эти вопросы создания условий для экономического развития и условий безопасности инвестиций, увязать их с повесткой энергетической безопасности и сохранения климата. Был издан в этом году большой доклад об изменении климата сэре Стерна. Эти материалы дают нам много знаний для того, чтобы привлечь внимание широкой общественности. Я думаю, что позиция США в Германии будет смягчена, т.к. к власти пришли демократы. Я хотела бы поддержать выступление Джибладзе и Лауры Финн-Элонен, которые говорили о необходимости поставить вопросы о правах человека. Путин говорил, что вопросы о правах человека трудно ставить на повестку дня. Но может быть, Ангела Меркель согласится внести в повестку дня обсуждение гендерного равноправия. Если наши предложения будут учтены, то расширится аудитория людей, которые смогут принимать участие в обсуждении вопросов. Если это останется так же, как предложено правительством, то принимать в нем участие смогут только люди обладающие экономическими знаниями.

Серж Перес.
Два предложения.
Во-первых, хотел бы поддержать идею Оливье Жискар д’Эстена в отношении совета. Работа будет продолжаться на постоянной основе и будет выбирать наиболее важные вопросы. Важно чтобы в этом совете были представлены члены Большой Восьмерки и представители развивающихся стран. Во-вторых, то, что касается энергеоэффективности. Этот вопрос может быть поставлен богатыми странами. В мире имеется два миллиарда людей, которые не имеют доступа к энергетике, особенно в Африке. Если увеличить производство в республике Габон на 3 процента это не будет иметь большого влияния для климата. Я думаю, такие идеи, как доступ к питьевой воде, к энергетике, образованию являются важными.

Кочофа Габриэль.
Санкт-Петербург показал, что мы реально можем влиять на политику наших лидеров, поэтому развитие мира в какой-то мере будет зависеть от нас. Хочу обратить ваше внимание на три момента. Первое, то, что большое внимание уделяется Африке. Но нельзя забывать о других регионах, Азия Бывшие советские республики, где положение не лучше. Второе, мне кажется нельзя забывать о вопросе безработицы, т.к. именно безработица повышает криминогенность, миграцию. Третье, необходимо создать специальный комитет, который будет координировать нашу работу.

Тобиас Мюнхмайер.
Предлагаю подать Германии, как будущему председателю, два сигнала. Проблема в том, что повестка дня делает упор на правительства стран, а не на их народы. Следующий саммит состоится уже через 6 месяцев, и мы уже не успеем внести другие пункты повестки дня. Мы могли бы продвигать те вопросы, которые уже включены в повестку. Мы не можем сейчас дать какие то инструменты, механизмы.

Бил Пейс.
Несколько замечаний по вопросу о климате. Германские группа могла бы пригласить губернаторов и мэров крупных городов США, которые выступают с инициативами по вопросу изменения климата. Что касается энергетики то, то, что релевантное для Африки может быть не релевантным для богатых стран. Я надеюсь, что консультативные группы будут рассматриваться не как форум, который определяет существо дискуссий, а помогать процессу. Документ о правах человека очень важен. Одна из проблем германской группы – это потенциал реализации программ с тем, чтобы международные участники могли участвовать в составлении программ и резервировать часть средств на будущее. Мне не нравится идея, чтобы группа четырех стран руководила процессом. Нужно, чтобы представители других стран приветствовались в консультативном совете.

Эммануэль Арго.
Моя организация может выделить около 1000 евро в такой фонд. Мы будем участвовать в организации десяти совещаний, и, может быть, появятся другие организации, которые будут содействовать развитию первоначального фонда.

Виктор Менотти.
Мы должны осуществлять мониторинг за следующей Восьмеркой. Я встречался с В.В. Путиным в Санкт-Петербурге и мне понравился ответ «Да, мы примем это во внимание». Если нам нужно организовать сбор средств, давайте не будем упускать такую возможность, особенно для помощи Африке. Правительства 8 стран помогают 25 странам.
Я думаю, то, как будет определена повестка дня, определит и состав участников. Повестка дня, подготовленная Германией, является корпоративной. Во главу угла можно ставить вопросы дефицита. США хотят инвестировать российский ТЭК.

Лео Адлер.
Хотел бы спросить, нельзя ли перенести встречу на 30 дней?

Мона Брике.
Я согласна с идеей, что нужно создать комитет для взаимодействия гражданского общества с Большой Восьмеркой. Но нужно создать одну группу с несколькими подразделениями по стратегическому планированию из тех, кто знает особенности каждой страны. Необходимо глобальное видение всех проблем. Гражданское общество должно заниматься вопросами более широкого плана. Должна быть создана группа по сбору средств. Но мы не должны стать бизнес организацией. Может быть, следует обратиться за помощью к глобальным НПО.

Элла Памфилова.
Вся информация будет размещена на сайте. Мы пошлем в Германию документ, чтобы коллеги могли прислушаться ко всем предложениям.
Мы сохраняем наш сайт и будем помогать нашим коллегам расширять информационное пространство. Все наши электронные адреса сохраняются. Мы постараемся привлечь определенные финансовые средства.
Будем продолжать мониторинг обязательств этого года.
Самый спорный вопрос – это создание комитета стратегического планирования. Мнения разошлись. Нельзя нам забюрократизироваться. Мы - живое сообщество. Но тот опыт, который у нас есть, достаточен для того, чтобы сформировать мобильные группы без придания бюрократического статуса.
Спасибо, что вы нас поддержали и приехали в Россию. Это очень важно для того, чтобы развивать наши российские НПО.



 



философские стихи и проза о жизни

дизайн интерьера квартир, домов в Минске

горящие туры на кипр дешево

в солнечную испанию от турагентства зеленограда мира турс

конкурс рецептов яблочных пирогов







Точки зрения

Регина Гюнтер

02.12.06

Регина Гюнтер
Глава германского отделения Всемирного Фонда дикой природы
Марек Хальтер

02.12.06

Марек Хальтер
Французский колледж
Оливье Жискар д’Эстен

02.12.06

Оливье Жискар д’Эстен
Комитет в поддержку всемирного парламента COPAM
Мика Обаяши

02.12.06

Мика Обаяши
Институт устойчивой энергетической политики
Бил Пейс

02.12.06

Бил Пейс
Федералисты мира


Официальный сайт G8

Разработка сайта Интернет-технологии янв-март 2006
Поддержка и продвижение сайта март 2006 – 2011 Интернет-агентство Бригантина