Гражданская восьмерка 2006

Гражданская восьмерка — это возможность для каждого
участвовать в обсуждении глобальных проблем!


 

Модный писатель Ирина Лежава

ООД Гражданское достоинство - оператор грантов для НКО



Точки зрения

Джон Киртон

16.03.07

Джон Киртон
Руководитель научной группы по исследованию G8 университета Торонто
Виктория Панова

03.12.06

Виктория Панова
Директор научной группы по исследованию G8 университета Торонто в России
Мона Брике

03.12.06

Мона Брике
Форум германских НПО по окружающей среде и развитию
Найджел Мартин

03.12.06

Найджел Мартин
Монреальский Международный Форум
Питер И. Хайнал

02.12.06

Питер И. Хайнал
Университет Торонто Исследовательская группа «большой восьмерки»

Публикации

Андрей Малышев. Чем вызвана полоса аварий в стране?


Сегодня нам предстоит не очень приятный, но, я думаю, неизбежный разговор: почему столько техногенных аварий в последнее время и можно ли их предупредить и как? В студии -Андрей Малышев, который возглавляет Федеральную службу экологического, технологического и атомного надзора России.

Андрей Борисович, вопросов к вам много, болевых точек, вы лучше меня знаете, хватает. Но давайте начнем с итогов расследования правительственной комиссии. 1 июля, был подписан акт о расследовании обстоятельств энергетической аварии 25 мая в Москве и в Московском регионе.

МАЛЫШЕВ: Да, 1 июля была завершена работа нашей комиссии, которая в соответствии с законом о промышленной безопасности расследовала аварию, произошедшую в электрических сетях РАО ЕЭС 25 мая 2005 года. Задачей комиссии было установить технические причины возникновения и развития аварии и оценить последствия аварийного обесточения промышленных предприятий, ядерно-радиационных опасных предприятий и других предприятий, которые могут нанести ущерб людям и окружающей среде. Комиссия завершила работу, установлены причина и обстоятельства, которые были предпосылками аварии и способствовали ее развитию. Выработаны мероприятия на последующий период и установлены должностные лица, ответственные за данную аварию.

- Давайте по порядку. В чем причины?

МАЛЫШЕВ: Основной причиной возникновения и развития системной аварии явилось непринятие необходимых мер оперативно-диспетчерским персоналом системного оператора ЦДУ (Центрального диспетчерского управления) РАО ЕЭС и его структур более низкого уровня АДУ-Центр, которые накрывают Московский регион и ряд еще регионов, и РДУ Московского региона, которое регулирует ситуацию именно в Московском регионе. Не были предприняты действия, которые определены должностными инструкциями и аварийными планами, в связи с этим возникли перегрузки в электрических сетях, опустилось напряжение ниже допустимого, и автоматикой были остановлены как генерирующие мощности, так и отключились сети каскадно.

- В заключении комиссии говорится о том, что оперативный персонал предпринял некоторые действия, которые не только не улучшили, но даже ухудшили ситуацию. Что имеется в виду?

Ведущий программы Ю.Семенов и А.Малышев в студии "Маяка"

МАЛЫШЕВ: Это технический аспект. Дело в том, что Московский регион, или московская энергосистема, всегда отличалась тем, что раньше была избыточной в части генерирующих мощностей. С 2000 года Москва - дефицитный регион, сюда осуществляется приток мощностей с других станций, расположенных вне Московского региона. Исходя из той ситуации, которая сложилась в электрических сетях Московского региона, с учетом ремонтных схем, которые обычно проходят летом, и с учетом того, что вышла из строя подстанция "Чагино" с линиями 220, 110 и 500 киловольт, персонал, хотя и проводил определенные расчеты и действия, не учел всех нужных факторов. И в некоторых местах вместо отключения нагрузки осуществлял набор нагрузки.

- Есть ли конкретные персоны, которые виноваты? Указаны ли они в заключении комиссии?

МАЛЫШЕВ: Да, в заключении указаны должностные лица, возглавлявшие на тот период АО "Мосэнерго", Московскую областную сетевую компанию и Московское РДУ Центра, ЦДУ. Что касается непосредственно, так скажем, более низких должностных лиц, то на основании нашего акта сами компании и наши инспектора должны провести внутреннее расследование и установить вину каждого персонально.

- Как они могут быть наказаны?

МАЛЫШЕВ: Порядок определен Кодексом об административных правонарушениях, в котором изложены все необходимые требования к оформлению нарушений. Это 200 МРОТ - максимально то, что может наш инспектор наложить, и через суд до 400 МРОТ.

- Теперь я хотел бы расширить тему. Андрей Борисович, вы знаете и, наверное, некоторые слушатели помнят, что несколько лет назад нам предрекали на 2003-2004 год полосу повышенной аварийности, что к этому времени значительная часть систем технически устареет, выработает свой ресурс, и страну ожидает полоса аварий. Ну, Бог миловал, такого не произошло. Но вот в 2005 году происходит что-то похожее, целая полоса аварий. Чем это объяснить?

МАЛЫШЕВ: Юлий Александрович, ситуация с безопасностью на особо опасных промышленных объектах, куда я включаю и промышленные объекты, и ядерно-радиационные объекты, в общем-то, с одной стороны, стабильная, но вектор на ухудшение ситуации есть. У нас по отношению к 2003 и 2004 году выросло количество аварий на промышленных объектах, выросло количество погибших людей при этих авариях. И если можно, например, говорить о некой стабильности в таком серьезном аспекте и очень высокопотенциальном спектре в области эксплуатации атомных станций, там количество нарушений даже снизилось, то, например, в угольной промышленности достаточно серьезно возросло - со 100 до 140 несчастных случаев со смертельным исходом, и все это в Кемеровской области. Это говорит о многих факторах, это выработка ресурса оборудования, но, к сожалению, расследование показывает, что доминантой является все-таки низкая технологическая дисциплина, как и низкая квалификация персонала. Вот это две составляющие, которые сегодня являются причиной большинства аварий.

- Вы знаете опять-таки лучше меня, что когда сталкиваются с конкретными ситуациями, говорят: да, мы понимали, что надо было модернизировать, надо было провести профилактические работы, но денег нет. Особенно жалуются на это местные органы. Есть ли какая-то финансовая политика, связанная с обновлением и модернизацией долговременных технических систем, которые вырабатывают свой ресурс и становятся опасными в эксплуатации?

МАЛЫШЕВ: Политика осталась только в некоторых компаниях либо субъектах, которые пришли из плановой экономики - это атомная промышленность, это то же РАО ЕЭС (при всем при том у них есть своя политика по модернизации, повышению безопасности), РАО ЖД. Что же касается других частных компаний, то, к сожалению, сегодня прямой законодательной нормы нет, у нас есть только нормы запретительные. То есть мы можем придти и остановить производство, что и делается, и тогда собственник будет думать: вкладывать деньги в модернизацию данного технологического узла или не вкладывать.

- Недавно произошла авария в Тверской области, там опрокинулись платформы с мазутом. Оказалось, что причина в состоянии железнодорожных путей. Слышим такие объяснения, что эта дорога строилась чуть ли не во время первой мировой войны, потом была разрушена во время второй мировой войны, наспех восстановлена, и что, мол, с нее взять. Но я не поверю, что у такой мощной и богатой организации, как "Российские железные дороги", нет средств на профилактические работы, на обновление путей.

МАЛЫШЕВ: Средства у большинства компаний есть. Но вопрос в том, что за тот период (где-то с 1987-88 года по период, когда у нас ликвидированы были неплатежи), к сожалению, большинство компаний не могли вкладывать деньги в модернизацию. И поэтому масштаб накопленных проблем, безусловно, очень большой. И в нашем акте, кстати, отмечается по Мосэнерго, что там шли модернизации, но, к сожалению, приоритеты не всегда были выстроены таким образом, чтобы предупредить возможность создания данной ситуации. То же самое и у РАО ЖД. То количество километров железнодорожных путей, которые есть, и те необходимые модернизации, которые есть, конечно, денег недостаточно в любом случае, даже у богатой организации.

- Кстати, вы знаете, идут споры вокруг того, можно ли как-то использовать стабилизационный фонд разбухший. Наверное, как раз модернизация инфраструктуры, не приведет к инфляции, и эти деньги были бы потрачены в интересах общества. Но это выходит за рамки нашего разговора. А мы слушаем звонок в студию.

СЛУШАТЕЛЬ: Геннадий Николаевич из Малаховки. Достаточное время я провел в эксплуатации энергооборудования. И вопрос такого плана. Раньше всегда это было обязательным - содержание в исправном состоянии вверенного оборудования. И это стоило не очень больших денег, это не замена и не модернизация, содержать можно бесконечно долго. Cегодня это что, отменено?

МАЛЫШЕВ: Нет, не отменено. Сегодня повсеместно во всех энергокомпаниях сетевых и генерирующих проходят мероприятия по поддержанию эксплуатации оборудования на должном уровне. Другое дело, как всегда, у нас некоторые должностные лица выполняют не в полном объеме свои обязанности. Например, те трансформаторы тока, которые взорвались на подстанции "Чагино", они тоже прошли осмотр и как бы мероприятия по освидетельствованию этого оборудования, но, к сожалению, только наполовину. И, может быть, то, что тогда они были освидетельствованы только по половине критериев, и послужило тому, что они создали предпосылки к развитию системной аварии.

- Все время мы упираемся в человеческий фактор...

МАЛЫШЕВ: Да, да.

- Еще звонок, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Сергей Валерьевич. Я бы хотел задать вот такой вопрос. Региональное диспетчерское управление в результате реформ выведено из состава Мосэнерго. Почему же тогда виновно руководство Мосэнерго? И не является ли эта авария следствием именно реформ по разделению диспетчеризации, генерации и сетевых предприятий?

МАЛЫШЕВ: Сергей Валерьевич, руководство АО "Мосэнерго" обозначено в качестве виноватых в связи с тем, что они не обеспечили должную эксплуатацию вверенного им оборудования. Ведь разделение "Мосэнерго" произошло только в начале апреля, а до этого это была единая компания. Это первое. Второе. Комиссия не установила и не устанавливала свидетельств того, что то разделение, которое произошло, создало предпосылки развития системной аварии. Но было обращено внимание, и это у нас есть запись такая, и будем разрабатывать мероприятия и анализировать ситуацию по более правильному взаимодействию сетевого оператора с федеральной сетевой компанией. Вот этот вопрос действительно существует, и он будет дополнительно проанализирован, и предложения будут сделаны.

-Слушаем еще вопрос.

СЛУШАТЕЛЬ: Лидия Ивановна из Москвы. В каждый баланс любого предприятия закладываются расходы на амортизационные отчисления, за счет которых потом осуществляется капитальный ремонт и полное восстановление основных фондов, объектов. Вопрос: так как газета "Завтра" писала о том, если ей верить, что финансы амортизационных отчислений атомных станций вывезены за рубеж одним олигархом, то за счет каких средств ремонтируются атомные электростанции и ремонтируются ли вообще? И кто отвечает за ядерную безопасность их работы?

МАЛЫШЕВ: В соответствии с законом, за ядерную безопасность станции отвечает эксплуатирующая организация, и генеральный директор концерна "Росэнергоатом", которым сегодня является Станислав Иванович Антипов. Это первое. Второе. Никакие амортизационные средства атомных станций не вывезены за рубеж. Во-первых, они очень строго фондируются в том плане, что тариф атомных станций устанавливает правительство и контролирует его распределение по каждой статье затрат, как капитальный ремонт, так и средства развития, средства продления и средства снятия с эксплуатации атомных станций. Поэтому мне кажется, что тот посыл, который вы дали в вопросе, он не совсем правильный к сегодняшней ситуации.

- Короткий вопрос, и если можно, короткий ответ. Вы знаете, что во многих организациях сократили даже должность людей, отвечающих за технику безопасности. И вообще эта проблема как бы задвинута на задний план. Есть какое-то противодействие со стороны вашего или ваших коллег, государственных органов?

МАЛЫШЕВ: Действительно, сфера производственно-технологического контроля внутреннего, корпоративного, стоит сегодня на повестке дня, но, к сожалению, она не отрегламентирована нормативными документами. То есть был посыл, что это делают непосредственно предприятия, поэтому вы и решайте. Мы сейчас пытаемся реализовать с крупными компаниями организацию системы внутреннего производственного контроля, нацеленного на наши задачи и их тем более.

Пожалуйста, слушаем звонок следующий.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Меня зовут Аркадий, Москва. У меня маленькая ремарочка. Дело в том, что у нас всегда ищут стрелочников, а нужно наказывать людей виновных и руководителей, я имею в виду в первую очередь Чубайса. За что он ни берется (это человек, профессионализм которого приближается к нулю), все, что он делал, носит резко негативный разрушительный характер. И теперь все его разделение приведет к тому, что не будет ответственности, уж Чубайс-то точно не будет ответственным, хотя он берет на себя ответственность, но никогда ни за что не ответил.

- Ваша позиция ясна. В чем вопрос?

СЛУШАТЕЛЬ: Почему до сих пор не уволен Чубайс? Он должен был быть уволен после дефолта. Работала комиссия Совета Федерации:

- Это вопрос не к нашему гостю, Андрей Малышев не может его уволить, он может только написать заключение комиссии.

МАЛЫШЕВ: Я могу возложить на него административное нарушение, если будет установлена его прямая вина как генерального или председателя правления за часть нарушений нормативов в области обеспечения безопасности. Наша комиссия, еще раз повторяю, была техническая, она должна быть такой, и мы выяснили именно технические причины. Как бы мы ни хотели, но стрелочник все равно в этой ситуации будет, потому что это процессы непрерывного действия, там работают люди с определенной ответственностью, и они знают свою эту меру ответственности.

- Я хотел бы расширить вопрос. У многих людей создается впечатление, что сейчас в России период повальной безответственности, никто ни за что всерьез не отвечает. Происходит одно, другое, третье, а многие вещи просто спускаются на тормозах или принимаются меры, но мы о них не знаем. Постарайтесь меня опровергнуть.

МАЛЫШЕВ: Я не буду вас опровергать. Дело в том, что мне кажется, что просто стали больше говорить о событиях, в первую очередь негативных, как о неких жареных фактах. Это ни хорошо и ни плохо. А преодоление этих событий, той же аварии, которая была в Московском регионе, потребует длительной и кропотливой работы, и никто ее долго освещать не будет, потому что она, извините, нудная для восприятия общества, но она нужная и полезная. Поэтому я бы сказал, что событий не стало меньше или больше, они просто стали чаще звучать.

- Ну, вы знаете, есть мировая этика профессионалов. Если в твоей системе произошло безобразие, катастрофа или что-то еще, уважающий себя профессионал уходит в отставку сам. У нас этой практики нет.

МАЛЫШЕВ: Во-первых, у нас не произошла катастрофа, а произошла авария, и последствия ее, хотя достаточно серьезные, они просто затронули очень большое количество людей, и получилось серьезное социальное звучание и политическое. Во-вторых, в отставку ушел Евстафьев, генеральный директор "Мосэнерго".

- После заявления президента:

МАЛЫШЕВ: Ну это уже вопрос, будем говорить, временной, но он ушел в отставку. Это второе. И действительно, генеральный директор "Мосэнерго" здесь отвечает за ситуацию именно в этой части.

- Слушаем следующий вопрос.

СЛУШАТЕЛЬ: Иван Николаевич, Пензенская область. Уважаемый ведущий и гость программы, а не кажется ли вам, что все техногенные аварии стали той преступной политикой, которую проводит сейчас правительство в отношении всех стратегически важных объектов страны. Все эти временщики, они ничего не делают. Даже президент Путин сказал, что оборудование на Чагинской установлено в 1962 году. А эти временники, они покупают яхты, виллы и все остальное:

МАЛЫШЕВ: Иван Николаевич, мне сложно ответить в моральном аспекте, вы сказали про членов правительства (хотя я не член, но вхожу в структуру правительства) и про временщиков (а я-то вообще временно исполняющий обязанности), это вроде как мне в первую очередь. Мы сегодня в рамках нашей службы (не буду отвечать за все правительство) пытаемся при том реформировании, которое идет, и административная реформа, и структура правительства, не потерять то, что было заложено в прошлых структурах - Госгортехнадзора, Госатомнадзора, той стабильной инспекционной и контрольной работы, которая была до этого. И я считаю это задачей сегодняшнего этапа.

- Андрей Барашков в Интернете задает вопрос. Какие меры вы считаете нужным предпринять, чтобы не было таких техногенных катастроф, типа той, которая была 25 мая? И не готовятся ли какие-то федеральные законы в этом направлении?

МАЛЫШЕВ: Я начну с конца. Сейчас готовятся законы, потому что сегодняшние технические требования, в соответствии с законом о техническом регулировании, по безопасности могут устанавливаться только законами, так называемыми техническими регламентами. Наша служба, совместно с другими, естественно, министерствами и ведомствами, активно работает над разработкой первоочередных технических регламентов, которые нацелены на особо опасные объекты, с целью выпуска этих документов и введения их в жизнь. Поэтому законы такие готовятся, и, кстати, многие вещи будут ужесточаться, исходя из сегодняшней практики. А что сделать для того, чтобы таких аварий не было? Здесь, к сожалению, слова могут быть только банальные. Первое - надо поднять исполнительский уровень на предприятиях. И второе - модернизировать предприятия, оснастить их средствами диагностики, контроля и так далее. Но это достаточно серьезный и длинный путь.

-Но вы знаете, есть еще моральный аспект. Разговор о технологической, о трудовой дисциплине, не модны сейчас, они звучат как архаизм советский. А пьянство - чуть ли не норма вообще на производство:

МАЛЫШЕВ: И наркомания. Я могу сказать, что те аварии, которые произошли в шахтах в Кемеровской области, многие связаны были с тем, что шахтеры-наркоманы приносили наркотики, пытались курить там, и из-за этого происходили взрывы.

- Жуть! Ну как встряхнуть страну, как переломить общественные отношения? Можно ли как-то? Тут я уже не как технократа вас спрашиваю, а как гражданина.

МАЛЫШЕВ: Наверное, конечно, определенный пиар нужен. Ведь есть еще одна проблема. Люди, которые работают на опасных промышленных объектах, производственных объектах, которые являются источником потенциальной опасности для общества, к сожалению, привыкают к ситуации, что они ответственны не только за себя, не только за технологический процесс и за валовую выручку, которую получат предприятия, а они ответственны перед третьими лицами и перед обществом, и перед страной в целом. Вот это проблема, которую сегодня нужно поднимать.

- Еще звонок.

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Андрей, город Дмитров. Недавно была озвучена, я не помню, кем из должностных лиц, идея, довольно-таки здравая - переходить с дико централизованного производства энергии на более распределенное, и приводились довольно-таки положительные примеры, где-то в Сибири, по теплу и по электроэнергии.

- Создавать автономные системы, да?

СЛУШАТЕЛЬ: Да, автономные системы. Что делается Ростехнадзором в стимулировании перехода на такие как бы более безопасные мелкие мощности?

МАЛЫШЕВ: Мы можем только одно сделать и делаем сейчас: мы рассматриваем критерии по безопасности и пытаемся снизить так называемые административные и технические барьеры. Есть некоторые установки, о которых вы говорите, которые не влияют ни на третьих лиц, ни на окружающую среду, а могут быть локально размещены в тех или иных поселках, которые удалены от централизованного энергоснабжения либо снабжаются с низкой надежностью. Поэтому наша задача - снять жесткие требования к тому, чтобы человек мог установить достаточно быстро такую установку.

- Так, еще один звонок.

СЛУШАТЕЛЬ: Николай Смирнов, Москва. Вопрос к господину Малышеву. Господин Малышев - представитель государственной организации Гостехнадзора. Эта организация не стала акционерным обществом и прочим каким-то частным предприятием. Ответ почему - очевиден. Мне хотелось бы спросить, ведь столь же очевиден и ответ на вопрос, как можно было допустить, что такие важные для жизни страны, государства отрасли, как электроэнергетика, ТЭК в целом, железные дороги, отдаются и растаскиваются в частные руки.

МАЛЫШЕВ: Во-первых, Ростехнадзор ни может стать АО, потому что это федеральный исполнительный орган власти, око государства, и его задача на выполнение полномочий государства, которые, кстати, корреспондируются и с международным правом, такие же структуры существуют во всех практически странах мира. А во-вторых, вопрос о структурирование ТЭКа и так далее - это вопрос общественного устройства. В Соединенных Штатах и атомная энергетика частная, но работает на достаточно высоком уровне безопасности. Поэтому я думаю, что это вопрос дискуссии в обществе.

- Мы за нашу атомную энергию, мы способны?

МАЛЫШЕВ: Наша атомная энергетика будет акционироваться, но со стопроцентным участием государства. Потому что это форма, которая позволит дополнительно привлечь инвестиции в ее развитие и модернизацию.

- Мы на этом наш разговор заканчиваем. Спасибо всем, кто звонил. Я думаю, что более-менее мы эту проблему, которая всех волнует, смогли осветить.

МАЛЫШЕВ: Спасибо, Юлий Александрович, спасибо слушателям. Благодарю за внимание вас.

Малышев Андрей Борисович, родился в 1959 году в Москве. Окончил Московский энергетический институт, много лет проработал в Институте "Атомоэнергопроект", где прошел путь от рядового сотрудника до генерального директора. Кандидат технических и социологических наук. В 2002 году был назначен заместителем министра по атомной энергии. Затем в течение двух лет возглавлял ведомство по атомному надзору. В 2004 году назначен заместителем руководителя Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору. Практически одновременно на него было возложено исполнение обязанностей руководителя этой федеральной службы, которые он выполняет до сих пор. Андрей Малышев женат, имеет дочь. Любит теннис и мотоспорт.



 



философские стихи и проза о жизни

дизайн интерьера квартир, домов в Минске

горящие туры на кипр дешево

в солнечную испанию от турагентства зеленограда мира турс

конкурс рецептов яблочных пирогов







Точки зрения

Регина Гюнтер

02.12.06

Регина Гюнтер
Глава германского отделения Всемирного Фонда дикой природы
Марек Хальтер

02.12.06

Марек Хальтер
Французский колледж
Оливье Жискар д’Эстен

02.12.06

Оливье Жискар д’Эстен
Комитет в поддержку всемирного парламента COPAM
Мика Обаяши

02.12.06

Мика Обаяши
Институт устойчивой энергетической политики
Бил Пейс

02.12.06

Бил Пейс
Федералисты мира


Официальный сайт G8

Разработка сайта Интернет-технологии янв-март 2006
Поддержка и продвижение сайта март 2006 – 2011 Интернет-агентство Бригантина