Гражданская восьмерка 2006

Гражданская восьмерка — это возможность для каждого
участвовать в обсуждении глобальных проблем!


 

Модный писатель Ирина Лежава

ООД Гражданское достоинство - оператор грантов для НКО



Точки зрения

Джон Киртон

16.03.07

Джон Киртон
Руководитель научной группы по исследованию G8 университета Торонто
Виктория Панова

03.12.06

Виктория Панова
Директор научной группы по исследованию G8 университета Торонто в России
Мона Брике

03.12.06

Мона Брике
Форум германских НПО по окружающей среде и развитию
Найджел Мартин

03.12.06

Найджел Мартин
Монреальский Международный Форум
Питер И. Хайнал

02.12.06

Питер И. Хайнал
Университет Торонто Исследовательская группа «большой восьмерки»

Стенограммы пленарных заседаний и "круглых столов"

Стенограмма "круглого стола" по вопросам образования Международного Форума "Гражданская Восьмерка-2006". 9 марта 2006г.


Мы публикуем рабочий вариант стенограммы. При возникновении уточнений по содержанию текста просьба обращаться admin@civilg8.ru

Часть I

Антон Лопухин, президент МОО «Ассоциация юных лидеров». Меня зовут Лопухин Антон Михайлович, я довольно долгое время занимался подготовкой этого круглого стола и буду вести его до часа дня. Но прежде я бы очень хотел познакомить вас с тем процессом, который мы предполагаем, и рассказать, как мы хотим построить сегодняшнюю работу. И завтрашнюю, безусловно, тоже, но про завтрашнюю работу мы еще подробно будем говорить сегодня вечером.
Как вы, наверное, смогли прочитать в тех документах, которые вы получили с приглашениями и которые сейчас есть у вас в раздаточных материалах, основная цель всей нашей встречи – это выработать предложения для лидеров восьми стран по повестке дня, которая предложена страной-организатором, с позиции гражданского общества. И это очень важно. Мы с вами здесь собрались, чтобы обсудить вопросы для предложений в области образования. Образование – это огромная сфера, которая затрагивает каждого человека, это известно, поэтому и вопросов, я думаю, тут будет очень много.
Тем не менее, мне бы очень хотелось, чтобы мы в нашей работе не повторяли официальную повестку, в частности: стандарты образования, профессиональную подготовку, равенство дипломов и другие вопросы, про которые, я надеюсь, нам расскажут шерпы, потому что они как раз в этих вопросах гораздо дальше продвинулись, чем мы с вами.
Тем не менее, обсуждая эту повестку 16 февраля, работая в многочисленных рабочих группах, переписываясь с вами, мы совершенно точно можем сказать, что многие вопросы, которые для гражданского общества ключевые, остались за кадром. Предварительно мне кажется, что это следующие вопросы: прежде всего, гражданское общество и образование, которое состоит из двух очень важных тем. Это собственно гражданское образование или то, что по-английски называется устоявшимся термином civic education, и это участие граждан в управлении и развитии образования. Предварительный обзор этих тем показал, что у разных стран, даже внутри стран «восьмерки», очень разный подход к решению и гражданского образования, и к вовлечению граждан в участие в управлении образованием.
Нам бы очень хотелось выявить те болевые точки, выявить те позиции, которые будут интересны лидерам восьми стран, и, что самое главное, они смогут принять какие-то решения, которые повлияют на эту сферу и позволят что-то изменить к лучшему. Второе, очень важное направление (и в некоторых странах такое кричащее направление) – это образование как средство интеграции. И мы выделили здесь работу по двум основным направлениям, и первое назвали очень общими словами, но, мне кажется, очень важными: «Образование для всех».
К сожалению, и в нашей стране, и во многих других образование (притом что оно декларируется как доступное для всех) все еще не доступно всем гражданам. Есть целые группы и категории граждан, которые в силу тех или иных причин не имеют равного доступа к образованию, и я бы очень хотел, чтобы мы об этом поговорили.
И секция 4 – это «Образование в мультикультурном обществе и образование как инструмент интеграции мигрантов». Это две очень схожие темы, которые, как мне кажется, очень актуальны для всех стран и для стран «восьмерки» в частности. Где найти тот баланс между обучением детей титульному языку и сохранением их национальной культуры, как это все должно быть выстроено, как это должно работать? У каждой страны есть свой опыт, у некоторых он более успешный, у некоторых - менее. Было бы очень интересно поделиться этим опытом и предложить какие-то согласованные решения.
Я бы хотел отметить, что один я бы никогда не смог подготовить такое большое, серьезное мероприятие. Мы работали вместе с группой людей, которых я сейчас вам хочу представить и которые будут вести отдельные секции. Они здесь.
Гражданским образованием уже давно занимается и будет вести эту секцию Валентин Гефтер.
Вторую секцию, которая называется «Участие граждан в управлении и развитии образования» будут вести два замечательных человека - Анатолий Пинский и Нейл Дэвис.
Секцию 3 – «Образование для всех» - будет вести наша коллега, которую мы тоже все очень хорошо знаем, Денис Роза и Дайан Ричлер, которая приехала к нам из Канады.
И «Образование в мультикультурном обществе, образование для эмигрантов» будет вести Аркадий Аркадьев.
А теперь мне бы хотелось более подробно рассказать про нашу работу сейчас, до обеда. Я абсолютно убежден, что мы ничего не сможем сделать, если не начнем с того, что послушаем друг друга. И мне бы очень хотелось сгруппировать эти выступления по этим четырем темам, последовательно дать возможность выступить как можно большему числу участников. К сожалению, мы уже опаздываем на час, поэтому мы сократим дискуссии, ответы и вопросы, но постараемся полностью послушать всех.
Порядок будет примерно такой. Я не думаю, что нам удастся выдержать его до конца, но мне бы очень хотелось, чтобы выступления были сгруппированы по этим четырем темам, чтобы они строились блоками. И Валентин Гефтер, и Аркадий Аркадьев, и Анатоли Пинский, и Денис Роза примерно знают тех, кто планировал выступать. Но это не значит, что, если вы заранее не подавали заявку, то вы не выступите и не будет услышаны. Мы очень жестко ограничены во времени, поэтому я беру на себя неприятную обязанность: я буду жестко ограничивать всех выступающих тремя минутами. У нас есть возможность показать любые презентации. Если у вас есть какие-то конкретные предложения, чего я бы ждал особенно, для лидеров восьми стран, их запишут.
Сейчас я вас очень прошу, поскольку у нас очень много людей, направлять мне записки, кратко: как вас зовут, с какой темой вы хотите выступить, как называется ваш доклад. Я их постараюсь сгруппировать и всем дать слово.
Я хотел бы предоставить первое слово Альберту Анатольевичу Лиханову, это президент Международной ассоциации детских фондов.
Лиханов. Озвучу три позиции, которые, как мне кажется, важны в «Гражданской восьмерке», о которых пока, к сожалению, речи нет. Это прежде всего права детей. Жаль, что здесь нет секции, посвященной аспектам этой очень тяжелой проблемы. Как вы знаете, существует конвенция о правах ребенка, которую ратифицировала и Российская Федерация. Существует комитет ООН по правам ребенка, который слушает периодические доклады о положении детей в Российской Федерации. К сожалению, эта процедура представления государственных докладов по положению детей превратилась в полутайную систему государственных органов, которые плохо прислушиваются к общественным организациям, и к их мнению о том, как исполняются права ребенка в Российской Федерации и в бывших наших союзных республиках.
Второе – сиротство. В стране нашей 740 тысяч детей-сирот, за прошлый год было сброшено 130 тысяч детей. Это национальная катастрофа! Она тесно связана с образованием, потому что большинству детей, которые поступают в казенные сиротские учреждения, ведут до окончания этого заведения, до конца школы-интерната, в лучшем случае – детского дома. Чаще всего детям дают доучиться только до девятого класса, дальше отправляют в ПТУ. Судьба детей-сирот, которые попали в ПТУ, - это полная бесперспективность, это очень серьезный момент.
К «восьмерке» очень примыкает эта тема - международное усыновление. По этому поводу у нас в стране идет большой политический хай, который не имеет никаких продуктивных выходов. В прошлом году было 9 тысяч международных усыновлений и 7 тысяч детей, усыновленных российскими гражданами. Как вы знаете скандалы в США, когда 14 детей там погибли, испытали насилие, позволяют нашей Государственной Думе готовить проекты законов, которые вообще приостанавливают процедуру международного усыновления. В нашей организации единственный критерий: ребенок-сирота требует немедленного счастья сегодня, а еще лучше позавчера. Поэтому международное усыновление не надо прекращать, его нужно стимулировать. Но дело в том, что существует очень серьезная проблема контроля над усыновленными детьми, его осуществляют органы опеки и попечительства в лучшем случае, в регионах вообще нет такого опыта, и никакого контроля быть не может. Или директора детских домов, сиротских заведений, откуда дети ушли за границу, но это не контроль. Поэтому для «Гражданской восьмерки» мы ставим предложение создать альянс государственных и общественных организаций для тотального контроля над усыновленными детьми в разных странах мира.
У нас есть предложение от испанских ассоциаций усыновителей, предложение от французских усыновителей. Мы все время говорим про американские трагедии. Да, трагедии, 145 детей погибло, но почему-то мы не говорим о том, что за два года российские родители убили в прямом смысле триста собственных детей. У нас нет никакого шума на эту тему.
Я считаю, что на «восьмерке» надо поставить обсуждение темы контроля над международным усыновлением с помощью не только государственных, но и общественных структур.

Лопухин. Спасибо, мы запишем Вашу идею обязательно. Следующий, кто хотел бы выступить, это Сунгуров Александр, Санкт-Петербургский Гуманитарно-политологический Центр «Стратегия».

Сунгуров. Сейчас будет включена презентация. Коротко о гражданском образовании. Гражданское образование в России и перспективы его развития. Я не буду подробно останавливаться на формулировках, но самая главная формулировка - это подготовка гражданина к жизни в условиях нового демократического общества.
Очень важно сформировать гражданские качества на основе знаний и умений, которые позволят людям ориентироваться в современных условиях и защищать свои права, а также права других людей. Составные части важно понимать, что это не просто этико-правовое воспитание в школах, социальная практика, в систему гражданского образования также входит обучение правам человека, обучение культуре мира, воспитание толерантности, развитие межсекторного социального партнерства и менеджмента некоммерческих организаций, фокусные группы, школьники, сами педагоги, военнослужащие и сотрудники силовых структур - крайне важно обучать правам человека сотрудников милиции и полиции. Государственные муниципальные служащие, которые тоже не очень понимают, в каких условиях работают, активисты НКО, заключенные группы риска и, наконец, пенсионеры, люди в возрасте, и в этом плане гражданское образование смыкается с идеей непрерывного образования.
Ситуация в России на сегодня. Существуют различные группы энтузиастов, работающих в этой сфере. Не буду их перечислять, вы их сами знаете, есть такие материалы. В то же время проблемы: фрагментарность, разрозненность работы, отсутствие интереса, поддержки со стороны государства, даже у Минобразования нет четкой позиции (одновременно письма о гражданском образовании и преподавание Закона божьего фактически). Государство не выполняет принятые международные обязательства. Одним и из путей решения было создано и действует при Комитете по образованию и науке Госдумы - общественный Совет по гражданскому образованию в области прав человека.
Основная цель – консолидация усилий представителей общественных и государственных организаций в этом направлении. Одним из итогов стало создание проекта федеральной целевой программы по гражданскому образованию, которая была одобрена Советом при президенте и поддержана президентом на его встрече с Советом по институтам гражданского общества 2005-того года.
Позже эта идея трансформировалась в идею концепции развития гражданского образования, и важно, чтобы она стала реальностью до встречи собственно G-8. так как она забуксовала сейчас где-то на уровне нашего министра образования или его сотрудников, которые не выделяют пока людей в рабочую группу, которая сформирована, чтобы эта концепция была полезна. А на форуме нужно обсудить, как другие страны поддерживают развитие у себя гражданского образования, потому что энтузиазм гражданского общества – это очень важно, но важно, насколько государство заинтересовано в том, чтобы были действительно граждане, а не верноподданные.
И мне кажется, на форуме очень важно обсудить, как другие станы поддерживают развитие гражданского образования, какие программы принимают, это было бы конкретным направлением.

Лопухин. Спасибо большое. Следующая заявка, которая ко мне поступила, это Нодар Хананашвили, союз «Гражданское общество – детям России».

Хананашвили. Уважаемые коллеги, добрый день. Мне хотелось бы обсудить вопросы, связанные с необходимостью реформирования системы образования с учетом того, что российское или бывшее советское образование, с одной стороны, казалось бы, можно было признать достаточно хорошим тогда, когда оно было, с другой стороны, категорические изменения пространства, политики стран привели к тому, что это образование становится чрезвычайно отстающим. И сегодня необходимы процессы по перестраиванию системы образования из слаборефлексивного, вертикального, дидактического в интерактивное, партнерское и горизонтальное. Это первое.
Второй момент связан с тем, что все-таки те темы, которые затрагивались на прошлом круглом столе, прежде всего та тема, которая касается международных стандартов и их более детального обсуждения, мне кажется, тоже была бы достаточно интересна, поскольку это было бы взаимно интересно и нашим зарубежным коллегам, которые приехали сегодня.

Лопухин. Большое спасибо. Сейчас я хотел бы предоставить слово одному из наших гостей из Англии. Нейл Дэвис, National Governors Association and The City Portsmouth Girls School.

Дэвис. Большое спасибо. Как я уже говорил, перед нами стоит задача обеспечить наших детей подобающим, соответствующим образованием, инструментом, который им нужен для того, чтобы стать активными членами нашего мира, нашего политического общества. Не стоит забывать, что существуют также ясли, существуют детские сады, существуют начальные школы, колледжи и университеты, и нам необходимо обеспечить, чтобы во всех этих учебных заведениях обеспечивалось самое лучшее образование для детей.
Нам нужно привлечь лучших людей определенных профессий, и таким образом обеспечить соответствующую подготовку преподавателей. И, когда мы вступаем в гражданское общество, нам необходимо делиться международным опытом.
Необходимо также признать, что в рамках школы существует необходимость непрерывного планирования, то есть такого планирования, которое охватывало бы и низшие, и высшие уровни образования, в России и в остальных странах.
Очень остро стоит задача обеспечить отсутствие пропасти между образованием, которое дети получают в школе и в университете, у нас есть очень хорошие преподаватели и даже директора, но, когда они уходят на пенсию, очень трудно найти им соответствующую замену, необходимо подготовить условия для решения этой проблемы.
Еще один вопрос – это необходимость признать, что мы живем в глобализованном мире. Когда мы планируем наш учебный план, когда наше правительство планирует учебный план, когда люди участвуют в различных учебных процессах (например, соответствующие органы власти), необходимо смотреть на содержание учебного плана с тем, чтобы удостовериться, что детям предоставляются необходимые знания и необходимые инструменты для того, чтобы они моли чувствовать себя полноценным гражданам мира, в котором они будут жить. Большое спасибо.

Лопухин. Мария Филатова, Автономная некоммерческая организация «Новое планетарное телевидение».

Филатова. Я бы хотела представить вашему вниманию большой планетарный проект, который называется «Мир глазами детей» и программу «Детское государство». Мы прекрасно знаем, что форма образования детей не только в школе, но в основном сейчас образование идет через Интернет и телевидение, поэтому данный проект является образовательно-телевизионным.
Данный проект предполагает, что будет продвигаться в мировое информационное пространство единый бренд детей и молодежи, который так и называется «Мир глазами детей». Этот единый бренд позволит соединиться всем детям в единый центр или союз планетарной культуры, где будут аккумулироваться детские материалы и проекты на всех языках мира. Почему это очень важно для «восьмерки»? Потому что данный проект невозможно осуществить в одиночку, крупнейшие европейские компании уже поддерживали наш проект. Данный бренд принадлежит всему миру в целом, всему человечеству и должен стать его достоянием.
С помощью этого бренда можно плавно изменять определенные экономические процессы, можно привлекать финансирование, повысить имидж России в информационном пространстве, объединить молодежь всех стран и поставить ему общие миротворческие цели. Привлечь иностранные инвестиции ко всем молодежным проектам и организациям всего мира через единый центр, а также раскрыть творческий потенциал молодежи всех стран посредством подрастающего поколения.
Это может дать неоценимый вклад, расширить спектр международных связей через взаимодействие молодежи всех стран и полномасштабную реализацию проекта «Детское государство». И, как результат, это приведет не только к образованию детей в широком смысле этого слова, не только к образованию детей, которые будут жить не для себя, а во имя всего человечества и являться миротворцами, но, как результат, это приведет к смещению национальных и религиозных противоречий, потому что дети, собравшиеся из разных стран, говорящие на разных языках, у которых будет свой телеканал, и будут вещать на всех языках и делать эти программы для взрослых, помогать решать взрослым проблемы.
Потом, строительство первого детского города, в котором будет детский мэр, а потом сети этих городов с реалити-шоу в режиме реального времени по этому телеканалу, где будет показываться, как они будут строить и что-то делать, не зная языка друг друга, находить контакт.
Вот этот процесс взаимодействия детей – это будет живое обучение не в школе за партой, а просто в жизни.

Лопухин. Спасибо большое. По второй теме я сейчас хочу дать слово Елене Русаковой, АНО «Научно-методический центр «Гуманист».

Русакова. Я здесь представляю три организации (две московские и одна межрегиональная), которые занимаются некоторыми правовыми аспектами образовательной политики и ситуации в системе образования. В связи с этим я хочу привлечь внимание тех коллег, которые не попадут на вторую секцию по участию граждан в управлении образованием, к такому вопросу, который до сих пор редко ставится. Все присутствующие понимают, что система образования может быть как инструментом демократического развития общества, так и, при некоторых обстоятельствах, наоборот, препятствовать демократизации и прогрессу. Традиционно рассматриваются такие моменты, как доступ к образованию, права ребенка и тому подобные аспекты, но мы сейчас видим, что довольно важный аспект оценки системы образования – это соблюдение некоторых гражданских и политических прав на примере России.
В частности, это свобода убеждений и право на доступ к информации. Здесь важный аспект права на образование - право родителей выбирать образование в соответствии со своими религиозными и философскими убеждениями, то есть выбирать способ воспитания ребенка в соответствии со своими убеждениями. Были соответствующие разъяснения Европейского суда, что это, в первую очередь, относится к государственной школе.
Сейчас многие учителя выражают беспокойство в связи с тем, что российская школа становится объектом довольно серьезного политического и идеологического воздействия, и все больше обнаруживается фактов и примеров, когда это, казалось бы, элементарное право родителей оказывается трудно осуществимым, то есть родителей попросту лишают выбора в некоторых принципиальных ситуациях. Тут коллеги уже называли такие вопросы, как религиозное обучение, военное обучение. То же самое, гражданское участие родителей оказывается сильно затруднено в связи с отсутствием информации, то есть система образования чрезвычайно закрыта, родители на всех уровнях не могут получить информацию о принимаемых решениях, о том, какими документами регламентируется то, что касается образования и воспитания детей.
В том случае, если мы получаем какую-то тревожную информацию или информацию, требующую специальных решений, оказывается, что если в других сфера жизни есть система международной защиты прав человека, то в системе образования аналогичной системы нет. Думаю, что мы будем иметь хорошую возможность поставить этот вопрос: как оценивать национальную систему образования, то есть уровень соответствия гражданским, политическим, различным правам и как воздействовать на эту ситуацию.

Лопухин. Спасибо большое. Сейчас я хотел бы предоставить слов Анатолию Пинскому.

Пинский. Анатолий Пинский, Российский общественный совет развития образования. Я полностью согласен с предшествующим выступлением. Мне кажется, что необходимо сформулировать от нашего форума пожелание для лидеров «восьмерки» о необходимости существенного расширения участия общественности, в том числе родительской, в управлении в школе, где учатся их дети. Соответствующие модели, будь то управляющие советы, будь то школьные советы, и необходимо их расширение в пределах всей «восьмерки» и оставшейся части мира. Это первое.
Второе. Одним из приоритетных пунктов официальной повестки дня «восьмерки» является высшее университетское образование. На мой взгляд, в недостаточной мере отражены вопросы студенческого и академического самоуправления в сфере высшего образования, и это также может служить предложением для обсуждения на «восьмерке» по образованию.
И третье. Мне кажется, будет хорошо, если лидеры «восьмерки» дадут поручения своим министрам финансов расширить обмен эффективными моделями стимулирования общественной активности и меценатства в сфере образования и соответствующие налоговые и фискальные службы государств будут расширяться по своему внедрению в образовательную систему и в общество.

Лопухин. Большое спасибо. Сейчас я хотел бы передать слово Денис Розе, представителю региональной общественной организации «Перспектива». Она подготовила серию коротких презентаций, которые развивают эту третью тему. Пожалуйста, представьте ваших коллег и их работу.

Роза. У нас пять человек, которые подготовили небольшие выступления на тему образования для всех, образования для детей со специальными образовательными потребностями, или, как здесь была тема назначена, доступа к образованию. Я хочу сейчас представить вам президента организации «Инклюзия» Дайану Ричлер, она приехала к нам из Канады.

Ричлер. Спасибо. Я являюсь президентом Международной ассоциации «Inclusion», это международная федерация, организация, которая занимается социальными вопросами. Кроме того, я возглавляю рабочую группу по образованию, которая работает в рамках глобального партнерства по предоставлению образования лицам с ограниченными возможностями, мы работаем со Всемирным банком.
Я хотела бы поговорить об образовании с точки зрения его развития. Я хотела бы предоставить вам определенные рекомендации, которые непосредственно относятся к предыдущим обязательствам стран «большой восьмерки».
Конечно, мы поставили перед собою задачу обеспечить равные права на образование для людей и детей по всему миру. Я хотела бы отдельно отметить, что этого невозможно достичь, если мы будем об этом думать без учета детей с ограниченными способностями, 99% из которых в настоящий момент практически не обеспечены образованием, не имеют равного доступа к образованию. В глобальном масштабе 10% всего населения Земли в то или иной мере имеют ограниченные возможности.
В 2002-ом году мы взяли на себя обязательства, то же самое было сделано в 2005-том году комитетом, представляющим африканский континент, аналогичные рекомендации были выдвинуты в прошлом году в Великобритании, и, естественно, у нас рекомендации «большой восьмерке» по развитию. В прошлом году мы взяли обязательное финансирование в объеме 50 млрд. долларов, я уверена, что это будет серьезная помощь для тех стран, которые стремятся обеспечить равные возможности по образованию для всех членов гражданского общества. Это очень важно для всех стран-участниц.
Недавно в Великобритании было выдвинуто такое предложение: 20% из этих 50 млрд. должно быть выделено под эту инициативу. Однако страны «восьмерки» не определили источник финансирования, и в Петербурге мы приняли решения и рекомендации относительно того, из каких источников будут собраны эти деньги. И мы должны проконтролировать целевое использование этих финансовых средств для того, чтобы эта инициатива включала всех детей. Я думаю, что мы должны работать так, чтобы 100% детей имели доступ к образованию. Это очень важная рекомендация, я надеюсь, что мы сможем ее выполнить. Спасибо.
Лопухин. Большое спасибо.

Роза. Я хотела бы представить Петро Барбьери, он приехал из Италии и является председателем национальной организации людей с инвалидностью.

Парбьери. Прежде всего разрешите поблагодарить всех организаторов за приглашение на этот замечательный форум, на эту встречу. Я председатель организации инвалидов и их семей, это международная организация, она функционирует в Италии, мы работаем над всеми аспектами, которые касаются людей-инвалидов. В своей презентации я бы хотел затронут очень глобальный вопрос. Она предназначалась для достаточно большого времени, но я ее сокращу.
В первую очередь это, конечно, инклюзивное образование, то есть образование для всех. Мы действительно практикуем подобные вещи в Италии, это наш очень характерный опыт. Я хотел бы представить вам цифры в евро, представленные специальным агентством на нужды образования людей, детей-инвалидов.
Существуют люди в Европе, их более двух миллионов, с особыми потребностями в образовании. Около 4% составляет от всего населения в Европе, 57% из них учатся в сегрегированных, специальных школах. Это достаточно ужасающие цифры. Это цифры, которые были предоставлены Европейским агентством в Италии. Мы начали инклюзивное образование в 97-ом году, был принят специальный закон, который приостановил действие этих дискриминационных правил разделения людей на здоровых и нездоровых, инвалидов и не-инвалидов, людей с умственными отклонениями и физическими отклонениями.
Таким образом, это позволило нам создать общую систему образования, в которой принимаются и включаются все дети, страдающие определенными недостатками и нет. В 92-ом году был принят еще один закон итальянским правительством, согласно которому все люди должны были приниматься в различные школы, им должны быть предоставлены различные инструменты образования. Таким образом, было переведено около 16 тысяч детей из сегрегированных специальных школ в обычные школы, и около 10 тысяч учащихся были приняты в обычные университеты, не в специальные университеты. Это цифра по Италии.
Это все должно подчеркнуть одну очень важную вещь: должны разрабатываться специальные индивидуальные программы. У нас есть около 75 тысяч специальных учителей, которые в настоящий момент проводят подобное инклюзивное преподавание для всех, это учителя, которые обучают в обычном классе, то есть не в специальных. И именно в обычных классах учатся дети с ограниченными возможностями. Это может быть преподаватель математики, литературы, оно ничем не отличается от других.
Естественно, муниципалитетом предоставляются другие возможности для детей с ограниченными возможностями: пользоваться общественным транспортом, общественными заведениями. И теперь большинство систем образования в Италии, большинство школ в Италии ориентированы именно на инклюзивное образование, то есть мы таким образом хотим создать своеобразную систему, которая будет базироваться на инклюзивности, на включении всех систем образования.
До 97-ого года, до того, как был принят закон о дискриминации, о признаках ограничения возможностей, около 15 тысяч человек с различными ограниченными возможностями учились в обычных школах, а после 97-ого года около 160 тысяч детей с ограниченными возможностями были переведены в обычные школы, из них около 30% получили возможность общаться и работать с обычными детьми, учиться в обычном окружении. Я в настоящий момент говорю о тех трех тысячах детей, которые страдают умственными отклонениями.
Около 75% детей с умственными отклонениями живут в своей семье, они не живут в специализированных заведениях, в пансионатах, и общественные власти проводят в жизнь такие законы, которые позволяют муниципалитетам создавать определенные связи со школами для того, чтобы учебные программы и проекты были индивидуализированы, то есть предназначены для индивидуального образования, отвечали бы индивидуальным потребностям детей.
Таким образом, вы видите, что эти проблемы пронизывают насквозь всю систему образования в Италии. Система образования в Италии пронизана уважением к особенностям детей. Необходимо признавать разницу, которая существует между детьми с ограниченными возможностями и здоровыми детьми. Необходимо изменять эту систему в пользу поддержки детей с ограниченными возможностями. Я думаю, что таким образом необходимо поддерживать независимость самоопределения именно на национальном уровне и не только на национальном уровне. Мне кажется, этот вопрос системы образования для детей с ограниченными возможностями должен быть включен в повестку дня в системе ООН.
И статья 24 играет очень важную роль для предоставления подобных возможностей таким детям. Нам необходимо поднять этот вопрос еще раз на очередном заседании, которое состоится 24 августа.

Роза. Хочу представить вам Сергея Колоскова, он президент Ассоциации родителей детей с синдромом Дауна.

Колосков. Добрый день, уважаемые коллеги. Я отец ребенка с синдромом Дауна, моей дочке 16 лет, она учится в общей школе в России, это не очень просто. Наша организация занимается правозащитной работой, мы являемся членом Экспертного совета Уполномоченного по правам человека РФ.
Мое выступление от коалиции разных организаций, в том числе организаций, которые не связаны непосредственно с вопросами инвалидности, потому что тема, которую мы поднимаем, лишь некоторым касательным образом, очень существенным для инвалидов, но тем не менее главным образом касается здоровых людей. То есть наша группа – это права ребенка, с Борисом Львовичем Альтшулером мы выступаем практически совместно, он продолжит мое выступление, это и Евгений Бунимович, председатель Комиссии по образованию Мосгордумы, и Олег Зыков – это фонд, который занимается вопросами борьбы с наркоманией, и Валентин Гефтер – это Институт прав человека.
То есть для нас было важно вывести эту тему из рамок темы инвалидов или какой-то отдельной группы <…>
Второе. Я бы хотел попросить вас все-таки определиться, для чего мы собрались здесь? Есть два очень важных, очень полезных режима для общественных организаций: режим конференции, режим обмена мнениями или лоббирование каких-то целей, привлечения к ним внимания государства. Это совершенно разные пути работы, они оба ценны, но, как мне представляется, все-таки мы собрались для того, чтобы добиться каких-то определенных вещей от государства, поэтому мое главное предложение заключается в том, чтобы работать в этом ключе.
Наше предложение размещено на сайте «Гражданской восьмерки», но, к сожалению, оно не включено в пакет документов, поэтому вы не можете с ним ознакомиться. Я не буду его все зачитывать, остановлюсь на ключевых моментах.
Во-первых, мы просим вас решить для себя, действительно ли вы разделяете наши убеждения в том, что вопросы интегрированного образования действительно так важны для всех вас, или все-таки вы думаете, что это вопросы инвалидов, локальные вопросы. Мы просим вашей поддержки. Если этот вопрос действительно очень важный, мы просим его сделать одним из трех приоритетных вопросов, которые будут вынесены правительствам стран «восьми», потому что надо понимать, что правительство не будет принимать управленческие решения по десятку вопросов. Тут другая работа. Я не говорю о том, чтобы в нашем диалоге с властью говорить только об интегрированном образовании, но, когда требуются управленческие решения государства <…>
То управленческое решение, которое мы хотели бы от властей, это решение о заключении межгосударственного соглашения о международном сотрудничестве в области интегрированного образования. Суть этого соглашения заключается в том, что государства «восьмерки» организуют и финансируют широкое международное сотрудничество в области образования. Это и сотрудничество между государственными органами, и сотрудничество межу педагогическими университетами и школами. Это исключительно важные вопросы.
Конечно, мы заинтересованы в решении прежде всего наших, российских проблем. Мы заинтересованы, чтобы опыт всех стран, где двадцать лет эти проблемы решаются, был востребован при формировании нормативных и законодательных актов.

Лопухин. Спасибо большое.

Роза. Я бы хотела еще представить Марк Воган. Тема – «Инклюзивное образование». Приехал из Великобритании.

Воган. Большое спасибо за приглашение. С точки зрения инклюзивного образования я хотел бы очень кратко остановиться на следующих вопросах. Когда мы говорим об инклюзивном образовании, мы должны отметить, что в Великобритании данный вопрос находится на должном уровне, я ссылаюсь на ст. 24, которая призывает все участвующие стороны обеспечить доступность образования для всех слоев населения. Мы ожидаем, что этот законопроект будет принят в августе этого года. Я рекомендую вам очень внимательно изучить эту статью, потому что она будет принята во внимание при обсуждении международной конвенции ООН, и все из вас могут подготовить независимые доклады, отзывы, которые будут касаться действий всех стран в долгосрочной перспективе. Необходимо активно включать права человека в наши документы и подчеркивать принципы использования прав человека.
Я хотел бы, чтобы мы понимали, что цель предоставления всем равного доступа к образованию должна начать выполняться с сегодняшнего дня. То есть не когда-то завтра, в перспективе, а именно сегодня. Мы должны реструктурировать саму систему образования, потому что, если мы этого не сделаем, об интеграции можно будет забыть, и люди с ограниченными возможностями, а также люди с синдромом Дауна не смогут обучаться в образовательных учреждениях и пользоваться теми же правами, что и дети без отклонений.
Я хотел бы, чтобы мы здесь приняли общую модель, которая регулирует предоставление доступа к образованию людей с ограниченными способностями. И, конечно, в зависимости от различных моделей мы можем использовать разные подходы к этому вопросу. Я считаю, что именно таким образом мы можем достигнуть наших целей. И 25 лет назад эти принципы уже были зафиксированы в законодательстве, и, как вы видите, 25 лет прошло, а по-прежнему проблема существует, и мы должны не забывать об использовании этого эксклюзивного метода. Это вопросы социальной справедливости. Большое спасибо за внимание.

Роза. Еще хочу представить Мэри Аранго, основателя организации «Семейные голоса» (США).

Аранго. Доброе утро. У меня сын, ему 26 лет. В принципе, я выступаю от имени всех тех семей, в которых дети имеют физические или умственные ограниченные возможности. В США существует достаточно сильное законодательство, которое было принято несколько лет назад, согласно которому все дети, которые имеют определенные ограниченные возможности (и физические, и умственные), должны получать образование.
Нужно сказать, что происходит настоящая борьба, и я думаю, что не будет преувеличением сказать, что мы боремся за эти семьи, за их целостность, за равенство принципов. Все наши дети, которые страдают определенными недостатками, имеют право на образование, у них должна быть надежда на получение образования, на то, что они когда-нибудь будут играть определенную роль в гражданском обществе.
<…> В школах учатся дети совершенно разные, такие же, как и наши. Многие страны принимают различные законы и постановления, согласно которым дети, которые имеют определенные ограниченные возможности, тоже должны участвовать в определенных обсуждениях, они должны иметь право голоса при принятии решений, как и их сверстники. Таким образом, они должны стать полноценными участниками гражданской жизни, жизни их местного сообщества, будь то практика их собственной школы или общества, в котором они вращаются. Тем не менее наши дети, которые страдают различными недостатки, должны получить право участия в них, и требования, которые предъявляются к ним, должны быть такими же, как и те требования, которые предъявляются к их сверстникам.
К детям-инвалидам должны относиться так же, как и к обычным детям. Это наша первоначальная обязанность – предоставить возможность всем гражданам без учета их ограниченности в возможностях предоставить возможность получить надежное и хорошее образование, а также медицинское страхование, доступ к медицине.
Все страны должны обеспечить медицинское страхование и надежную помощь подобным семьям. Необходимо привлекать подобные семьи к обсуждению различных стандартов на микро и на макроуровне. Все страны, включая страны «большой восьмерки», должны проследить за тем, чтобы права всех детей, включая детей-инвалидов, были соблюдены. Это касается и права на надежное медицинское страхование, и права на образование. Большое спасибо.

Лопухин. У нас есть еще три выступления по этой теме, которая всех волнует. Я хочу предоставить слово Комкову Сергею Константиновичу.

Комков. Спасибо. Профессор Комков, президент Всероссийского фонда образования, сопредседатель российского движения «Образование для всех», издатель и главный редактор газеты «Российское образование для всех».
Тема, которая сегодня заявлена, чрезвычайно важна по целому ряду причин, но я хотел бы начать с маленькой цитаты. В феврале прошлого года на конгрессе американских губернаторов выступал самый богатый человек планеты – Билл Гейтс, его выступление было принято всеми губернаторами стоя, с аплодисментами. Что такого сказал г-н Гейтс?
А сказал он очень простую вещь: «Когда мы говорим о том, что дети из малообеспеченных семей или дети из семей национальных меньшинств не в состоянии получить нормальное и полноценное образование, тому могут быть две причины. Первая – они не в состоянии учиться. И вторая – мы не хотим, чтобы они учились. Первая причина неверна по своей сути, а вторая порочна. Если мы не преодолеем этих причин, Америку ждет национальная трагедия».
Продолжая Билла Гейтса, я думаю, что национальная трагедия ждет не только Америку, она ждет в целом человечество, если мы не осознаем суть этой проблемы. Мы недавно отмечали 60 лет Юнеско, и одна из важнейших программа Юнеско так и называется: «Образование для всех». Эта проблема имеет глобальную суть, и особое значение она приобретает в данном случае для Российской Федерации. В чем здесь актуальность этой проблемы для нас? Дело в том, что эта проблема в России имеет целый ряд социальных аспектов. Первый и самый главный социальный аспект: мы сегодня очень много говорим о таком явлении в стране, как социальное сиротство и беспризорность. Сегодня боле двух миллионов детей в России не сидят за партой, беспризорничают и не получают никакого образования. В дальнейшем эти дети пополнят собой армию люмпенов и армию преступных элементов и фактически могут привести к полному развалу государства,
Вторая проблема – это образование и терроризм. Недавно эту проблему в полный рост высказал президент страны Владимир Владимирович Путин. Говоря об источниках и первопричинах терроризма, он сказал, что одной из главных причин является отсутствие нормального образования, потому что, в первую очередь, на путь терроризма встают мало образованные люди, не знающие, что происходит в мире и очень легко управляемые.
И, наконец, третий аспект: мы должны четко представлять, что 21-ый век полностью изменяет экономические и стратегические показатели во всем мире, мы переходим постепенно от сырьевой экономики к экономике новых информационных технологий и научных разработок. Так вот через 300-350 лет в мире не останется ни нефти, ни газа, ни каких-то других сырьевых источников, и человечество будет искать другие пути.
Найти эти пути оно сможет только при одном условии: если будет создана всеобъемлющая, очень мощная система образования на всей планете. Преодолеть все социальные эффекты мы сможем, только если будет реализована международная программа «Образование для всех». Поэтому я думаю, что нашим уважаемым шерпам для дальнейшего представления на саммите G-8 надо четко предложить, чтобы программа Юнеско «Образование для всех» была принята как одна из основных социальных программ для реализации всеми странами «восьмерки». Спасибо.

Лопухин. Спасибо большое. Еще просил слово Борис Львович Альтшулер.

Альтшулер. Спасибо большое организаторам за приглашение. Борис Альтшулер, Организация прав ребенка Российского центра по правам человека, я представляю коалицию, о которой говорил Сергей Колосков. Мое длинное выступление будет состоять из двух частей, двух объявлений.
Объявление первое. Коалиция Колосков, Альтшулер, Зыков, Бунимович, Гефтер направила в Горкомитет предложение по резолюции форума, теперь они со вчерашнего дня существуют еще и на английском, а включение темы Инклюзивного образования – очень приятно, что здесь так много единомышленников, я передам вам бумажный вариант. Это первая часто моего выступления. Я не буду повторять смысл: включить инклюзивное образование, и так далее.
Второе. Движимые ответственностью по этой теме, трое из нас (Колосков, Альтшулер и Зыков), понимая, насколько остро стоят проблемы, вызванные тем, что нет у нас в России такого образования, помимо того, что два с лишним миллиона не учатся, дети-инвалиды, 30 тысяч в этих страшных интернатах, отторжение от семьи и так далее, мы сделали набор из шести первоочередных предложений, что надо сделать Российской Федерации.
Это важно огласить. Закон уже подготовлен, поправки об инклюзивном образовании надо принимать срочно. Я говорю о тех законах, которые уже на выходе.
Второе. Прошло уже пять лет с того момента, как Министерство образования предложило поправки в семейный кодекс, без которых не будет ни местного *, ни патроната, ни семьи – ничего! Почему-то они не принимаются.
Третье. Программа «Дети России» на следующие четыре года сейчас разрабатывается. Включить то, что предлагает Минобразования и науки, перепрофилирование сиротских и всяких учреждений в центры профилактики семейного устройства. Пока это не встречает поддержки.
Четвертое. Необходимо в перечень, бесплатно предоставляемый инвалидам, чтобы они могли дома учиться, включить все услуги по образованию. Этого нет, закон в этом смысле уже одиннадцать лет не выполняется.
Пятое. Необходимо отказаться в принципе от позорной дискриминационной квалификации: «Неспособный к обучению». Сколько у нас штампованных детей! И вот уже Михаил Зурабов в августе подписал приказ о неспособности к обучению. Ни конституции для них нет, ничего.
И последнее - ювенальная юстиция. Был бы контроль за правами детей и за образованием, судебный контроль. Почему нет у нас ювенальной юстиции? Прошу президента Владимира Путина: отзовите из Государственной Думы свое отрицательное заключение 2002-ого года на первый пакет закона о ювенальной юстиции, об этом мы все написали. Спасибо.

Лопухин. Последнее выступление по этой теме, Клепиков Александр Васильевич, Всероссийское общество инвалидов.

Клепиков. <…> На этой конференции большое внимание уделялось проблемам образования, образованию вообще и образованию инвалидов и детей-инвалидов. Эта конференция приняла резолюцию. Я хочу, чтобы и вы поддержали, я думаю, что это будет в русле тех вопросов, которые мы обсуждаем. Участники конференции отметили необходимость скорейшей разработки и принятия конвенции о защите и поощрении прав и достоинств людей с инвалидностью
Как вы знаете, эта конференция уже долго разрабатывается, она близка к завершению, в ней очень много из того, что уже говорили на эту тему, в ней уже закрепляется как обязательная норма для стран-участниц. Поэтому было бы очень полезно, если бы страны «восьмерки» поддержали бы принятие, даже чисто в выступлениях, разработку и принятие этой конвенции. Я передам эту резолюцию ведущему и попрошу, чтобы это внесли в наши записи. Спасибо за внимание.

Лопухин. Теперь я хотел бы предоставить слово Алексеевой Татьяне Николаевне.

Алексеева. Спасибо большое. Я представляю Ассоциацию уполномоченных по правам ребенка в субъектах РФ и аппарат уполномоченных по правам ребенка г. Москвы. Я хотела бы напомнить присутствующим, что внедрение гражданского образования в образовательные учреждения никак не может быть без того, чтобы готовили учителей в вузах, учили их именно гражданскому образованию и привитию этого образования детям. Мы не говорим сегодня о том, что в детских колониях у нас речь о гражданском образовании идти не может, мы не говорим о том, что сегодня дети беспризорные не могут получать это гражданское образование, и обычные дети, обучающиеся в школах, потому что учителя не готовы давать. Это не должен быть только учитель обществознания, но это должен быть каждый учитель, который соприкасается с ребенком в школе, и он должен сам быть подготовленным для того, чтобы пропагандировать, доносить все эти элементы многофункционального понятия гражданского образования. Я думаю, что это тоже нужно внести в наши рекомендации. Спасибо.

Лопухин. Спасибо большое. У меня получилось много записок от желающих выступить по первой и второй темам. Тарана Шарифова.

Шарифова. Тарана Шарифова. Я директор Азербайджанской национальной родительско-преподавательской ассоциации. Я сейчас слушала выступления президентов детского фонда, где говорили о правах ребенка. Я считаю, что для эффективного участия в гражданском образовании родителей должна быть расширена сеть создания в школах родительско-преподавательских ассоциаций, где были бы учтены и права детей, и права родителей, и права преподавателей. Естественно, здесь и создание общественных фондов, и многие другие аспекты, касающиеся вовлечения граждан в образовательную систему. Спасибо.

Лопухин. Следующее слово – Павел Вдовиченко.

Вдовиченко. Я Вдовиченко Павел, Брянская область, региональная чернобыльская организация «Радимичи – детям Чернобыля». Я хотел бы уйти от внутристранового аспекта, представить, что мы здесь коллеги из разных стран. Мы, пожалуй, в продвижении образовательных международных образовательных партнерских проектов имеем одну проблему, независимо от того, во Франции, в Великобритании, в Канаде или в России. Если бы попытались с вами международное партнерство образовать в целях детей, в целях образования детей, мы бы смогли найти партнеров. Это тяжело, но это возможно - найти партнеров в другой стране. Можно определить группу целей, можно попробовать сам механизм реализации предложить и опробовать, и можно даже реализовать какой-то проект, два-четыре года. Мы реализовываем 14 лет международные проекты, и каждый раз и мы, и наши зарубежные партнеры имеем одну и ту же проблему: проблему бюрократических препон на уровне обеспечения визового режима.
Говорят наши президенты обо всем - и о бизнесе, и о других компонентах международных партнерств, но вот эта деятельность (то ли образовательная, то ли культурная, то ли медицинская, то ли иная, что можно назвать социальной сферой), к сожалению, испытывает явный пробел в этом. И было бы здорово, если бы наше сообщество вышло с предложением к правительствам «восьмерки» о скорейшем решении этого вопроса, потому что, если можно было бы уйти от виз хотя бы для проверенных партнерств, было бы здорово. Не декларирующих что-то, а делающих. А уж о смягчении визового режима, причем с двух сторон, я вообще не говорю. Спасибо за внимание.

Лопухин. Следующий выступающий – Александр Миронов, тоже на тему гражданского образования.

Миронов. Александр Миронов. Город Братск Иркутской области, братское отделение общества «Мемориал», заместитель декана гуманитарного педагогического факультета Братского госуниверситета. Я хотел поговорить о гражданском образовании и о том, как можно объединить формальное и неформальное гражданское образование. Начну с того, что в 2002-ом году в нашем университете начата подготовка специалистов по специальности «учитель права». Вдогонку г-же Алексеевой я хочу сказать, что у нас готовят учителей права. Не знаю, как ректор, но я считаю, что именно открытие этой специальности стало закономерным результатом многолетней совместной работы Братского госуниверситета и общества «Мемориал».
Сегодня эти будущие учителя права работают в школах, проводят тренинги, семинары, классные часы по правам человека, толерантности. Признаюсь, что в библиотеке университета соответствующей литературы недостаточно, но она есть в региональном просветительском центре, который был открыт международным обществом «Мемориал» именно в братском «Мемориале». Я, пользуясь случаем, хочу поблагодарить международные, всероссийские организации, которые помогают нам литературой. Это и «Мемориал», и Московская хельсинская группа, Независимый экспертно-правовой совет, Молодежный центр по правам человека, фонд «Точка опоры» и другие организации.
Я не знаю, как это происходит у наших коллег за рубежом, но, к сожалению, понимание достаточно необходимого нам понимания значения этой работы мы не находим, хотя, конечно, мы стараемся, сотрудничаем с департаментом образования, с управлением образования Иркутской области. И многие проекты, которые проходят в нашей области, проходят именно через наше общество «Мемориал». Я хочу сказать, что если мы будем дружить с образовательными организациями, то мы сможем добиться результатов в гражданском образовании. Спасибо.

Лопухин. Спасибо большое. Я хочу предоставить слово Ирине Леоновой, руководителю центра «Социальное партнерство»

Леонова. Уважаемые коллеги, я хочу еще раз вам напомнить, что все мы с вами здесь собравшиеся - мамы, папы, дедушки, бабушки, и у нас у всех с вами есть, наверное, то, что мы сегодня обсуждаем, какая-то главная сверхзадача, о чем мы должны все с вами говорить и помнить в качестве предложений «восьмерке».
Сегодня вопросы развития, касающиеся детства как мира детства, как культуры детства, мне кажется, актуальны для всех стран. Мы должны помнить, что мы и концептуально, и содержательно, и во всех направлениях нашей системы образования в разных странах не имеем права отнять у детей детство, у разных категорий. И поэтому сохранение культурных традиций, образовательных традиций, национальных, которые связаны с пониманием, что такое гражданин своей страны и гражданин мира.
Это вопросы очень серьезные, поэтому в России у нас с вами сложилась система, которой мы гордимся, но в последнее время не очень. И гордятся сегодня нашей системой в других странах, с этим я сталкивалась. Это то, что мы наработали: это внешкольная педагогика, это дошкольная педагогика, которая сегодня существует. Мы можем много критиковать, но есть система. И когда есть система, которую принимают другие страны, мы должны понять, как она должна развиваться дальше.
Есть уникальная система, которая тоже родилась в России, это музейная педагогика. Я в своей жизни отдала двадцать лет проблеме развития личности ребенка и считаю, что эти вещи сегодня развиваются во многих странах. И мы в России тоже не должны это упустить. И поэтому надо предложить, чтобы те эффективные формы работы, которые сегодня проявились в разных странах в этом направлении, стали доступны нам всем, и мы поставили под общественный контроль их развитие. Спасибо за внимание.

Лопухин. Спасибо. У меня есть большая стопка записок от желающих выступить по другим темам, которых нет в нашей повестке. Я хотел бы сейчас, пока мы еще не окончательно переключились на мысли об обеде, послушать этих выступающих, их точку зрения, их позиции. Вячеслав Широнин.

Широнин. Спасибо. Уважаемые коллеги, если говорить о содержании гражданского образования, то, конечно, цель заключается в том, чтобы люди научились понимать сами себя и общество, которое вокруг них. В этом смысле совершенно очевидно, что никакой радостной картины нет, люди говорят об афазии, то есть неспособности нас самих понимать свою ситуацию и выразить ее словами, и налицо кризис взаимного непонимания через границы.
С другой стороны, сейчас существует огромное количество разных субкультур, есть огромные интеллектуальные ресурсы, будь то человеческий потенциал, опыт (и позитивный и негативный), который можно использовать. Поэтому предложение очень конкретное и сфокусированное. Почему бы «восьмерке» не принять решение о создании международных экспертных центров, в которых бы работали междисциплинарные, межкультурные команды, которые бы занимались международными проблемами, вовлекали свой опыт и свои ресурсы в это дело? Спасибо.

Лопухин. Спасибо большое. Мне поступила записка, в которой написано, что нет выступлений по вопросам интеграции эмигрантов и по мультикультурному образованию. Поэтому просит слова Чернова Лариса Дмитриевна.

Чернова. Я представляю организацию Центра социальной и информационной поддержки «Исток», которая расположена в сельских районах. Мы занимаемся детьми сел. Наша организация в основном занимается защитой прав эмигрантов из стран СНГ, а также адаптацией детей из стран СНГ в местную среду. Мы проводим правозащитные мероприятия по толерантности, по воспитанию культуры и права у этих детей. И хочется сказать, что очень большое отторжение детей из сел, эмигрантов. У нас в Воронежской области большой приток эмигрантов, регион теплый, и есть школы, где уже до 50% учащихся - дети из стран СНГ. В школах очень большое противостояние, никто не занимается тем, чтобы детей как-то сплотить. Там буквально уже идут стенка на стенку, и само руководство, сама администрация не способна с этим вопросом совладать.
Поэтому мы, конечно, проводим различные мероприятия по толерантности, но их очень мало. Многим детям не хватает знаний для того, чтобы начать жить и учиться на той стадии, на которой учатся российские дети. Дети не знают многих предметов, которые не проходят в других странах, той же истории России. Математика там на низком уровне, а русский язык дети иногда вообще не понимают.
К сожалению, нет никой возможности, чтобы дети хотя бы одолели русский язык, чтобы одолели неприязнь к себе со стороны местных детей. И встречают такое не только дети, но и родители, которые воспитывают этих детей. Они интерны, я сама приехала из Узбекистана, и моему ребенку очень долго не давали стул в классе, потому мы столкнулись с возмущением: каким образом ваш ребенок попал в самый сильный класс, кто вам разрешил? Несмотря на то, что директор дал разрешение. Хотелось бы поднять вопрос адаптации.

Лопухин. Спасибо. Мне поступили записки с предложениями. Беляева Нина.

Беляева. Беляева Нина Юрьевна, я представляю организацию, которая занимается гражданским образованием больше восьми лет, она называется коалиция «Мы граждане», это международная организация, работающая в России. В 57 регионах и странах СНГ и Балтии, также являюсь профессором Высшей школы экономики.
По поводу инклюзии я хотела бы сделать несколько предложения для участников, которые здесь за круглым столом, поприветствовать всех, кто присоединился к группе, которая работал по образованию, потому что на первой встрече нас было всего человек тридцать, а сейчас, наверное, в десять раз больше. Поэтому очень приятно, что группа растет.
Традиции инклюзии, о которых говорила сегодня Элла Александровна, предполагают, чтобы не исключались темы, которые поднимаются новыми участниками, а, наоборот, включались. И поэтому было бы очень жаль терять мнения коллег, которые выступили здесь по пяти или шести темам, не включенным первоначально в повестку дня. Поэтому есть прекрасные технологии гражданского общества, которыми уже начали пользоваться, вывесив вот здесь белые листы. Материалы, которые были итогом обсуждений группы 16-того числа, мне хотелось бы, чтобы все вы были включены в ту дискуссию, которая велась 16-того числа. Она опубликована частично на сайте, но, может быть, не все успели ее прочитать. Я вам ее раздам.
Поэтому по тем вопросам, которые уже обсуждались 16-того числа, было несколько уникальных тем, чтобы мы не повторялись, не тратили время сейчас, было бы полезно вам эти вопросы раздать, чтобы вы к ним могли присоединиться. Это те вопросы, которые здесь уже звучали, но не попали в ту повестку дня, которая заранее давалась, я предлагаю, чтобы все люди, которые уверены, что эта группа получит поддержку и интерес у других участников, просто повесили бы свой плакат и собрали группы единомышленников, которые хотели бы что-то предложить как решение именно по этому острому вопросу.
Была найдена замечательная технология на прошлой встрече: решение вопроса надо связывать с вызовом, на который он отвечает. Это очень выгодная и удобная стратегия. Поэтому одна из острых проблем - это интенсивная глобализация мира вообще. И одной из тем, которые очень активно обсуждалась на прошлой встрече, были именно те вызовы, которые глобализация ставит перед образованием. И не только проблемы совместимости дипломов, о которой Антон упомянул, а гораздо больше: миграция в международном плане, меняющиеся рынки труда. Чрезвычайно быстро меняющаяся потребность в новых кадрах и очень быстро меняющаяся потребность в перепрофилировании.
Поэтому проблемы вообще, которые связаны с глобализацией, касаются любой страны, не только тех, которые входят в G-8. И этот вопрос чрезвычайно острый, поэтому я приглашаю всех, кто заинтересован, присоединиться ко мне и к моим коллегам. Здесь около двух десятков человек приехало обсуждать эту тему. И мне бы не хотелось, чтобы она была потеряна.
Кроме того, мне сейчас хотелось бы всех пригласить к участию в проектах, которые уже ведет Высшая школа экономики как школа, создаваемая при большой поддержке ЕС и у которой очень много образовательных проектов международного уровня. Я надеюсь, что в той специальной, более узкой группе мы сможем показать больше пяти презентаций по студенческой мобильности, по академической мобильности, по нашим летним школам, которые ведутся уже в течение шести лет. И все, кто заинтересован принять участие в международных молодежных летних школах, я приглашаю ко мне обратиться. Меня заверили организаторы рабочей группы, что ни одна тема не будет потеряна, что они будут услышаны. Особенно если будут конкретные предложения. Надеюсь, мы с этим справимся. Спасибо.

Лопухин. Спасибо большое.

Рижабик Меня зовут Рижабик Борис Георгиевич, я являюсь председателем северокавказского отделения Международного экологического фонда. По образованию биофизик, член Международной академии наук экологии и безопасности жизнедеятельности. Мы очень много говорим о формах образования. Я хочу поставить вопрос о содержании и качестве образования, особенно экологического, хотя вопрос касается и других типов образования. Можно придумать самые совершенные формы. Но, если мы будем наполнять их тем, что не имеет отношения к реальному познанию мира, то от такого образования никакого толку не будет. Причем я говорю не только о школьном образовании, хотя, конечно, в первую очередь о нем.
Однажды на семинаре у Дмитрия Сергеевича Чернавского в ФИАНе мне пришлось столкнуться с политиком, который доказывал, что нечего науке соваться в политику. Я спросил его: «А Вы лично может объяснить, почему в России зимой холодно, а летом жарко?» Он задумался, а потом сказал: «Потому что летом Земля находится ближе к солнцу, а зимой дальше». Тогда я спросил его, а почему в Бразилии наоборот? И тут уже его глаза стали совершенно оловянными, и ответить на этот вопрос он не смог, хотя это вопрос из курса географии для шестого класса средней школы.
Современное образование подвергается страшной агрессии со стороны сил, которые стремится его размыть. Эта агрессия идет от того, что я называю таким общим словом «рыночная эзотерика», то есть вместо реальных знаний о физическом мире предлагаются приятные на ощупь, очень влекущие, очень сладкие знания об астральных телах, об астрологических влияниях и так далее. Но от образования при таком подходе останутся рожки да ножки.
Я не против того, чтобы рассматривать все эти вещи как салонные игры. На здоровье! Сладко жить не запретишь! Но к образованию, и тем более к образованию лиц, принимающих решения, эти вещи допущены быть не моту.
Я хотел бы поставить перед высоким собранием вопрос о том, что необходимо обратиться к международному сообществу, к «восьмерке» с предложением четкого контроля содержания образования, основывать это образование на серьезных достижениях классической науки.

Лариса Коновалова, заведующая кафедрой ЮНЕСКО ГУУ. Благодарю председательствующего за возможность выступить. Я, во-первых, хотела бы поблагодарить трех выступавших передо мной. Я попросила бы зафиксировать некоторые предложения на доске. Первое выступление касалось участия государств в реализации программы ЮНЕСКО «Образование для всех». Эта программа была создана еще в Дакаре, у нее существует мониторинг. Я бы даже назвала три программы ЮНЕСКО, которые могут быть подхвачены «восьмеркой», в том числе и организациями гражданского общества: «Образование для всех», «Непрерывное образование» и «Образование взрослых». Возможно, мы должны сегодня говорить о трех группах, которые нуждаются в образовании в условиях меняющейся системы ценностей. Первое, что предстоит – создание общества «Знание». Мы сегодня находимся перед глобальным потоком знаний и глобальных социальных преобразований. Если мы говорим о системе гражданского образования, то ее надо внедрять в школах, нужно готовить граждански активных молодых людей. Второе – это пожилые люди, которые сегодня отстают от системы знаний. Здесь просветительская и образовательная роль гражданских институтов становится очень важной. Давайте заявлять о том, что тех пожилых людей, которые не успевают за системой знаний, не может обучить формальная система образования, этим могут заниматься только организации гражданского общества. Тогда мы передадим эстафетную палочку, может быть, в Германию, где эта система очень развита, где существует институт образования для взрослых, который вырабатывает очень интересные рекомендации. Тогда мы можем говорить о передаче опыта. И последнее. Когда мы говорим сегодня о системе высшего образования, мы должны задуматься о двух ее составляющих: образовательной и социокультурной миссиях. Тогда образовательное – это все, что связано с мобильностью и профессиональными стандартами. Но тогда в чем социально-культурная миссия? Я считаю, мы должны просить организации гражданского общества поддержать внедрение в образовательные стандарты новых направлений, по которым мы могли бы учить молодежь. Это межсекторные социальные партнерства. Мы должны говорить сегодня о подготовке социально ориентированных менеджеров и управленцев. Это будет вызывать активизацию молодежи, избавлять ее от социальной пассивности. И самое последнее. Надо просить страны «восьмерки» стать лидерами в программах ЮНЕСКО, о которых я говорила. Во-вторых, надо как можно больше думать о том, что для создания системы подготовки социальных менеджеров мы должны заниматься подготовкой преподавателей для этой системы. То есть, необходимо говорить о том, что все больше должны внедряться системы подготовки преподавателей.

Ведущий. Спасибо Вам большое. И я хочу предоставить слово нашим гостям из дружественной нам Армении. Карина Даниелян.

Карина Даниелян, Ассоциация «За устойчивое человеческое развитие». То, о чем сегодня здесь говорится, очень важно. Давайте зададимся вопросом: а почему у нас сейчас возникают такие проблемы, почему сейчас на первый план выходят проблемы людей с врожденными пороками? Ведь это накопление генетического груза популяции! Я смотрю на проблему как эколог. Мы, безусловно, должны бороться как с последствиями, так и с причинами, порождающими эту ситуацию. ООН объявила декаду образования для устойчивого развития – этот процесс активно идет во всем мире, и все вопросы, которые здесь обсуждаются, входят в эту проблематику. Разработана стратегия европейской экономической комиссии этой декады для нашего региона. И нас удивляет, что эта проблематика выпала из поля зрения, потому что это зонт, под которым умещается все, о чем мы здесь с вами говорим. В этом плане очень важно поведение «большой восьмерки», потому что центром этого вопроса является факт, фиксируемый современной наукой. Дезинтеграция в образовании, дискретность образования и научных подходов, не холистический подход, отсутствие междисциплинарного подхода в образовании и науке привели к экологической катастрофе. «Большая восьмерка», во всяком случае, «семерка» подает примеры действительно устойчивых моделей производства, но не потребления. Мы идем к обществу сверхпотребления. Впереди «большая восьмерка», а за ней – вся цивилизация. Это гибельно для планеты в целом. Вся система рекламы нацелена на сверхпотребление, и именно в этой сфере очень многое нужно сделать. Нам нужно на это обязательно обратить внимание!

Ведущий. Виктория Элиас, пожалуйста.

Виктория Элиас, Центр «Экосогласие», председатель европейского экофорума, координатор рабочей группы по образованию в интересах устойчивого развития. Я хотела бы продолжить тему, которую подняла Каринэ и сказать о необходимости акцентирования задач устойчивого развития в образовательных системах, о необходимости призвать «Большую восьмерку» продемонстрировать свою ответственность за развитие человечества. В контексте того, что «большая восьмерка» – это клуб наиболее развитых стран, мы могли бы обратиться к шерпам с предложением продемонстрировать свою политическую приверженность решениям, которые на глобальном уровне приняты в связи с объявленным ООН десятилетием устойчивого развития, которое координирует ЮНЕСКО. Я очень благодарна Ларисе Николаевне за то, что она уже акцентировала внимание на задачах трех других программ или одной общей: включить аспекты устойчивого развития в обсуждение приоритетных задач, о которых мы сегодня говорили: управление и самоуправление в образовании, толерантность, гражданское образование. Если мы посмотрим на текст стратегии Европейской экономической комиссии ООН по образованию в интересах устойчивого развития, то в нем найдем все эти вопросы и задачи. Кроме того, еще одним предложением к шерпам могло бы стать рассмотрение ими вопроса о финансовой поддержке инициатив в области образования в интересах устойчивого развития для развивающихся стран и стран с переходной экономикой, что позволило бы нам акцентировать внимание на проблемах и задачах развития образования в нашем регионе в том числе. Я думаю, что и Каринэ, и мне было бы интересно поговорить с теми, кто готов сформулировать наши предложения в этой области более конкретно. Спасибо!

Ведущий. Я хотел бы предоставить слово ведущему первой секции Валентину Гефтеру.

Валентин Гефтер, Институт прав человека. Спасибо! Я взял слово не для того, чтобы изложить свое видение проблем, о которых шла речь, а для того, чтобы предложить структуру работы нашей секции после обеда. Каждому вопросу в сфере гражданско-правового образования и просвещения я предложил бы уделить 15-20 минут, чтобы выработать конкретные предложения и рекомендации для продвижения их на рассмотрение «большой восьмерки». Первая подтема: «права участников образовательного процесса». Речь идет об учащихся, родителях, преподавателях, о том, что в этой сфере нужно делать. Вторая подтема: «общие инструменты гражданско-правового просвещения по вовлечению в демократическое участие, в защиту прав всех граждан, не только в образовательном процессе». Как обучать или просвещать людей на местном уровне, как участвовать в работе местного самоуправления локальных сообществ и т.д. Третья подтема: это то, что мы можем предложить через СМИ, через дополнительное гражданское образование, какие инструменты и предложения мы можем ввести. Следующая большая тема – это просвещение и образование в закрытых системах. Когда мы говорим о нашей теме, она не ограничивается только учащимися и только несовершеннолетними. Что имеется ввиду? Армия, полиция, детские учреждения, ювенальная юстиция... Что мы, как гражданские организации, можем предложить сотрудникам этих систем и их клиентам? Жду ваших предложений. И последнее. Это тоже важная тема: экспертное и организационное обеспечение нашего влияния на содержание гражданского образования. Об этом многие уже говорили. Речь идет о том, что может предложить гражданское общество относительно своего влияния на экспертном и организационном уровнях, чтобы госсистема услышала. Всех, кто заинтересован в этих четырех и, может быть, сопутствующих им подтемах, приглашаю после обеда на нашу секцию.

Ведущий. Спасибо большое. Я благодарен Вам, Валентин, за эти слова, я к ним полностью присоединяюсь. От нас действительно ждут результата и это очень непросто. У нас еще будет десятое число, чтобы сделать рекомендации лучше и еще некоторое время, чтобы довести до идеального состояния. …



Часть II

Денис Роза, РООИ «Перспектива». Можно начать с представлений вокруг стола. Пожалуйста, представьтесь: как Вас зовут, откуда Вы.

Марко Воган. Добрый день! Меня зовут Марк Воган. Я из Исследовательского центра Великобритании. Последние 25 лет мы занимаемся распространением инклюзивного образования в различных учебных заведениях для детей с ограниченными способностями. Спасибо!

Кевин Финеген, York University - Marsha Forest Centre. Здравствуйте, меня зовут Кевин Финеген, я из Канады, представляю факультет образовательской деятельности. Мы собираемся заняться проблемой инклюзивного образования вплотную.

Коф. Я - Митрас Коф, директор представительства компании «Эксель» в России.

Этангофе. Добрый день! Я - Поль Этангофе. Сегодня я уже говорила, что я
представляю международную организацию «Грэзвуд». Мы решаем проблемы молодежи и детей и лиц с ограничениями. Мы представляем им информацию, обеспечиваем коммуникацию, работаем по всему миру и пытаемся улучшить ситуацию в нашей стране.

Гэри Банч, Marsha Forest Centre. Я Канады. Наша организация работает для решения проблем людей с ограниченными способностями уже несколько лет. Наш центр разработал различные методики, которые применяются и используются по всему миру: например, создание различных систем общения. Также мы занимаемся публикацией различных работ. В Канаде мы сотрудничаем с крупнейшим издательским домом, подготавливаем необходимую информационную базу.

Ибрагимжон Домуладжанов, Ассоциация «За экологическую Фергану». Мы занимаемся вопросами экологического образования и разработкой нормативных документов для промышленных предприятий. Также занимаемся водными проблемами и образованием для высшей школы.

Владимир Вдовиченко, региональная общественная организация «Родимичи – детям Чернобыля» (Брянская область, г. Новозыбков). Нашей организации уже 19 лет. Мы осуществили ряд международных проектов. У нас есть свой летний лагерь на 500 мест, где отдыхают одновременно в интеграционном режиме и дети с ограниченными возможностями и здоровые дети из неблагополучных семей, состоящие на учете в милиции, а также дети из нормальных семей. У нас есть свой социально-реабилитационный центр, который мы организовали вместе с программой «Тасис». Есть кабинет медицинской помощи детям с детским церебральным параличом.

Юрий Кац, Ассоциация родителей детей-инвалидов «Свет» (г. Владимир). Занимаемся детьми и молодыми ребятами с ограниченными умственными и физическими возможностями. Спасибо!

Татьяна Волосовец. Мы, я и Елена Николаевна Кутепова, представляем Российский университет дружбы народов, кафедру специального образования, которая занимается переподготовкой и повышением квалификации учителей в сфере специального и инклюзивного образования. Спасибо!

Маргарита Карпащикова, Ухтинское отделение Всероссийского общества инвалидов (республика Коми). Мы занимаемся защитой прав инвалидов, доступным образованием, несколько лет являемся партнерами «Перспективы».

Рафик Рогонян, Нижегородская общественная организация инвалидов «Инватур». Партнер «Перспективы».

Анна Боброва, консультант общественной организации «Инватур». Я также представляю родительскую организацию поддержки детей-инвалидов и молодых инвалидов «Верос».

Сью Свенсон, The Arc of the United States (США). Здравствуйте! Я директор организации, которая занимается защитой и поддержкой лиц с ограниченными возможностями. Мы являемся одной из десяти крупнейших организаций в нашей области, в нашем штате около тысячи человек. Мы оказываем услуги на всей территории США, членами нашей организации являются более 250 000 человек. Мы оказываем серьезную финансовую помощь людям с ограниченными возможностями. Я являлась комиссаром по работе с людьми с ограниченными возможностями, то есть занимаю один из ключевых постов в Правительстве США по данной проблематике. Я занималась контролем различных университетов, центров и других органов, которые занимаются проблемами людей с ограниченными возможностями. Эта та модель, которую я хотела бы создать и здесь, для того, чтобы поделиться с вами нашей информацией.

Игорь Богачев. Я советник заместителя Министра образования и науки.

Сергей Комков, президент Российского фонда образования (Москва). Я доктор педагогических наук, профессор, академик РАЕН, сопредседатель Российского движения «Образование для всех». Сопредседателем со мной в этом движении является известный в стране человек Смолин Олег Николаевич – один из руководителей инвалидных организаций по зрению. Я главный редактор и издатель газеты «Образование для всех». Российский фонд образования создан в 1991 году специальным Постановлением Верховного Совета и Правительства России. Мы имеем 50 региональных отделений, 8 представительств за рубежом. Фонд является ассоциированным членом ЮНЕСКО.

Евгений Печерских, организация инвалидов-колясочников «Десница» (г. Самара). Совместно с «Перспективой» мы занимаемся вопросами образования и трудоустройства молодых инвалидов.

Ржена Будаева, Фонд создания безбарьерной среды в республике Бурятия. Совместно с «Перспективой» занимаемся доступным образованием для детей-инвалидов, созданием безбарьерной среды. Летом этого года, например, проводим конференцию сибирского масштаба «Сибирь безбарьерная», результатом которой будет являться обращение к Правительству Российской Федерации, к Общественной палате и другим органам по вопросу приведения в порядок законов по безбарьерной среде.

Дайан Ричлер, Inclusion International in Toronto. Я возглавляю Федерацию, в которой состоит 200 членов. Мы работаем в 12 странах мира, нашими членами являются также и организации из России и других стран СНГ.

Марина Соколова, «Хэндикап Интернасиональ». Добрый день! Наша международная гуманитарная организация занимается вопросами инвалидности во всем мире. Я являюсь координатором проектов этой организации в Российской Федерации. В частности мы занимаемся проектами, которые связаны с доступностью образования, и конкретный проект, который мы осуществляем уже третий год, связан с доступностью образования для лиц с тяжелыми сочетанными формами нарушений. Спасибо.

Сергей Колосков, МООИ «Общество «Даун Синдром». Я отец ребенка с синдромом Дауна шестнадцати лет, который учится в общеобразовательной школе. Моя организация занимается в основном правозащитной деятельностью в сфере образования. Мы имеем статус экспертов при Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации. Сейчас мы работаем в рабочей группе Государственной Думы по подготовке поправок к Закону об образовании. Среди заметных действий, которые проводила наша организация, есть несколько национальных кампаний по защите прав детей, находящихся в интернатах психоневрологического профиля. Эти кампании прошли в России и по всему миру. Последний такой национальный эфир был несколько недель назад, и у меня есть с собой диск с записью, которую по возможности я хотел бы показать здесь.

Денис Роза. Спасибо, Сергей. Кто-нибудь еще не представился?

Светлана Котова, РООИ «Перспектива». Я занимаюсь правозащитным направлением в «Перспективе», защитой прав детей-инвалидов на образование. Я являюсь помощником депутата Государственной Думы Смолина Олега Николаевича. Это человек, который в течение уже многих лет борется за принятие закона, который бы более четко регулировал права детей-инвалидов на образование.

Денис Роза, РООИ «Перспектива». Наша организация занимается отстаиванием прав людей с инвалидностью, активизацией молодых инвалидов, продвижением инклюзивного образования, просвещением общества об инвалидах и поддержкой людей с инвалидностью в трудоустройстве. Сейчас я хочу предложить Дайян Ричлер рассказать, как мы будем работать. У нас было несколько идей, мы хотели вам их предложить. Надо иметь ввиду, что у нас остается всего, по-моему, час, чтобы сформулировать свои предложения.

Ричлер. Спасибо, Денис. У нас есть возможность поговорить с шерпами. Я думаю, что мы не очень хорошо знаем, что означает слово «шерпы». Шерпы – это высшие руководители, которые работают с главами стран «большой восьмерки» при подготовке саммита. Те люди, которые приехали со мной, это непосредственно должностные лица, которые осуществляют подготовку и обеспечивают успешное проведение саммита. Для нас очень важно выступать перед вами сегодня, потому что мы можем предложить варианты развития ситуации и предоставить рекомендации. Мы будем выслушивать ваши точки зрения и, наконец, придем к какому-то единому знаменателю.
Итак, сегодня днем мы будем иметь дело с рекомендациями в сфере образования, которые должны вынести на рассмотрение руководителей стран «большой восьмерки». Мне кажется, что через утреннее обсуждение красной нитью прошли три темы для распространения инклюзивного образования. Первая – это то, что может сделать «большая восьмерка» для распространения инклюзивного образования в России. Вы находитесь в России, вы знаете российскую специфику и вы должны выступить с соответствующими предложениями и дать нам рекомендации. Второй момент – это сотрудничество между странами «большой восьмерки». Я думаю, что руководители стран «восьмерки» заинтересованы в укреплении и усилении взаимосвязи между нашими странами. Вопрос состоит в том, что мы хотим от «большой восьмерки», каких действий мы ожидаем, для того, чтобы улучшить взаимоотношения между странами. И третий момент – это роль «большой восьмерки» в распространении инклюзивного образования во всем мире, потому что страны «восьмерки» - это объединение самых сильных, самых богатых стран мира, и мы можем объединить наши усилия для борьбы с известными вам проблемами. Чего же мы ожидаем от «большой восьмерки» для решения насущных проблем? Это и есть квинтэссенция нашей работы. Поэтому у нас около пятнадцати минут на каждую тему. Пожалуйста, не отклоняйтесь от темы, говорите по существу вопроса, и если за пятнадцать минут мы уложимся, то у нас будет еще примерно пятнадцать минут, может быть меньше, для обсуждения услышанных заявлений.

Денис Роза. Нам сказали, что мы можем предложить только три рекомендации от нашей группы. Может, тогда мы сформулируем первое предложение? Что может сделать Россия для нас, как нам поможет эта встреча, что смогут сделать государства «восьмерки» для того, чтобы в России продвигалось инклюзивное образование. Следующее – это сотрудничество между странами «восьмерки» тоже для продвижения инклюзивного образования и для развития инклюзивного образования. И последнее - роль «восьмерки» в продвижении инклюзивного образования во всем мире. Все согласны с этим? Тогда мы возьмем каждый пункт, и будем предлагать свои рекомендации по каждому пункту. Есть предложение взять таймер, чтобы мы могли следить за выступлениями, потому что у нас очень мало времени. Прошу во время выступлений быть как можно более краткими.

Борис Альтшулер, региональная общественная организация содействия защите прав детей «Право ребенка». В тех документах, которые мы уже представили, есть очень длинное предложение - мотивировочная часть, но в конце есть то, что, по-моему, должно войти в резолюцию. Это охватывает кооперацию и роль НПО, надо добавить, что могут сделать НПО, чтобы продвинуть инклюзивное образование, в данном случае в России. Мы просим вас поддержать внесение этих предложений в документ форума. Само предложение звучит так: «Предлагаем включить в повестку саммита Группы восьми вопрос о международном сотрудничестве в области развития интегрированного образования и о заключении межправительственного соглашения стран «восьмерки», предусматривающего организацию, финансирование широкого международного сотрудничества в данной области, в которое должны быть вовлечены органы власти разного уровня, высшие и средние педагогические учебные заведения, школы и неправительственные организации». К этому только добавлю, что я бы потом в порядке дискуссии вставил фразу о конкретных мерах, которые надо принимать в России, которые могут послужить примером всему миру, потому что эти предложения очень хорошие. В первую очередь, это предложения Министерства образования и науки. Их надо просто поддержать.

Участник. С Вашего разрешения я дополню эти предложения. Там есть упущение с точки зрения самого населения: родители или дети. Мы говорим об образовании и не говорим о людях, которые должны активно участвовать в этом процессе. Вы перечислили всех: и неправительственные организации, и государственные организации… Но я предлагаю добавить и самих людей.

Участник. Вы предлагаете уточнить - после слов НПО добавить, прежде всего «родители детей-инвалидов». Такая формулировка годится?

Очень хорошо. Очень хорошо.

Денис Роза. Я понимаю, что у вас уже готовы формулировки, но я все-таки предлагаю, чтобы мы услышали мнения разных людей. И сейчас Дайян хотела что-то сказать по поводу вашего предложения.

Ричлер. Прошу прощения, я, возможно, не совсем точно поняла перевод, но я хотела бы убедиться в том, что мы ссылаемся на один и тот же документ. Мы об этом говорим? Я думаю, этот вопрос касается сотрудничества неправительственных организаций стран «восьмерки». И если «большая восьмерка» сможет с этим согласиться, то это будет здорово. Итак, мы должны принять решение о возможном сотрудничестве. Если вы получили этот документ, который начинается словами: «Уважаемые коллеги!», посмотрите на вторую страницу. Прямо над заголовком мы предполагаем включить в повестку дня встречи руководителей «большой восьмерки» вопрос о сотрудничестве относительно распространения инклюзивного образования и определения вопросов финансирования, сотрудничества, вовлекая в этот процесс различные общеобразовательные учреждения. Насколько я понимаю, вы предлагаете «большой восьмерке» создать механизм сотрудничества между странами для распространения инклюзивного образования. Завтра мы сможем обсудить, какие элементы этого сотрудничества нам необходимо определить. Из услышанного сегодня утром, я поняла, что это очень важные рекомендации. Вопрос мой таков: есть ли здесь какая-то специфика? Есть ли что-то специальное, с точки зрения приоритетов, которые можно расставить при работе с Россией, для того, чтобы вам было проще работать? Это вопрос в основном адресован российской стороне.

Денис Роза. Нам сказали, что очень важно, чтобы у нас были очень конкретные предложения. Сотрудничество – это важно, но нужно больше конкретики в вопросе сотрудничества. Это касается всех стран, но мы хотели сначала обсудить вопрос относительно того, что можно сделать в «восьмерке» для продвижения инклюзивного образования в России? Давайте послушаем мнения и разные предложения по этому поводу и потом пойдем дальше.
<…>

Будаева. Я могу ошибаться, но, по-моему, Россия - единственная из восьми стран, которая не ставит своей национальной целью добиться инклюзивного образования, в которой нет закона, нет программы по постепенному переходу к инклюзивному образованию. Нельзя ли нам попросить «восьмерку» о настоятельной рекомендации России, чтобы этот провал в человеческих правах был восполнен? Я не говорю, чтобы завтра ввести инклюзивное образование, но нужно, по крайней мере, сделать более энергичные шаги в этом направлении.

Участница. Конечно, различные органы в России работают в этом направлении, но я надеюсь, необходимые законы и постановления будут приняты на федеральном уровне и работа сдвинется с мертвой точки.

Денис Роза. Хорошо. Но мы не сформулировали это предложение, или вы все написали?

Волосовец. Уважаемые коллеги! Разрешите. У меня вопрос: поддержка предложения, нам отсюда плохо видно, что означает аббревиатура? Где у нас предложения Министерства образования и науки? Вы действуете от Министерства образования и науки? За чьей подписью эти предложения, разрешите узнать фамилию?

Денис Роза, Региональная общественная организация «Перспектива» . Есть предложения, о которых мы ничего не знаем.

Реплика. Мы впервые раз слышим о предложениях Министерства образования и науки…

Участник. Можно я отвечу? Во-первых, огромное спасибо за саму постановку вопроса. Действительно, подготовлен документ на русском и английском языках, который в значительной мере повторяет предложения Министерства образования и науки, которые не принимаются в течение пяти лет. И я кратко могу сформулировать его содержание. Надо призвать правительство Российской Федерации предпринять шаги в области развития инклюзивного образования, которые позволят стране сделать рывок в этой сфере и стать примером для всего мира. Необходимо, во-первых, принять программу развития инклюзивного образования – именно слово «программа» должно прозвучать, Вы очень правильно отметили. Во-вторых, необходимо в ускоренном порядке принять уже полностью разработанный комитетом образования Госдумы, совместно с экспертами Министерства образования, закон фактически об инклюзивном образовании, для людей с ограниченными возможностями.

Участница. Такого закона нет.

Денис Роза. Проекта нет.

Участница. Рабочая группа разрабатывает предложение о поправках в закон об образовании.

Участник. Можно я закончу? Вы хотите, чтобы я дал сейчас привел длинное правильное название закона? Я просто обращаю ваше внимание на то, что такой проект есть.

Денис Роза. Вы хотите, чтобы «восьмерка» предложила Министерству образования России принять эти предложения?

Участник. Не Министерству образования, а правительству России.

Денис Роза. Ну правительству России…

Участник. Да, принять предложения, которые уже разработаны, они очень хорошие. Это важно. Надо подумать, возможно ли это сделать.

Участница. Уважаемые коллеги, вы меня простите бога ради, обратите внимание на формулировку вопроса. Речь идет о помощи или поддержке стран, в которых развивается инклюзивное образование, о России. Почему мы сейчас обсуждаем проблемы, которые нужно решать на национальном уровне? Речь идет о том, чтобы развивать инклюзивное образование в России с помощью стран, которые входят в «восьмерку». Давайте сформулируем эти предложения. Обратимся к американским, к английским коллегам…

Участник. Я думаю, к этому вопросу можно подойти следующим образом: поскольку законодательство, вводящее нормы интегрированного образования, достаточно долго разрабатывается (здесь упоминали Министерство образования, которое вносило закон, но он, по тем или иным причинам, не принимался), то, может быть, нужна консультативная помощь стран «семерки» процессу нормотворчества в РФ в данной сфере. Поскольку вопросы давления через «семерку» на восьмую страну-участницу, на территории которой проходит саммит, - вряд ли «проходной» момент. То есть формулировка будет звучать так: «в связи с процессом разработки в Российской Федерации нормативно-правовой базы образования лиц с особыми образовательными потребностями, включающие нормы интегративного образования, принять решение об оказании консультативной помощи со стороны стран «семерки». Представители Министерства образования, что вы думаете по этому вопросу?

Денис Роза. Пожалуйста, Юрий.

Участник. Спасибо! Вы знаете, проблема сама простая – техническая. Прозвучали предложения Министерству образования, и я бы хотел узнать, есть ли в Министерстве структура, которая занимается специальным образованием детей-инвалидов?

Участник. Там нет этого. Я бы предложил, чтобы «восьмерка» поставила бы перед правительством России вопрос: «А есть ли у вас структура, занимающаяся образованием детей-инвалидов?». Неважно, каким – инклюзивным или просто образованием. Спасибо!

Гэри Банч, Marsha Forest Centre. Недавно я был в Москве, посетил экспериментальную школу, в которой достаточно успешно используется метод инклюзивного образования. Я разговаривал с учащимися, с преподавателями… И я вас уверяю, что люди в Москве очень высоко оценивают практический способ решения проблемы, потому что понимают российскую специфику. Я вынес из разговоров с российскими коллегами, что представление опыта и финансирования будет способствовать развитию инициатив в России. Мы придем к разработке различных программ на уровне начального и среднего образования. При этом мы будем вовлекать в эту работу преподавателей, родителей из других стран. Таким образом мы будем использовать современные программы, которые обеспечат необходимую результативность в исследуемой области. С точки зрения практики, с точки зрения стратегической подготовки, выработки каких-то решений, конечно, мы окажем необходимую поддержку. Естественно, страны «большой восьмерки» могут повлиять на ситуацию в России, мы обладаем необходимыми возможностями для этого.

Участник. Я бы хотел сказать, что никакого официального предложения от Министерства образования, касающегося этих вопросов, нет. Но есть предложения уважаемых мной людей из неправительственных организаций, которые занимаются этими вопросами и знают о предложениях экспертов Министерства. Они их сформулировали и предложили. То есть это предложение неправительственных организаций с учетом мнения экспертов, как министерства, так и Государственной Думы, Совета Федерации и других государственных структур. Это первое. Второе, на что я хотел бы обратить внимание – то, что наша задача – сформулировать глобальные вызовы для «восьмерки». Ставить вопрос о том, что кто-то должен Россию побудить к введению тех или иных законов – на мой взгляд, путь неэффективный. У нас есть внутренние механизмы, и мы сами должны их использовать для решения своих внутренних проблем. Если вопросы инклюзивного образования достаточно важные для того, чтобы выносить их на уровень «восьмерки» и предлагать их шерпам для включения в число вопросов саммита, значит, мы с вами должны их сформулировать. Но эта рекомендация не должна опираться на выводы министерства или неправительственных организаций. Это должно быть общее мнение всех экспертов Группы восьми, которые здесь присутствуют. Спасибо!

Денис Роза. Спасибо. Поскольку я ведущая, я решила сказать два слова о том, с чем мы столкнулись в своей работе. При развитии инклюзивных школ нам действительно очень не хватает опыта коллег из других стран. Нам также не хватает кадров. Я знаю, что есть очень хорошие специалисты в этой области, но уверена, что они тоже приветствуют поддержку коллег из других стран, которые имеют двадцатилетний опыт работы в этой сфере. Мне очень понравилась эта идея Гэри. Может быть, она кажется узкой, но мне кажется очень правильным идея поддержки России странами «семерки».

Участник. Вы знаете коллеги, я отношусь к конструктивной оппозиции по отношению к Министерству образования. Но по данному вопросу я, как ни странно, буду солидарен с ними. Вы знаете, не надо плевать в собственный колодец. Мы окажем себе тем самым «медвежью услугу». В России всегда было одно из самых прогрессивных законодательств в области образования. Наш закон об образовании 92-го года на момент его принятия был самым прогрессивным в Европе. Несмотря на то, что за последнее время из него очень многое вылетело в результате деятельности наших парламентариев, он по-прежнему остается одним из наиболее прогрессивных. Поэтому, я думаю, наиболее оптимальный вариант – предложение о создании совместных групп по разработке моделей инклюзивного образования. Эта тема «больная» сегодня не только для стран «восьмерки», но и для всего мира в целом. «Восьмерка» здесь может сыграть прогрессивную роль. Когда начнется совместная работа в этом направлении, я думаю, наши горе-реформаторы из Министерства образования вынуждены будут опять вернуться к лучшим положениям нашего образовательного законодательства. А сегодня настраивать страны «восьмерки» на то, чтобы нас пинали, укоряли за то, что у нас что-то не так, я думаю, будет неправильно.
Я хотел бы обратить внимание еще на одну деталь. Говоря об инклюзивном образовании, мы почему-то как- зациклились на том, что это образование для инвалидов. На самом деле понятие «инклюзивное образование» шире, оно охватывает, в том числе, и национальные меньшинства. Для в России это весьма актуально, поскольку мы многонациональная страна. Это также образование для малообеспеченных семей. Есть еще целый ряд показателей. Я думаю, что предложения, которые первоначально внес г-н Альтшулер, очень важны. В рамках «большой восьмерки» нужно создать группу или совет, профинансировать его деятельность, выработать некие модели, затем внедрить их в «восьмерке» и распространить на весь остальной мир, продемонстрировав таким образом возможности. Спасибо!

Участник. У меня предложение к ведущим: когда возникает диалог, не гасите его, дайте людям договориться.

Денис Роза. Не знаю, мне кажется мы здесь не для того, чтобы вести диалог. Но у нас мало времени. Пожалуйста, Марк. Дальше Марина.

Марк Воган (Великобритания). Спасибо. Я хотел бы обратиться к опыту Великобритании. У нас есть закон, который способствует развитию инклюзивного образования. Но он несовершенен, его нужно привести в соответствие с нормами, потому что из него следуют очень неоднозначные выводы. Причем преподаватели и законодатели не могут прийти к соглашению. Одна из проблем – это дихотомия в правительстве Великобритании. Мы должны способствовать расширению сети специальных учебных заведений. За последние несколько лет мы пришли к заключению, что в Англии, Ирландии и Шотландии необходимо открывать специальные школы. Это наш опыт, он негативный, и на нем вы, конечно, можете учиться. Мы должны изменить методику преподавания в наших учебных заведениях. Конечно, для этого потребуется время и деньги. Вы должны трезво оценивать свои силы и думать о том то, чего действительно нужно достичь. Вы должны задаться вопросом, насколько законодательство отвечает потребностям.
Еще один момент: мы сосредотачиваемся на двух процентах населения Великобритании. Это те люди с физическими или умственными недостатками. В Северной Америке, Великобритании, Австралии, Новой Зеландии и других странах такая тактика – акцент на два процента населения – в достаточной степени себя оправдала. Мы должны выработать новые нормативные правила и рамки, потому что хорошее инклюзивное образование должно походить не для двух, а для ста процентов населения.

Участница. Я бы хотела обратить внимание на более конкретные моменты. Они уже прозвучали, но мы все время прыгаем с пункта на пункт… Давайте будем более прагматичными людьми. Это в наших интересах. К сожалению, Россия должна дорабатывать определенные вещи, чтобы поднять уровень развития инклюзивного образования до уровня стран, с которыми она сотрудничает. Я бы не стала ограничиваться моделью инклюзивного образования, потому что она подразумевает все же локальный опыт. К сожалению, это не внедряется и не распространяется на территории Росси в той степени, в которой нам хотелось бы. Речь идет о нормотворчестве, о том, чтобы познакомиться с опытом других стран в этой области, когда речь идет о подготовке кадров… Мы говорим сегодня об инклюзивном образовании, имея в виду, что меняется специфика подготовки кадров, расширяется спектр профессий, необходимых для этой работы. У нас специалистов. У нас даже нет учебных планов внутри средней специальной школы и высшей школы по подготовке подобных специалистов. В мире такой опыт существует. Он есть в Великобритании, в Италии… Зачем же изобретать велосипеды? Давайте говорить о межправительственных соглашениях, которые бы позволили нам предусмотреть для себя как раз те аспекты, которые вы сейчас все и обсуждали. Не создание моделей, а сотрудничество высшей школы по подготовке специалистов и создание новых учебных планов, тем более, что наша высшая школа через два года переходит к системе «бакалавриат – магистратура». Это очень серьезно. Надо говорить о том, что наше педагогическое образование должно предполагать знание многих и многих предметов, которые сегодня не преподаются в высшей школе. Уровень российской науки в том, что имеет отношение к психологии, очень высок. Это, в свою очередь, могло бы быть полезным другим странам мира, в том числе в рамках «восьмерки». Наша наука может дополнить эту систему, сотрудничество может быть взаимовыгодным.

Денис Роза. Сформулируйте одной фразой.

Марина. Это межправительственное соглашение. Нормотворчество, подготовка кадров среднеспециальной и высшей школы.

Денис Роза. Еще, пожалуйста.

Сью Свенсон, The Arc of the United States. Возможно, уже пора переходить к следующему вопросу. Я не думаю, что с этим может справиться какое-то правительство. Я полагаю, что именно сотрудничество общества, государства и неправительственных организаций может привести к желаемым результатам. Мы должны работать с университетами, другими учебными заведениями.
У нас в США есть тысячи моделей – различные образцы, различные направления. Действует от 50 до 60 тысяч различных школьных отделов, много образовательных программ. Очень серьезно поставлен процесс финансирования. Многие неправительственные организации работают с нами, мы проводим исследования. На федеральном уровне мы пытаемся создать программу для того, чтобы инклюзивное образование осуществлялось во всех частях страны. Это касается и материальных, и умственных затрат. Конечно, вы можете выбрать, какие модели вам больше подходят. Примерно 14 процентов учащихся в США получают специальное образование. Вы понимаете, что многонациональное образование – это очень важно. В России это имеет крайне большое значение. Необходимо разграничивать общеобразовательные программы и программы, посвященные работе с детьми с ограничениями.
Я думаю, эти вопросы следует включать в повестку дня. Мы должны проводить дополнительные исследования. Кроме того, по своему опыту могу сказать, моему сыну, например, 23 года, у него есть ограничения. Когда мы пытались устроить его в четвертый класс школы, то столкнулись с проблемой. Его отказывались принимать, он был не такой как все.
Я вас уверяю, что инклюзивное образование подходит для 100 % детей, а не только для детей с ограничениями возможностями. Я просто пытаюсь понять и как-то определить то, что мне говорят мои коллеги в России. Люди хотят обучаться, обладают возможностями для этого. Я думаю, что вам необходимо учитывать опыт других стран. Возможно, вы уже заметили при работе этой группы, что на нашем мероприятии страны «большой восьмерки» представлены неравномерно. Возможно, не во всех странах есть большое количество сторонников этой деятельности. То, что я сегодня услышала, я пыталась классифицировать для самой себя, и я думаю, что вы выражаете те мысли, которые действительно актуальны в России. Мне кажется, мы могли мы сделать такие рекомендации: мы рекомендуем странам «восьмерки» способствовать распространению обучения на высоком уровне. Для того чтобы все люди получили образование, особенно это касается людей с ограниченными способностями. В том числе, детей с ВИЧ. Страны «большой восьмерки» должны способствовать расширению диалога между Россией и другими государствами. Это касается различных образовательных заведений и государственных органов, неправительственных организаций.

Участник. Нужен обмен между странами, взаимотворчество, законодательная и нормативная деятельность в сфере инклюзивного образования, преодоление сегрегации и институционализации, обеспечение обучения по месту жительства в семье (это очень важно) и вопросы кадров, и вопросы инвестирования… Эти пять пунктов нашего сотрудничества нужно обозначить.

Участница. Уважаемые коллеги! Хотелось бы сказать следующее. В нашей стране на сегодняшний день, по разным оценкам специалистов, от 1 млн 600 до 2 млн детей с отклонениями в развитии. Речь идет не только о детях-инвалидах. У нас есть дети, которые не имеют статуса инвалидов, но при этом считаются детьми с отклонениями в развитии, например, умственно отсталые, слабовидящие, слабослышащие, дети с речевой патологией… Поэтому ситуация такова, что два миллиона из тридцати двух миллионов детей в Российской Федерации страдают нарушениями в развитии. Это порядка 7-8 процентов. Плюс родители детей, плюс бабушки и дедушки… Получается, что в нашей стране присутствует достаточно широкий пласт населения, заинтересованного во внедрении инклюзии. Следовательно, когда мы делаем предложения «большой восьмерке», мы не учитываем одного очень важного факта: государственной образовательной политики. Это, я считаю, должно быть самым главным. Если приоритеты данного образования - включенного, инклюзивного, интегрированного, назовите, как хотите - станут приоритетами государственной образовательной политики, очень многие вопросы снимутся сами собой. Первое – это разработка нормативно-правовой базы. Наш коллега только что рассказывал о посещении школы в Москве. Я полагаю, это «Ковчег»? Я боюсь, что я не ошибусь, если скажу, что такая школа в Москве одна. При 10-миллионном населении города. Это позор для Российской Федерации. И почему она одна? Да потому что мы не знаем, как платить учителям, какой статус у этих детей, какая наполняемость классов, какие льготы и надбавки к пенсии и так далее… Этой нормативки в России просто не существует. Если мы вводим это направление как приоритетное в государственной образовательной политике, значит, Министерство образования и науки будет обязано выработать эти документы. Не потому, что мы их попросим: «Пожалуйста, сделайте…». Они будут это делать в обязательном порядке. Вопрос финансирования. Каким образом финансируются инклюзивные школы? Вопросы учебно-методического обеспечения: какие учебники в этих школах: из специальной коррекционной школы, из общеобразовательной, авторские книги..? Давайте разберемся с проблемой обеспечения пандусами, с обеспечением возможности посещения детьми туалетов, с вопросами освещения для слабовидящих! Проблем сейчас более чем достаточно. Я считаю, что если мы посоветуем странам «большой восьмерки» обратиться к России, принять проблемы инклюзивного образования как приоритетные в государственной образовательной политике, возможно, эта проблема сдвинется с мертвой точки.

Денис Роза. Я очень прошу вас выступать очень коротко, потому что мы должны идти уже, а у нас еще не сформулированы все предложения.

Участник. Уважаемые коллеги, я из соседней секции. Просто заинтересовался и пришел сюда. Вот в течение где-то сорока минут идет речь об инклюзивном образовании, а других проблем как будто нет. Не надо замыкаться, уважаемые коллеги, только на России. Я представляю Казахстан. Во всех странах СНГ проблема одна и та же. В целом «большая восьмерка» не будет заниматься нашими законами, нашими нормативными актами. Это наши внутренние проблемы. Надо обратить внимание «большой восьмерки» на развитие инклюзивного образования во многих странах мира, не только в России. В России образовательный потенциал намного выше, если на то пошло, чем во многих странах мира. Остальные вопросы – это уже дело техники.

Участник. Я тут сформулировал три пункта своих предложений. Первое: получить политическую поддержку на государственном уровне инклюзивного образования в странах «большой восьмерки» и СНГ. Второе: создать рабочую группу стран «большой восьмерки» и СНГ по разработке концепции модели инклюзивного образования в странах Большой восьмерки и СНГ. Третье: разработать концепцию и модель инклюзивного образования в странах «большой восьмерки» и СНГ. И там как раз все будет: методические разработки, книги, учебники, все-все. Вот мои предложения.

Участник. Я одну фразу только скажу. Господа, не забывайте о том, что я сказал в первой части. Мы с вами обсуждаем эту проблему, как будто нет уже принятой и действующей международной программы ЮНЕСКО «Образование для всех», в которой многие эти положения прописаны. Поэтому наше предложение, еще раз повторяю - рекомендовать странам «большой восьмерки» еще раз вернуться к этой программе ЮНЕСКО и все ее положения выполнить до конца. И все. Не надо здесь ничего изобретать!

Участник. Речь идет о том, чтобы связать это с программой на 2005 год, в которой было указано, что существует система «Образование для всех». В частности до 2015 года предполагалось улучшить все эти меры. Но инклюзивное образование там не упоминалось. Поэтому в этом году желательно это указать более определенно. Кроме того, не упоминалось о дополнительных ресурсах для того, чтобы провести инициативу, которая была начата в 2005 году, поэтому мы можем также усилить эту позицию для того, чтобы выделить ее в отдельный ресурс. Мы также можем указать, какова пропорция, каким должен быть размер дополнительной помощи, которая будет, в частности, выделяться для инклюзивного образования. Об этом говорилось выше.

Участница. Сейчас у меня резонно спросили: а кто вообще слышал об этой программе на территории России? Я вас уверяю, о ней знает очень ограниченное количество функционеров. Поэтому если речь идет о дополнительных разработках и финансировании, нужно говорить об очень четком контроле над тем, как расходуются международные деньги. К сожалению, огромное количество международных программ не работает.

Участник. Мы много говорим о том, что в рамках «большой восьмерки» необходимо поднять вопросы, связанные с законотворчеством. Но мы должны понимать, что если до 92-го года проблема образования была проблемой государственной, то теперь это проблема семьи. А изменение отношения семьи к проблеме образования своих детей – это отдельная история. Без кропотливой, долгой работы мы ни к чему не придем, кроме иллюзии. Поэтому, на мой взгляд, проблема изменения отношения общества к проблемам социально незащищенных категорий (не только к инвалидам) должна стоять в первую очередь. И почему в других странах инклюзия идет более-менее? Потому что этот вопрос там решен лучше, чем у нас. Я думаю, что эту проблему мы должны осветить в рекомендациях «большой восьмерки». Отсюда уже будет вытекать проблема образования и так далее…

Денис Роза. Все, извините, время уже вышло. Сейчас мы попытаемся сформулировать это. Уже половина четвертого.

Участница. Я хотела сказать, что последние замечания очень важны для того, чтобы достигнуть взаимопонимания. Таким образом мы сможем начать формулирование нашей рекомендации. Мы должны добавить две рекомендации. Одна связана с тем, что мы говорили раньше относительно сотрудничества между странами «большой восьмерки». Двадцать процентов финансовых обязательств бюджета, то есть десять млрд в год, должны быть направлены на цели образования. Вы согласны?

Вопрос. Вы поддерживаете предложение относительно конвенции ООН?
<...>



 



философские стихи и проза о жизни

дизайн интерьера квартир, домов в Минске

горящие туры на кипр дешево

в солнечную испанию от турагентства зеленограда мира турс

конкурс рецептов яблочных пирогов







Точки зрения

Регина Гюнтер

02.12.06

Регина Гюнтер
Глава германского отделения Всемирного Фонда дикой природы
Марек Хальтер

02.12.06

Марек Хальтер
Французский колледж
Оливье Жискар д’Эстен

02.12.06

Оливье Жискар д’Эстен
Комитет в поддержку всемирного парламента COPAM
Мика Обаяши

02.12.06

Мика Обаяши
Институт устойчивой энергетической политики
Бил Пейс

02.12.06

Бил Пейс
Федералисты мира


Официальный сайт G8

Разработка сайта Интернет-технологии янв-март 2006
Поддержка и продвижение сайта март 2006 – 2011 Интернет-агентство Бригантина