Гражданская восьмерка 2006

Гражданская восьмерка — это возможность для каждого
участвовать в обсуждении глобальных проблем!


 

Модный писатель Ирина Лежава

ООД Гражданское достоинство - оператор грантов для НКО



Точки зрения

Джон Киртон

16.03.07

Джон Киртон
Руководитель научной группы по исследованию G8 университета Торонто
Виктория Панова

03.12.06

Виктория Панова
Директор научной группы по исследованию G8 университета Торонто в России
Мона Брике

03.12.06

Мона Брике
Форум германских НПО по окружающей среде и развитию
Найджел Мартин

03.12.06

Найджел Мартин
Монреальский Международный Форум
Питер И. Хайнал

02.12.06

Питер И. Хайнал
Университет Торонто Исследовательская группа «большой восьмерки»

Стенограммы пленарных заседаний и "круглых столов"

Стенограмма "круглого стола" по вопросам торговли, финансирования для развития, проблем Африки и интеллектуальной собственности Международного Форума "Гражданская Восьмерка-2006". 10 марта 2006г.


Мы публикуем рабочий вариант стенограммы. При возникновении уточнений по содержанию текста просьба обращаться admin@civilg8.ru

Часть I

Ведущая. Добро пожаловать на сегодняшнее заседание. У нас работает группа людей, которая вырабатывает заявление по Африке, они работают в соседней комнате, мы их подождем.
Итак, насколько я понимаю, у нас есть утреннее время – до часа дня, чтобы обсудить оставшиеся вопросы, а во второй половине дня мы должны составить проект нашей декларации. На это у нас время до четырех часов, то есть до начала пленарного заседания.
Итак, перед вами - первый проект документа, мы его прочитаем и постараемся внести в него изменения, которые будем выводить на экран, чтобы во второй половине дня у нас была возможность выработать консолидированное мнение. Когда вы прочтете этот документ, у вас появятся предложения, и к обеду мы сможем внести все изменения, чтобы получить окончательный вариант этого текста.
Еще раз добро пожаловать всем! Я предлагаю, чтобы мы приняли решение, как мы будем действовать. У нас есть два вопроса, мы можем обсуждать их совместно или по отдельности. У нас достаточно времени, чтобы обсудить эти вопросы по отдельности. Есть ли у вас какие-то предпочтения на этот счет? Итак, прошу.

Александр Семенович Горелик (РФ). Меня зовут Александр Горелик, я представляю Организацию Объединенных Наций, информационный центр в Москве.
Я бы выступил с совещательным голосом за то, чтобы оба вопроса рассматривать вместе. Потому что Африка и финансирование развития – это две вещи, связанные самым тесным образом. И большинство нынешних предложений, касающихся финансирования развития, будь то инновационные идеи или традиционные механизмы финансирования развития – они касаются прежде всего Африки как континента, находящегося в самом сложном положении в сегодняшнем мире с точки зрения развития. Поэтому, если говорить сначала об Африке, а о финансировании развития потом, или наоборот, неизбежно разговор зайдет о той сложной ситуации, в которой оказался черный континент.

Ведущая. Итак, поступило предложение. Вы планируете обсуждать упомянутые вопросы? Я полагаю, что вы будете говорить о рекомендациях, о представительстве и о донорах – это одна из частей того, что обсуждалось «Большой восьмеркой» в Глениглсе. Итак, как сказал наш уважаемый коллега, если мы будем рассматривать оба вопроса в совокупности, то в данном случае нам придется начать с этой презентации, а потом уже более широко рассмотреть эти вопросы. Похоже, у нас выработан хороший путь обсуждения, и, я надеюсь, ни у кого нет возражений. Давайте тогда начнем. У нас три выступающих. Есть ли какие-то предпочтения по порядку выступлений? Давайте начнем с вашего подготовленного выступления.

Участница. Одно из ключевых обещаний «Большой восьмерки», сделанное в прошлом году, касалось процесса в Африке. Должен ли быть выработан какой-то более эффективный механизм, который позволит Африке лучшим образом осуществлять свои донорские функции? Я полагаю, что речь Эммануэля будет в значительной степени посвящена взаимодействию между Африкой и донором.
Как мы вчера уже упоминали, взаимодействие в Африке является для нас очень важным вопросом, поскольку мы хотели бы видеть вопросы, связанные с Африкой, в повестке дня «Большой восьмерки». И то, что было осуществлено в Глениглсе, должно быть продолжено на благо Африки. Этот вопрос чрезвычайно важен. Участникам саммита необходимы наши рекомендации. Мы надеемся, что эти рекомендации будут приняты во внимание со всей серьезностью, как шерпами, так и главами государств, в свете того, о чем мы будем говорить сегодня.
Мы хотели бы обеспечить последовательность и непрерывность процесса работы «Большой восьмерки». Международное гражданское общество должно выступать за реформирование обязательств, взятых на себя на саммите «Большой восьмерки» в Глениглсе, несмотря на предположение, что ряд этих обязательств был успешно выполнен. Мы должны проявлять осторожность. Форум «Африканское партнерство» будет проводить в этом году встречи, и правительства следует поощрять к тому, чтобы участники этих встреч были рангом не ниже министров.

Ведущая. Может быть, вы немного подробнее расскажете, что из себя представляет форум «Африканское партнерство»?

Участница. Форум собирается два раза в год - африканские страны и доноры. Как многосторонние доноры, так и другие, собираются вместе для обсуждения взятых обязательств и того, как они выполнялись. Все это представляет собой новую организацию африканского партнерства, объединяющую лидеров стран континента. Россия будет сопредседательствовать на этой встрече в октябре. Будут обсуждаться вопросы, непосредственно относящиеся к Африке, и необходимо, чтобы российское правительство уделило надлежащее внимание проработке вопросов по Африке.
Кроме того, мы хотели бы, чтобы оно максимизировало свой вклад в процесс работы «Большой восьмерки» и форума «Африканское партнерство». Для этого мы можем выработать координированный механизм работы гражданского общества. Форум «Африканское партнерство», или АПФ, может работать вместе с вами для того, чтобы помочь «Большой восьмерке» выработать механизмы помощи гражданским обществам в Африке.
Кроме того, мы продолжим работу по совершенствованию партнерства на международном уровне между африканскими и другими странами, чтобы одолеть бедность и повысить всемирную безопасность. Все это призвано облегчить участие представителей организаций гражданского общества Африки в мероприятиях «Гражданской восьмерки». Прежде всего, необходимо обеспечить финансирование – для того, чтобы можно было обеспечить надлежащую представительность. Кроме того, необходимо облегчить вхождение представителей Африканского континента в процесс консультаций, и именно в этом мы должны их убедить.

Ведущая. Мне кажется, стоит обсудить этот вопрос. То, что Эммануэль предлагает, - это связь между гражданским обществом и обществом в целом. Я думаю, что то же самое касается и России. Многие из нас, включая меня, никогда еще не были в России, поэтому, может быть, стоит поговорить о том, каковы взаимосвязи внутри гражданского общества в этой стране, то есть в России.
Многие из нас знают, или могут знать, о всемирном призыве к действию против бедности. Многие организации работают с целью искоренения бедности во всем мире. Проводятся демонстрации поддержки, в том числе и в России. Возможно, некоторые из вас даже участвовали.
Я не знаю, может быть, нам стоит немного поговорить о связях между российским гражданским обществом и гражданским обществом в Африке, например? Если кто-то из вас участвует в этом процессе. А потом уже пойдем дальше по повестке дня.

Реплика. Большое спасибо, госпожа председатель. Прошлый, 2005 год, для Африки был решающим, она председательствовала на международных встречах, при этом африканские и прочие организации мира объединили свои голоса, стараясь изменить международное отношение к Африке, чтобы способствовать дальнейшему развитию этих стран.
Было также предложение, связанное с председательством России на саммите «Большой восьмерки»: чтобы российское гражданское общество, гражданские общества африканских стран, а также их партнеры в Великобритании, сотрудничали более эффективно, более скоординированно. По двум причинам. Прежде всего, для того, чтобы должным образом и эффективно защищать дело, за которое мы выступаем, и чтобы действовать как единая команда, потому что, если мы выступаем как единая команда, то к нам больше прислушиваются на высшем уровне.
Кроме того, мы должны обмениваться знаниями экспертизы. И еще, гражданское общество должно действовать более международно. Мы считаем, что это исключительно важная предпосылка для того, чтобы мы продвинулись в нашем деле. Есть много возможностей организовывать мероприятия, инициативы для того, чтобы имидж и профиль Африки оказались в фокусе общего интереса. С другой стороны, мы должны больше развивать пограничное партнерство.

А. С. Горелик. Вы сфокусировали внимание на том, чтобы в результате этой конференции постараться укрепить связь между гражданским обществом России и ее неправительственными организациями, одной стороны, и африканскими НПО и их партнерами, с другой. Это своевременный подход, потому что известно: Советский Союз имел тесные связи с большим числом африканских стран. Африке придавалась большое значение во внешней политике Советского Союза – частично, конечно, по идеологическим мотивам, но, так или иначе, связи были насыщенными. Российские связи с Африкой куда слабее, чем было в Советском Союзе. Многое выглядит не так, и интереса такого к Африке сегодня, к сожалению, нет. Достаточно сказать, что президент Путин ни разу не был в черной Африке, объехав, практически, весь мир. Он был на севере Африки, в Египте, сейчас собирается в Алжир, но в черной Африке он не был.
Импульс гражданское общество России, на мой взгляд, должно придать именно этой, слабой пока африканской составляющей внешней политики. Если мы заявим о том, что видим эту проблему и хотим подтолкнуть гражданское общество России к тому, чтобы оно заняло более активную позицию в отношении большего участия России в экономическом развитии Африки, в развитии человеческого потенциала Африки, то я думаю, это будет неплохо. Тем более, что гражданское общество в России тоже постепенно начинает задумываться над тем, что ушло и какие позиции потеряны.
Есть такая организация – ОСНАА: Организация солидарности с народами Азии и Африки, энное количество лет она находилась в полусонном состоянии, но сейчас она оживает, у нее теперь хороший динамичный председатель, его зовут Михаил Маргелов, он возглавляет внешнеполитический Комитет верхней палаты парламента.
А еще стоит упомянуть вот о чем: Россия назначила нового представителя в «восьмерке» по африканским вопросам, им стал директор Института Африки господин Васильев. Институт Африки – это часть гражданского общества. Кстати, среди нас сегодня его заместитель, посол Кореньясов, так что, я думаю, если мы займем такую позицию, это будет своевременно.

Ольга Анатольевна Понизова (РФ). Прежде всего, я хотела во многом согласиться с уважаемым Александром Семеновичем, что в настоящее время связи российских неправительственных организаций и африканских не столь сильны. Действительно, мы выросли с этим чувством солидарности с народами развивающихся стран, и в частности, Африки. Нас в школе воспитывали, что вот – наша ответственность, мы должны помогать бороться с голодом, и так далее. Но последняя декада – она, вы знаете, была для нас очень разрушительной, и фактически мы сосредоточили все свои усилия на решении внутренних проблем.
Если в России ситуация, в общем-то, налаживается – это явно видно, мы все это чувствуем, то у нас есть соседи, страны СНГ, с которыми у нас до сих пор сохранились и культурные, и рабочие, и всяческие другие связи. И мы видим, насколько там выросла бедность. И по многим показателям, например, по детской смертности, некоторые республики просто на уровне Африки. И мы все это видим. И потом, понимаете, когда ситуация так резко меняется в сторону ухудшения, это, действительно, сильно впечатляет, и поэтому наши усилия сконцентрировались на этом регионе.
Я хочу высказать даже свои собственные впечатления. Путешествуя по Африке, практически везде можно встретить русскоговорящих людей, которые учились в Африке и у которых еще сохранились какие-то теплые чувства к России. Им говорят, ведь у нас же столько общего, - и мы это чувствуем… Нам действительно надо как-то крепить эту солидарность и продолжать сотрудничество. Так очень многие говорят, для меня сначала это было удивительно, но это повторяется довольно часто.
В самом деле, председательство России на встрече «Большой восьмерки» придало импульс российским неправительственным организациям, заставив задуматься о своем месте в этой глобальной системе, и, соответственно, наши обязанности - как неправительственных организаций страны-хозяйки - тоже позволили нам в наших дискуссиях поднять эту тему, тему Африки. И я могу сказать, что, в принципе, это как-то подтолкнуло нас к тому, чтобы проявить больший интерес к этим проблемам. Сейчас стало больше дискуссий и раздумий: что мы можем сделать для решения этих проблем.
В целом мы уже обсуждали вопрос подготовки к форуму «Африканского партнерства» и между собой, и с нашим правительством. И, действительно, есть планы провести накануне, за несколько дней до официальной встречи, конференцию международных неправительственных организаций, естественно, с широким участием африканских организаций, для того чтобы выработать нашу позицию к этому форуму и затем создать сеть для наблюдения за осуществлением решений «восьмерки», касающихся Африки. То есть такие планы есть.
Было бы лучше, чтобы и на этом форуме было представлено больше африканских организаций, но, к сожалению, не получилось: это не потому, что не было финансирования, а просто, к сожалению, из-за короткого времени на подготовку. Путь все-таки не близкий, это дальше, чем Европа, многие просто не смогли приехать.

Ведущая. Спасибо, Ольга! Я думаю, имело бы смысл поговорить о подготовке к этой конференции, о ваших планах, потому что, похоже, многие из нас, действительно, заинтересовались этим вопросом. И я хочу предложить подумать, что нам надо сделать к этой конференции, как мы должны больше работать с правительством. Теперь - Питер, а потом Фабрис.

Питер Ричи (Великобритания, Координатор программ сотрудничества с неправительственными организациями). Спасибо, госпожа председатель. Я хотел бы коснуться двух-трех вещей. Во-первых, в руководствах и пособиях, которые мне попадаются, речь идет о финансировании различных организаций, но это всегда достаточно сложная позиция для обсуждения на таких встречах, когда, на них и в самом деле мало представителей самих африканских стран. Но вы правы, их так немного не потому, что не было средств для их участия. Такие средства есть: и для участия в нашей встрече, и для других. Я думаю, нам, действительно, надо подумать, как тщательнее готовиться к таким встречам. Это и вопрос приобретения билетов: они должны быть предоплачены. Надо определить подход к работе с африканскими странами.
Во-вторых, о форуме «Африканского партнерства». Он пройдет в мае, в Мапуту. Там мы будем говорить о совместных действиях. Мне кажется, нам надо участвовать в этой встрече, и мне хотелось бы попросить представителей российского гражданского общества участвовать в этой встрече. А также хотелось бы поговорить о вопросах финансирования, которые тоже могут быть включены в повестку дня.
И третье, о чем я хотел сказать, это об инициативе «Мониторинг Африки», об инициативе архиепископа города Кейптаун. Она возникла после Глениглса и предусматривает осуществление обязательств, взятых в общем плане. Мы должны поддержать эту инициативу, постараться выполнять как можно эффективнее обязательства, взятые в Глениглсе.

Фабрис Ферье (Франция). Благодарю вас. У меня краткий комментарий по поводу участия представителей африканских НПО. Безусловно, их следует привлекать на более широкой основе, и африканские НПО, конечно, должны полноценно участвовать в этом процессе.
И если говорить о встрече, которая состоится в сентябре, которая будет посвящена в том числе и африканским НПО, то там должны быть представители профсоюзов, в том числе от Сенегала и Нигерии. Очень жаль: на эту встречу съехались представители самых разных регионов, но вот от Африки представителей было очень мало.
Итак, одним из ключевых вопросов для «Большой восьмерки» является то, каким образом все это будет обсуждаться. Нельзя обсуждать проблемы Африки, если на этих встречах не будут представлены африканцы. Необходимо участие представителей НПО.
Аналогичный процесс у нас происходил в Латинской Америке, когда мы стремились привлечь представителей латиноамериканских НПО и создать региональную сеть взаимодействия по обеспечению их присутствия. Я полагаю, что именно это мы и должны продвигать, всемерно продвигать.
Этот процесс также идет полным ходом в Азии, и там самую большую платформу, плацдарм для деятельности НПО представляет собой Индия. Но также предпринимаются попытки создать аналогичные плацдармы в Пакистане и в других странах.
Если говорить о борьбе с бедностью, то необходимо консолидировать усилия, и коалиции, созданные в 2005 году, должны работать на постоянной основе.
Говоря об одном из крупнейших плацдармов для деятельности НПО в Африке, мы не должны колебаться и не должны ограничивать создателей таких плацдармов в Мали, в Нигерии и в других странах. Я полагаю, что следующим шагом в отношении этих вопросов, непосредственно затрагивающих ситуацию в Африке, должно быть осуществление контактов между этими представителями.
Я полагаю, что нам нужно в течение этого года проработать конкретные меры, по обеспечению участия представителей африканских стран. Возможно, было бы неплохо подумать над тем, что мы можем осуществить в России, а также в других странах «Большой восьмерки». Возможно, мы можем это осуществить за рамками данного мероприятия.

Ведущая. Дело в том, что мы должны закончить в одиннадцать, у нас остается не так много времени. Итак, что мы намереваемся обсудить сейчас?

Реплика. Я хотел бы предложить два тезиса в связи с нашей дискуссией. Первое: желательно придать новый импульс Иоганнесбургской декларации и партнерству. Когда мы говорим о партнерствах между странами или внутри стран между различными секторами общества, - в данном случае, имея в виду партнерства Всемирного саммита, - нужно говорить и о партнерстве с неправительственными организациями. И, соответственно, нужно говорить о квотах, в том числе и для африканских стран, а также о статусе наблюдателей на встречах «Большой восьмерки». То есть, если мы говорим о партнерстве, давайте его покажем не только в подготовительной встрече, но и на самой встрече, чтобы статус наблюдателей был у неправительственных организаций, а по вопросам Африки – в том числе и у африканских стран.
Второе: может быть, следует попробовать использовать эту площадку для придания нового импульса другим процессам. Как один из примеров, можно привести Конвенцию по борьбе с опустыниванием. Если взять полное название этой Конвенции, там есть упоминание об Африке, о работе с местными сообществами, фермерами, *, молодежью, ну, и так далее. И в данном случае, поскольку мы говорим о том, что снижение бедности напрямую зависит от деградации земель, надо попытаться придать новый импульс и выполнению Конвенции по борьбе с опустыниванием. Есть и другие задачи, но Конвенция по борьбе с опустыниванием напрямую касается Африки.

Ведущая. Благодарю вас. Итак, есть желающие выступить… Прошу вас!

Участница. Я хочу высказаться в поддержку моего коллеги, который ранее говорил о важности участия африканских НПО и представителей Африки, являющихся африканцами по происхождению. Мы хотели бы, чтобы была создана возможность увязывать эти вопросы с деятельностью стран «Большой восьмерки» в этом году.
Необходимо все это увязывать еще и с такой проблемой, как борьба с инфекционными заболеваниями. Все это очень важно для развития Африканского региона, и мы верим, что если будет побеждена бедность, то затем начнет прирастать богатство. И все это позволит увеличить количество мелких предприятий в Африке.
В числе проектов, которые мы намереваемся поддерживать, - та деятельность «Большой восьмерки», которая осуществляется в Москве, - я имею в виду форум по нефти и газу. Все мероприятия, связанные с производством топлива и газа, следует использовать для того, чтобы повысить уровень осведомленности о существующих проблемах. Возможно, этим следует воспользоваться для создания совместных предприятий. Всё это может привести к улучшению системы закупок, существующей в развивающихся странах. Это позволит африканским странам увеличить свое присутствие на рынке. У меня много более подробной информации, и я хотела бы поделиться с вами этой информацией позднее.
Я предлагаю тем из вас, кто заинтересован в сотрудничестве с нами, - ведь все это очень хорошо укладывается в рамки проходящих обсуждений, - теснее увязывать все это с вопросами изменения климата и использования природных ресурсов. И я хотела бы просить вас, если у вас возникнут вопросы, подойти ко мне позднее, я буду рада на них ответить.

Ведущая. Спасибо. Возможно, такого рода предложения могут обсуждаться во время перерыва на кофе, и мы сможем им воспользоваться, чтобы обсудить все более конкретно.

Участница. Спасибо большое, госпожа председатель. У меня есть небольшое практическое предложение. Большинство африканских наций имеет здесь свои посольства, в посольствах работают секции по торговле и по культуре, и, может быть, имело бы смысл провести небольшую конференцию с участием представителей посольств. У меня есть контакты с посольством Нигерии, я даже намереваюсь встречаться с представителями этого посольства, - вот такое предложение.

Ведущая. Благодарю вас, и предлагаю слово вам.

Ойвоул Дейпо (Великобритания, Агентство по африканской политике и миру). Спасибо. Я забыл представиться моим коллегам. Я представляю Агентство по африканской политике и миру. Мы занимаемся международным аспектом вопросов, связанных с Африкой, мое предложение также носит практический характер.
Очень часто проходят конференции, на которых все это хорошо обсуждается, но мы не думаем о практическом воплощении в жизнь тех идей, которые высказываются на конференциях. Встреча в Мапуту, встреча в России, конференции с участием представителей посольств… Я знаю, что многое из сказанного может потом потеряться. Я бы очень хотел в конце этого обсуждения записать ваши имена и контактную информацию, чтобы можно было направлять вам материалы, продолжать поддерживать контакт, чтобы все были в курсе того, как это реализуется в практической жизни.

Сара Кляйн (Великобритания, организация Оксфам). Извините, я не знаю имена всех присутствующих. Должна представиться: меня зовут Сара Кляйн.

Ведущая. Вы хотели бы ответить на поставленный вопрос.

Эммануэль Арго (Великобритания, Коалиция глобальной африканской диаспоры). Я полагаю, что нам следует последовать доброму примеру. Я президент Коалиции глобальной африканской диаспоры и представляю также организацию гражданского общества Непала. У организации есть представительство в Европе, и я также хотел бы поговорить о вопросах практических.
То, что произошло у нас вначале, с раздачей нам наушников… я не могу себе представить такую ситуацию... Я не мог бы уйти с этими наушниками домой. Вы знаете, я юрист, и я считаю, что людей нужно уважать. Я очень надеюсь, что такого рода ситуация не повторится. Вот такое замечание я хотел бы высказать.

Ведущая. Благодарю вас, Эммануэль. Я предлагаю сейчас сделать перерыв на кофе, а после перерыва мы опять соберемся и приступим к обсуждению других вопросов. Может быть, во время перерыва вы сможете определиться с тем, как будут дальше обсуждаться вопросы по Африке.

Реплика. Мне кажется, коллега из Армении хотела что-то сказать.

Карина Даниелян (Армения, СНГ). Я очень надеюсь, что окажусь в русле. Извините, что я зашла с опозданием, я была в другой секции.
Я прекрасно понимаю, как важно работать в направлении проблем Африки. Это действительно наиболее неблагополучный континент по всем мировым аспектам, но мне кажется, у нас есть еще одна очень важная проблема. Это проблема наших стран, которые за прошедшие 15 лет реформ…(...). Настолько высокой оказалась социальная цена пройденного нами пути, что мы тоже подверглись риску встать в ряд наиболее отсталых стран планеты. В этом плане, мне кажется, нам следует обратить внимание и на наши страны.
Я приведу всего несколько фактов. После того, как было подписано Вашингтонское соглашение между руководителями наших стран и МВФ, Всемирным Банком и развитыми странами о путях реформ, по которым мы должны пройти, у нас, к сожалению, принят был путь шоковой терапии. В итоге в наших странах в 10 раз возросла бедность, мы потеряли колоссальный промышленный и научный потенциал, рождаемость снизилась в 5-7 раз, экологическая ситуация резко ухудшилась, несмотря на то, что промышленное производство резко сократилось. Мы перешли в разряд стран, использующих сырьевые ресурсы, поставляющих сырьевые ресурсы всему миру, абсолютно без учета экологических издержек и принципов устойчивого развития.
И наконец, «Большая восьмерка» сегодня, как гигантский пылесос, уносит из наших стран научный потенциал и человеческий капитал, людей молодого активного возраста. Я не говорю, что это плохо по всем направлениям, это позволило выжить нашим народам, поскольку активно работающие мужчины, в меньшей степени женщины, выехали на заработки, и тем самым мы сумели выжить, но вместе с тем, потери понесли колоссальные.
Вчера я говорила о научном потенциале. Для того, чтобы его восстановить… (...). Для нас это особенно болезненно, ведь мы занимали нишу в Советском Союзе как интеллектуальная республика, промышленная республика, и для нас это очень болезненно, потому что сравнительно быстро восстановить можно фабрику, завод или здание. Но для того, чтобы восстановить научную школу, потребуется несколько поколений. Ускорить этот процесс невозможно, потерять легко, восстановить потерянное очень трудно.
В этом плане, как мне кажется, Российская Федерация, благодаря своим гигантским ресурсам, практически преодолела кризис и находится, к нашей радости, в составе «Большой восьмерки». Но в Российской Федерации, насколько нам известно, по статистике тоже еще сохранились серьезные проблемы в социальной сфере. В наших странах, которые намного меньше по своим размерам и ресурсам болезненность этого процесса оказалась намного глубже.
Предложение у меня такое. Быть может, наши политики, наши государства в чем-то связаны по рукам и ногам, ограничены в своих политических возможностях, но мы-то все-таки * свободнее в выражении своих взглядов и в анализе ситуации. Может быть, мы можем себе позволить подготовить доклад неправительственных организаций по пройденному за 15 лет пути, с учетом допущенных ошибок. Ошибки признаны тем же Всемирным банком, тем же Международным валютным фондом, которые потом, в своем отчете в 1998 году, написали: мы хотели, как лучше, а получилось плохо. И поэтому, хотя бы уже в семи странах, новых независимых государствах, разработана программа борьбы с бедностью.
Я вхожу в координационный совет этой программы при премьере, но я вижу, тем не менее, что проблем у нас от этого меньше не становится. И по целям тысячелетия мы работаем, и все мы хорошо делаем, но мне кажется, что нам нужно сделать свой анализ пройденного пути, предусмотреть возможность корректировок наших предложений. Наши предложения «Большой восьмерке» касаются помощи нашим странам, ибо моральная ответственность за сложившуюся ситуацию, прежде всего, лежит на нас. Но она лежит и на тех, кто начертал этот путь, и выходить нам из этой ситуации нужно совместными усилиями. Спасибо.

Ведущая. Я хотела бы активно поддержать то, что вы сказали. Я согласна, что сейчас многие из бывших советских республик столкнулись с тяжелой ситуацией, и я знаю о кризисе в таких странах, как Армения. Мне хотелось бы, чтобы мы более широко обсудили развитие этого региона, в том числе на предмет схожести происходящего в бывших республиках СССР с процессами в других странах, находящимися в аналогичной ситуации. Может, Питер что-то скажет, а потом мы более общо поговорим о региональных проблемах. Питер Хайнал из исследовательской группы G8.

Питер Хайнал (Канада, Центр международных исследований в Торонто). Я не являюсь экспертом по Африке, я помню Африку только со студенческих времен, но кое-что по этой тематике я хочу прокомментировать. В частности, взаимосвязь между включением африканской темы в официальную повестку дня «Большой восьмерки» и председательством России. Мы знаем, что этот вопрос был пунктом официальной повестки дня уже несколько лет назад. Тут была высказана озабоченность относительно того, что вопросы Африки не являются приоритетными и не слишком четко прорисованы в официальной повестке дня саммита «Большой восьмерки», который состоится в этом году. Но наш коллега предложил неплохой подход – нащупать взаимосвязь между африканской темой и другими вопросами официальной повестки дня. Я с этим согласен, это было бы очень здорово.
Еще одно, о чем я хотел сказать и о чем уже здесь говорилось - о Форуме африканского партнерства, в котором будет сопредседательствовать Россия. Я вижу в этом гарантию того, что российское правительство не сможет обойти вниманием проблемы Африки.
И последнее, что я хотел заметить. Изучив историю «Большой восьмерки», могу сказать что да, в основном повестка дня работы на год вырабатывается страной, которая председательствует в этом году на саммите, но повестка дня также формируется и по рекомендациям остальных членов «восьмерки». В любом случае, когда в «восьмерке» председательствовали Соединенные Штаты, проблемы России не стояла первым пунктом повестки дня, однако, они освещались и обсуждались очень широко. Сейчас, возможно, поздновато сильно влиять на повестку дня будущего саммита, но в любом случае, я думаю, стоит поискать привязки к существующим вопросам повестки дня. Спасибо.

Татьяна Иноземцева (РФ, Саратовский региональный благотворительный фонд «Помощь семье и детству»). Дамы и господа, я представляю саратовский региональный благотворительный фонд. Я президент этого благотворительного фонда с 92-го года, и я должна сказать слова особой благодарности Соединенным Штатам Америки и Великобритании, особенно гражданскому обществу этих стран, которые помогли нам создать свое гражданское общество, российское, именно в те далекие годы, когда нам было, наверное, хуже, чем сейчас в Африке. Тогда была разрушена целая система, и все люди оказались за пределами понимания того, что происходит.
Я бы очень хотела просить вас рассматривать государственный общественный сектор как реальный сектор экономики. Хотя это и «не звучит», но я прошу об этом все время помнить и фиксировать это в своих записях. Потому что благотворительные фонды - это банки денег и идей, и этому меня выучили мои американские коллеги, за что я им очень благодарна.
Я представляю глухую российскую провинцию, город Саратов, который был закрытым городом, и от этого он был еще дальше отброшен во времена последнего переворота. Я хотела бы сказать, что программу «Борьба с бедностью» нужно всегда рассматривать именно как программу, и лично у меня тоже есть такая программа. «Борьбу с бедностью» я вижу так, чтобы богатые стали еще богаче. Только тогда мы сможем иметь богатые негосударственные организации, богатые коммерческие структуры, и только тогда мы сможем поправлять трудное положение людей негосударственными усилиями. Я думаю, что благодаря именно нашим усилиям, кроме Москвы и Петербурга, которые всегда были впереди в России, такие провинциальные города, как Саратов и другие… (...). В настоящее время у нас есть достижения, принята государственная программа. Она только что принята областной думой, это - государственная программа поддержки и развития гражданского общества. И это спустя столько лет после смены формаций. Это уже большое достижение.
Я желаю своим африканским коллегам всегда помнить, что спасение утопающих - дело рук самих утопающих, и если они не будут проявлять известную активность в том, чтобы изучать такой опыт, учиться развивать гражданское общество в Африке, то, наверно, мы не сможем быстро оказать им помощь. Но у меня есть аналогичное предложение. Я поддерживаю своего юного коллегу, который прекрасно сказал (это было как крик души), что нужно составить общие списки всех, кто принимают участие в этом форуме и будут участвовать других мероприятиях, в Питере и Казани, чтобы в любой момент наши коллеги могли обратиться к ним по электронной почте, либо пригласить их к себе. Я за создание единого общественного реестра для стран «Большой восьмерки» по оказанию помощи друг другу. Спасибо.

Ведущая. Благодарю вас, я полагаю, что очень важно проанализировать, как обстоит ситуация с бедностью в России и ее регионах, мы должны внести это в нашу повестку дня. Я предлагаю все-таки сейчас кратко поговорить о финансировании. Кто хочет высказать какие-то замечания?

Реплика. Да, если возможно.

Участник (или участница). Первое. (...)… которой насчитывается больше 50-ти лет, где работает около 100 наших сотрудников и где издается около 40 научных трудов в год. Даже их низкая зарплата (хочу заметить в скобках) не сказывается на качестве этих работ. Это так сказать, пропагандистская часть выступления. Что же касается пожеланий... Мне хотелось бы, чтобы в нашем общем документе содержался призыв к научному сообществу активнее участвовать в делах «восьмерки», то есть в тех делах, которыми мы сейчас и занимаемся.
Второе. Я думаю, что мы должны сделать акцент на НЕПАДе(?). Именно там впервые столь решительно прозвучала твердая воля африканских лидеров выйти из тяжелого положения, в котором оказались многие африканские страны. Я думаю, что мы должны заявить также о своей поддержке африканского форума партнерства. Он становится, по нашим наблюдениям, основным мониторинговым центром по выполнению обязательств и решений, содержащихся в плане действий по Африке, принятом в Коностаксисе(?), и по всем остальным решениям, в том числе и по последнему саммиту «восьмерки». Вот вкратце мои предложения. Спасибо за внимание.

Ведущая. Благодарю вас, у нас есть еще один комментарий, а после этого мы перейдем к следующей презентации.

Ирина Григорьевна Леонова (московский центр «Социальное партнерство»). Спасибо за предоставленное слово. Я представляю московский центр «Социальное партнерство», у нас ассоциированный статус, мы состоим при информационном департаменте ООН.
Мы давно занимаемся анализом развития некоммерческого сектора как низовой части развития рыночной экономики, где происходят те же процессы, связанные…(...). Наш центр хотя и работает как некоммерческий сектор, но у нас самоокупаемость. Мы находимся пока только на начальной стадии. Думаю, все присутствующие прекрасно понимают наши проблемы: основы создания рыночной экономики едины в любой стране. Функции и статус, которые определяются для этих некоммерческих организаций, - это оказание социальных услуг, потому что, если мы посмотрим на правила, которые установлены в европейских странах и в США, и во всех других передовых странах, то везде эти правила связаны с тем, на что и как существуют некоммерческие организации. Их материальная база - это, естественно, и собственные средства, которые они зарабатывают, это и филантропия, и государственная поддержка, особенно поддержка социальных программ.
Сейчас, на этом круглом стеле, мне хотелось бы поднять вопрос о том, что стало сегодня, по-моему, важным, и своевременным решением «восьмерки», то есть об открытости, о создании через Интернет того открытого поля, где были бы показаны не просто исследования, которые проводил, например, Соломон Лестер. Такие исследования были опубликованы по ряду стран. Важно показать не только, что такие схемы существуют, что существует система финансовой поддержки, но и как все это устроено, каковы механизмы организации поддержки в этих странах. Потому что те самые 25 или 27 видов деятельности, которые сложились в США в процессе развития некоммерческих организаций, а также вопросы их взаимодействия с государственным сектором на уровне местной или федеральной власти предполагают, прежде всего, финансирование и выполнение программ, нужных населению.
Теперь к вопросу о вкладе коммерческих структур, различных фондов, банков, ассоциаций. В США и в других развитых странах это все-таки довольно серьезно продумано, в отличие от России и некоторых других стран. Поэтому, когда сегодня говорят: вы сами организуйте этот процесс, доставайте где угодно, что вам нужно, бегайте, и вам быстренько помогут или окажут вам поддержку в том или другом банке, это, на мой взгляд, совершеннейшая неправда, потому что никакой системы нет, не определены никакие схемы. Главное, что это все сегодня есть в развитых странах, но это недоступно ни для африканских НПО, ни для других развивающихся стран.
Мне кажется, что настало время, если мы хотим активизировать роль населения и партнерские взаимоотношения между властью и общественностью, и между бизнесом, настало время развязать многие эти узелки шведского короля, чтобы показать механизмы этого взаимодействия. Когда мы делали свою первую книгу по международному опыту здесь, в России, книгу, которой и сейчас пользуются многие учебные заведения…

Ведущая. Простите, я вынуждена вас прервать, не могли бы вы рассказать об этом вкратце – о том, что касается поддержки НПО, чтобы потом мы могли более широко обсудить вопросы финансирования, в противном случае мы рискуем очень сильно углубиться именно в вопросы, связанные с Россией.

И.Г. Леонова. …Я подняла этот вопрос именно из-за России, потому что я вижу эту проблему не только для России, такая же ситуация сложилась сегодня и во всех странах СНГ. Сегодня люди просто не понимают, что, работая в статусе некоммерческих организаций, они находятся именно в некоммерческой структуре, общественный сектор я не беру. У нас же в России два закона. В разных странах СНГ по-разному, тем не менее, это касается сегодня и многих развивающихся стран. Это и бывшие страны СЭВ, которые находятся в таком же состоянии. Потому что есть как бы первый пласт, который показывает: вы представители общественности, вы должны и вы можете это сделать, но как устроена система и как сегодня она может правильно функционировать, этого, к сожалению, многие семинары не показывают. Это я могу совершенно точно сказать, занимаясь этой проблемой достаточно серьезно.
И второй вопрос, который меня очень волнует и который мне хотелось бы поднять, просто в качестве вопроса от некоммерческой организации, обратив его именно к представителям бизнеса и к «восьмерке». Это вопрос денег, которые делает большой бизнес, а он всегда делает деньги. Я не соглашусь с коллегой из Саратова. Если все время деньги будут делаться только ради денег, тогда человечество будет вообще не нужно, и человек будет не нужен, мы превратимся в роботов. Поэтому я хочу поднять вопрос: как нам сохранить наши…(...).

Участница. Простите, а не могли бы мы отложить это на потом, а поговорить сейчас о поддержке НПО. Я не знаю, может быть, имеет смысл обсудить это за обедом? Дело в том, что у многих есть вопросы о том, как мы будем работать с правительствами, как будет осуществляться взаимодействие между различными фондами и правительствами, но сейчас нам нужно особое внимание уделить все-таки вопросам смычки с «Большой восьмеркой».

Вопрос. Простите, очень краткое вмешательство по процессу. Ранее у нас состоялось обсуждение по Африке, мы не сумели его закончить, скажите, будет составлен какой-то текстовый документ, который будет потом представлен?

Реплика. Просто чтобы прояснить. Нам необходимо обобщить все, о чем говорилось, в формат единого документа, но мы еще не поговорили о финансировании и развитии, в том числе и в аспекте Африки. Нам нужно будет также поговорить о том, как будет это все увязываться с деятельностью «Большой восьмерки».

Участник. Вы знаете, мне дали некий текст, дальше его нужно будет проверить с точки зрения содержащихся в нем формулировок. Поясню, почему я поднял этот вопрос. Я пустил по рядам лист бумаги, на котором прошу всех указать свое имя и контактную информацию.
Итак, что мы собираемся сейчас делать. Это опять-таки увязывается с задачами данной сессии. Мы должны поговорить о тех обязательствах, которые взяла на себя «Большая восьмерка», об обещаниях в отношении финансирования и в отношении списания долгов, включая и обещания, которые касались здравоохранения и сферы образования. Я хочу сейчас коротко коснуться того, что осуществляет в этом направлении «Большая восьмерка», а потом Нэнси расскажет вам, что было упущено в деятельности «Большой восьмерки». Нам нужно будет обратиться к «Большой восьмерке» с более конкретной информацией о тех обязательствах, которые либо выполняются, либо не выполняются.
Что касается Африки, то нам нужно будет отдельно предложить некое описание нашего видения того, что происходит в этом регионе, в том числе применительно к вопросам преодоления бедности. Кроме того, хочу представить вашему вниманию отчет, который был опубликован в прошлом году.
В этом отчете приводятся данные по количественным и качественным характеристикам оказываемой помощи. Что касается развитых стран, то они тратят 0,7 десятых процента своего национального дохода на программы преодоления бедности. Для «Большой восьмерки» в прошлом году мы можем говорить о том, что были достигнуты определенные успехи в преодолении такой тенденции. В то же время у нас по-прежнему есть США, Япония, Канада. Эти страны пока не вышли на уровень 0,7 процента валового национального дохода. Таким образом, мы можем говорить, что данная цифра, 0,7 валового национального дохода, является некой планкой, к которой должны подойти эти страны. Было заявлено, что на программы помощи будет тратиться каждый год на 15 миллиардов больше, чем в предыдущем году, и нужно убедиться в том, что эти обязательства и обещания действительно выполняются. Таким образом, страны «Большой восьмерки» должны в известном смысле отчитываться за то, что они осуществляют.
Что касается Африки, то нам необходимо точно знать, что будет осуществлено. Говоря о средствах, которые тратятся странами «Большой восьмерки» на оказание помощи, можно сказать следующее. Очень часто эти средства расходуются на самих себя: деньги расходуются на консалтинг и фактически не доходят до адресата, до тех, кому адресуется помощь. Я полагаю, что если даже у нас нет сейчас примеров по Африке, то коллега из Армении наверняка может привести подобные примеры, касающиеся ее страны. На заседании «Большой восьмерки» эта проблема обсуждалась, но ей уделялось не слишком много внимания. Я думаю, что стоит заострить внимание на этом вопросе. Таким образом, мы можем говорить о том, что очень важно обратить особое внимание на схемы расходования выделенных средств.
Очень часто можно видеть, что деньги тратятся на те страны, с которыми существуют некие формальные политические связи, либо эти средства расходуются по геополитическому принципу, исходя из геополитических интересов. Таким примером может быть Египет, еще одним примером такого рода может быть Россия, еще одним примером можно назвать Израиль. Очень интересно, если взглянуть на схему, по которой распределяется помощь, что не всегда она достигает именно беднейших стран и не всегда она расходуется так, как должно. Я полагаю, что мы должны уделить внимание программам по преодолению бедности: они могут подсказать надлежащий механизм расходования выделенных средств.
Еще один вопрос, непосредственно связанный с финансированием, это вопрос списания долгов. В наших документах перечислено много стран в Африке и бывшие республики Советского Союза, которые нуждаются в списании долгов или помощи по определенным схемам. К сожалению, этот процесс последнее время шел очень медленно. И другой момент, о чем говорил Фабрис и о чем уже говорили вчера. Страны «Большой восьмерки» ищут новые способы привлечения финансирования. Сейчас они анализируют, смогут ли они воспользоваться механизмом налогообложения. Возможно дополнительное налогообложение воздушных перевозок, авиакомпаний-перевозчиков. Может быть, это позволит выработать некие схемы более оперативного привлечения финансирования. Вот, таковы общие вопросы, связанные с финансированием. Мы можем говорить о том, что существуют некие лакуны, некие пробелы в этих схемах, и я хотела бы это подчеркнуть.

Нэнси Александер (США, представитель организации «Citiyens Network on Essential Services»). Доброе утро, меня зовут Нэнси Александер, я работаю в центральной службе сети гражданских НПО в США. Я руковожу этой сетью и работаю там уже почти 20 лет, слежу за эволюцией во Всемирном валютном фонде, Всемирном банке, слежу за деятельностью сети в рамках «Большой восьмерки» и за работой соответствующих организаций. Мы интересуемся также обслуживанием в сфере электроснабжения, водоснабжения и так далее, и тем, как это влияет на качество жизни людей. Я представляю также Международную коалицию торговли и финансирования. Мы боремся против партнерства, которое формируется между Всемирным банком, ВМФ и ВТО. Это то партнерство, которое ограничивает развитие в развивающихся странах.
Я считаю, что в гражданском обществе должно быть более интенсивное понимание того, как организуется сотрудничество между торговлей и финансовыми организациями. Я считаю, что граждане должны это знать, что они имеют на это право и что они должны сотрудничать с официальными институтами своих стран для того, чтобы улучшить свою жизнь. Если вы хотите участвовать в нашей работе, дайте мне ваши координаты, ваши визитки, и мы будем рады продолжить с вами диалог.
Мне хотелось бы поговорить об официальной помощи, которая идет африканским странам и странам переходного периода. Мне хотелось бы сказать особенно о том, что сейчас из этих бедных стран выкачивается очень много денег, много ресурсов. От этого страны становятся еще беднее. И еще мне хотелось бы представить на ваше рассмотрение некоторые идеи того, как можно было бы расширить повестку дня «Большой восьмерки» по этим вопросам.
Итак, прежде всего, хотелось бы поговорить о кризисе в проблеме с долгами. Вы знаете, что миллиарды долларов долга уже были списаны, однако, от этого многое совсем не изменилось, это не помогло бедным странам как-то ускорить свое развитие. Их развитие до сих пор еще находится на очень низком уровне. Сейчас африканский долг - где-то 330 миллиардов долларов. Африка тратит 15 миллиардов долларов в год на выплату долга промышленным странам и прочим заимодавцам. Как это привязано к «Большой восьмерке»? «Большая восьмерка» пытается самостоятельно продвигать свои предложения, но я думаю, что нам надо выдвинуть три-четыре конкретных идеи.
Прежде всего, относительно того, что надо активнее списывать долги тем странам, которые готовы работать в рамках данной инициативы. Кроме того, надо распространить списание долгов на другие страны, которые также находятся на очень низком уровне развития. Далее, списание долгов не должно зависеть от обязательств по приватизации основных услуг и прочих обязательств.
Итак, вопрос формулировки. Если у страны есть невыплаченный долг во столько-то миллиардов, то списание долга может быть неполным, долг списывается лишь на определенную сумму, и это не позволяет стране эффективно развивать свою экономику. Тони Блэр в своем отчете по африканской комиссии отметил, что одна треть или 30 процентов богатства Африки находится за ее пределами. Упомянутая комиссия дала рекомендации о отношении ресурсов как стран на переходном периоде, так и бедных стран, и это надо отслеживать. В рамках обязательств «Большой восьмерки» и исходя из того, что по этому вопросу сказал Тони Блэр, частью инициативы, с которой мы могли бы выступить, были бы усилия по предотвращению утечки капитала из Африки.
Международное финансирование, насколько я понимаю, может осуществляться путем продажи облигаций, которые могли бы покрыть будущие расходы на помощь развитию в этих странах. Можно делать деньги на будущих потоках финансовой помощи. Это большие деньги, на самом деле, это около 50 миллиардов. Какие инициативы могла бы предложить АФФ(?)? Я считаю, что гражданское общество имеет право и должно высказаться по этому вопросу, мы с вами создали АФФ.
Далее хочу сказать, что почти 43 процента ВВП Африки находится в сфере теневой экономики. Когда мы говорим о либерализации торговли, мы должны понять, что нам нужно реализовать отечественную торговлю, то есть торговлю в самих странах. Это относится и к России, тут есть та же проблема. Сейчас вы видите огромный динамизм в развитии мелких и средних предприятий. Я считаю, что либерализация национальной торговли создает платформу для большего успеха международной торговли этих стран.
Теперь Африка теряет около 70 миллиардов в год, и это потери от торговли. Что это значит? Это значит, что товары, особенно товары, которые экспортируются бедными странами и странами, находящимися в переходном периоде… (пропуска в стенограмме). Это значит, что импорт стоит все дороже и дороже, экспорт сокращается, и образуется большая пропасть между этими двумя видами торговли. Почему столько денег теряется от такой торговли? Основная причина в том, что Африка и, в частности, беднейшие страны Африки, переживает сейчас беспрецедентный товарный кризис.
Поскольку условия торговли являются частью того механизма, который вызывает накопление этого огромного долга, то получается, что поступления от торговли сокращаются, и правительство не может финансировать развитие своей страны. Мы не можем разумным образом разрешить финансовый кризис, одновременно разрешив кризис с поставкой товаров на национальные рынки. Речь идет о том, что необходима всемирная сделка, всемирная договоренность о торговле, которая помогла бы сократить сельскохозяйственные экспортные субсидии. Около 80 процентов бедных людей в мире зависят от экспорта товаров и от сельского хозяйства в обеспечении своих собственных нужд. Когда я говорю о товаре, имеются в виду основные продукты питания, природные ресурсы, в основном - природные ресурсы и продукты питания. Я вам скажу, почему так важны для Африки именно эти товары, когда мы говорим о беднейших странах и странах в переходном периоде.
С 1997-го по 2001-й год на 53 процента сократилась торговля, то есть за четыре года исчезла половина этих товаров. В 2000-м году этот вопрос в последний раз поднимался на саммите «Большой восьмерки». Я считаю, что его нужно вновь поднять и, подчеркну, что у нас это был 4-й основной пункт, о котором я хотела особо заявить.
Далее, когда мы говорим о механизмах обеспечения, о механизмах выполнения обязательств по оказанию помощи Африке, мы должны думать о том, как претворить в жизнь международные предложения оказания финансовой помощи. Решение задачи я вижу во многом также в обеспечении оптимальных условий для развития всемирной торговли, организации лучшей инфраструктуры, портов, дорог и так далее. Инфраструктурное партнерство в основном осуществляется в виде государственно-частных партнерств. Это же относится часто к здравоохранению и к образованию. В этом смысле я думаю, африканские коллеги могут меня поправить, если я не права, но мне кажется, что есть небольшая разница между НЕПАДом и группами гражданского общества. Многие представители гражданского общества очень противились инициативам НЕПАДа по поддержке государственно-частных партнерств, потому что это партнерство не оказало желаемого воздействия на сокращение бедности. В результате это привело, скорее, к обогащению богатых, к росту коррупции. Правительство гнуло свою линию и самообогащалось, поэтому проблемы возникли немалые.
В Восточной Европе, например, субсидии на электричество, которые обеспечивались государственно-частными партнерствами, тогда составляли 7 процентов от ВВП. Это огромный процент. Получается, что правительство тратит огромные деньги на поддержание государственно-частных партнерств. Я считаю, что этот вопрос тоже заслуживает быть вопросом повестки дня, поскольку «Большая восьмерка» должна что-то сделать в этом вопросе. Я хочу узнать, как вы справляетесь с массовыми протестами против организации и деятельности таких государственно-частных партнерств. Возможно, наши коллеги из Восточной Европы, присутствующие здесь, могут более подробно рассказать об этом.
Итак, прежде, чем я завершу свое выступление, хочу остановиться на трех моментах. Во-первых, мы должны рассматривать такие государственно-частные партнерства по оказанию основных услуг в связи с тем, что происходит на торговой арене. Если говорить о генеральном соглашении по торговле и услугам, можно говорить о том, что государства находятся под давлением, на них оказывается давление в направлении либерализации сферы образования и здравоохранения. Что это означает? Если правительства поддаются такому давлению и берут на себя дополнительные обязательства, все это означает три вещи. Первое: все это блокирует процесс либерализации. Тем самым, для того, чтобы выполнять свои обязательства, у государств…(...).

Зарубежная участница. Это означает, что роль частного сектора блокируется. И государства вынуждают оплачивать все это в значительной мере. Это приводит к тому, что государство жертвует своей способностью гарантировать соблюдение прав человека.
Второе, что это может означать: Всемирная организация торговли не может задавать те правила, которые могут быть применимы внутри страны. И очень часто соответствующие предложения не доходят до парламентов стран, до рассмотрения этими парламентами.
И третье. Торговые или инвестиционные соглашения приводят к тому, что инвесторы, корпорации в праве предъявлять иски правительствам. И все это приводит к тому, что до 30 миллиардов дошла общая сумма таких исков, что отражается на водо- и электроснабжении. Корпорации обращают иски к правительству за необеспечение основными услугами. Так что необходимо вывести сферу оказания таких основных услуг из сферы деятельности правительства.
И последнее, о чем я хотела бы сказать, имеет непосредственное отношение к обязательству «Большой восьмерки», касающемуся конвенции ООН против коррупции. Эта конвенция также носит название «Конвенция о прозрачности». Я просила бы вас, если реализация этой инициативы будет продолжаться, то необходимо обратить особое внимание на роль, которую могут сыграть мелкие и средние предприятия. Особенно в области нефтегазовой отрасли. Все это может привести к значительному нарушению прав человека. Необходимо обратить внимание на ресурсы, которые добывающие отрасли извлекают из недр и вывозят из страны, на сверхприбыли, которые извлекаются из продажи нефти и газа. Необходимо особое внимание уделить тому, чтобы эти ресурсы сохранялись в стране и служили развитию этой страны. Если гражданское общество не обратит особого внимания на эти вопросы, то в будущем мы столкнемся с очень серьезной проблемой, связанной с деятельностью предприятий добывающей отрасли. И здесь можно видеть прямую связь с теми проблемами, которые мы наблюдаем сейчас в Африке.
Необходимо должным образом осознать суть этой проблемы. Тут мы можем говорить о том, что, поскольку этот вопрос включен в повестку дня заседаний «Большой восьмерки», то на выполнение обязательств в отношении решения этого вопроса нужно обратить особое внимание. Если же говорить о товарах и о Генеральном соглашении по тарифам и торговле, то вопрос о деятельности предприятий добывающей отрасли должен включать те основные вопросы, которыми должна заняться «Большая восьмерка».
Благодарю за внимание.

Зарубежная участница. В моем понимании, если мы говорим о предприятиях добывающей отрасли, то в значительной степени это относится к предприятиям нефтегазовой промышленности. Но здесь мы можем говорить и еще об Африке, о вопросах, связанных с Африкой. И нужно очень пристально следить за тем, как развивается ситуация вокруг нефтегазовой отрасли. Один из вопросов, рассматриваемых в рамках общей концепции развития, это вопрос о том, как это развитие связано с преимуществами для людей. И сейчас я хотела бы, чтобы наше обсуждение продолжалось и чтобы в нем приняли участие все присутствующие за этим столом.
Итак, есть вопрос. Я хотела бы, чтобы здесь были даны по нему дополнительные пояснения.

Зарубежный участник. Я считаю, что представленная вами информация была потрясающей. Но хотел бы отдельно затронуть вопрос о *. Большинство бедных людей в мире... (...). В основном, мы говорим о фермерах. Они выращивают, главным образом, продукты питания для местного потребления. Это противостоит проблеме добываемых минеральных ресурсов, которые, в основном, идут на экспорт.

Зарубежная участница. Возможно, мне не стоило объединять эти две категории в одну, но я хотела особо подчеркнуть два вопроса. Что касается фермерской деятельности, одним из пунктов на повестке дня «Большой восьмерки» стоит приватизация ресурсов, связанных со снабжением семенным фондом и удобрениями. Очень многие мелкие фермеры, работают в условиях развивающихся хозяйств. В результате они могут обанкротиться, если эти услуги, которые ранее находились в руках государства, будут переданы в частные руки. Было проведено девять исследований, исходя из тех данных, которые касаются деятельности таких фермеров. И мое вот предположение. Если процессы приватизации такого рода в Африке будут продолжены, то в результате население столкнется с невозможностью оплачивать такие услуги, если они будут приватизированы. Это потребует дополнительных мер поддержки. Все это может привести к спаду на рынке товаров.
Не могли бы мы двигаться далее? Дать слово Эммануэлю. А потом продолжить наше обсуждение с участием всех присутствующих.

Эммануэль Арго. (Великобритания, Коалиция глобальной африканской диаспоры). Во-первых, я хочу поблагодарить уважаемую коллегу за прекрасную информацию, которой она с нами поделилась. Кроме того, я хотел бы поговорить об источниках финансирования, которые призваны помочь развитию стран африканского региона. Мы представлены на всех континентах. И в Африке, в том числе. Африканский союз заявил в прошлом году о том, что существует шесть основных регионов в Африке. И было принято решение по деятельности диаспоры. Люди в диаспоре ежегодно отправляют на континент 200 миллиардов долларов. Эти цифры получены от Всемирного банка. В свете этого мы можем говорить о том, что диаспора является вторым по величине донором Африки. Дело в том, что очень часто, говоря о предоставляемых средствах, не учитывают глубину понимания проблемы теми, кто предоставляет такие средства.
Есть такая компания «Western Union», которая, в том числе, берет на себя перечисление средств. Но эта компания удерживает 10 процентов комиссионных. Что мы стремимся сделать? Мы стремимся сделать это и в Бразилии. Дело в том, что в Бразилии самая высокая концентрация выходцев из Африки. Мы исходим из принципа разумной достаточности. Мы должны будем обсудить вопрос о 10-процентных комиссионных с представителями «Western Union». Мы преследуем цель – создать специальный фонд, чтобы можно было сказать людям, что как только мы организуем такой фонд, он сможет помогать тем, кто представляет малый и средний бизнес на африканском континенте. Я считал, что я должен привести такой пример. Африка не бедная. Африка очень богатая. Люди в ней бедны. В этом заключается значительная разница. Вы все знаете о том, что континент очень богат. И второе по величине богатство – это диаспора.
Мы сможем это обсудить немного позже. Мы предлагаем на обсуждение группы, чтобы группа приняла решение, затрагивающее не только Африку. Но мы также исходим из того опыта, который был накоплен в Африке. Очень часто, говоря об Африке, мы не вполне понимаем, о чем мы, собственно, говорим. Еще один момент, который я хотел бы подчеркнуть, это вопрос об НДС. В основном, все страны удерживают НДС. Если кто-то может перевести деньги заграницу, это сейчас достаточно просто, для этого достаточно иметь удостоверение личности. А если ехать в Африку, то требуется уже более серьезный документ. Требуется паспорт с визой. Для перечисления денег достаточно удостоверения личности. И в этом случае сумма НДС, которая может на это быть начислена, может быть так же учтена. И мы можем обратиться с вопросом об удерживаемом НДС к этим людям. У нас есть деньги, у нас есть нужный инструментарий, чтобы все это обеспечивать. Нам нужно просто организовать все должным образом, чтобы это помогало Африке.

Ведущий. Итак, у нас есть конкретное предложение, которое мы вынесем на рассмотрение «Большой восьмерки». Еще раз напоминаю вам, что мы должны все обсуждение закончить до часу дня. У нас не так много времени остается.

Зарубежный участник. Я хотел поднять пару вопросов. Первое - это вопрос авиационного топлива. НГО. Они участвуют в процессе, который был начат в Иоганнесбурге: по отчислениям от налогов на авиационное топливо. Мне кажется, это очень важный вопрос.
Второе - это то, что развитие само по себе еще не означает стабильного развития. Соответственно, способствование развитию вовсе не одно и тоже, что способствование стабильному развитию. Мы поговорим о том, какое общество мы стараемся построить: в понедельник у нас встреча по вопросам инвестирования в развивающиеся страны. Мне не очень-то уютно обсуждать вопросы нефти и газа. Мне было бы куда приятней видеть, что речь там пойдет о поддержке СМИ, о поддержке неуглеводородной экономики.

Зарубежный участник. Я буду говорить коротко. Только одно хочу сказать. Нас всех должна интересовать взаимосвязь между долгами и бедностью. Но проблема национальных долгов решается за счет обеднения населения этих стран. В том числе, фермеров. Я бы лично старался убедить «Большую восьмерку» призвать африканские страны и государства лучше распоряжаться финансовыми ресурсами, которые имеются в их распоряжении. И однажды, если правление станет лучше и распоряжение средствами будет улучшено, я думаю, что и проблему удастся легче решить.

Зарубежная участница. Я полностью согласна. Я извиняюсь.

Зарубежный участник. Это, естественно, относится и к бывшим республикам Советского Союза. Я полностью с вами согласен. Большое спасибо, в том числе и российским коллегам. Я думаю, вы уже устали обсуждать африканские вопросы. Но хотелось бы привлечь ваше внимание к тому, что проблемы, которые есть у нас в Африке, они существуют и в других регионах с развивающейся экономикой. Поэтому, я думаю, что обмениваться опытом полезно и нам, и вам.
И я хотел бы прокомментировать вашу презентацию, которая вызвала много вопросов и побуждает нас к дальнейшему обсуждению. Насчет нефти и газа был слишком короткий ответ. Хочу четко заявить, что наша организация не является организатором конференции по нефти и газу. Но мы поддерживаем ее. Почему? Мы понимаем, что Африка не должна была быть приоритетным вопросом в повестке дня «Большой восьмерки» в этом году. Мы знаем, что тема нефти и газа привлекает всеобщее внимание. И поэтому она включена в повестку дня: чтобы вызвать больше дискуссий, чтобы можно было разрешить конфликтные вопросы отношения к природным ресурсам в этих странах. Я просто хотел это прояснить. Мы могли бы рассказать вам немного больше о том, в каком направлении движется этот диалог.
И еще - насчет утечки капиталов, в том числе в связи с коррупцией. Коррупция – это как танго. Чтобы танцевать танго, нужны двое. Поэтому, естественно, мы должны понимать, что та утечка капиталов, которую мы видим, и не только в Африке, она происходит и в других регионах мира, она означает, что мы должны более четко реагировать, более эффективно бороться с коррупцией. И мне кажется, что этот вопрос надо обсудить тем или иным образом, чтобы он был в повестке дня.
Анализируя развивающиеся регионы, хочется сказать, что этот анализ должен быть и академическим, и формальным, и фактическим. Мы участвуем в глубокой интеллектуальной акробатике, обсуждая все эти вопросы. Но при этом мы не очень-то касаемся вопроса и не находим решения тому, как помочь действительно тем, кто нуждается в помощи. Мы говорим о торговле. Например, вчера мы говорили о торговле. Естественно, очень важно обсудить, как международное сообщество может способствовать развитию торговли. С другой стороны, мы должны посмотреть, как можно помочь африканским странам развивать свою собственную торговлю. Мы должны немножко сместить акценты в некоторых пунктах нашей повестки дня, чтобы более эффективно над ними работать.
Если посмотреть на вопросы торговли, мне кажется, что больше торговли должно быть между самими развивающимися странами. Вот, что я хотел сказать. Это позволит разрушить экономическую монополию в торговле, которую захватили развитые страны. Должно быть экономическое развитие между самими африканскими странами.
И дальше об отношении Непада(?) и гражданского общества. Непад с самого начала имел ту проблему, что они не вели консультации с гражданским обществом. Или же они больше учитывали требования и нужды международного сообщества в ущерб нуждам сообщества африканских стран. Поэтому надо сделать так, чтобы более структурировано вовлечь Непад в решение проблем африканского гражданского общества. Опять-таки, дело в том, что у нас проблема эффективности, с одной стороны, и правильного распределения приоритетных вопросов, с другой стороны.
Большое спасибо.

Ведущий. Мне кажется, нам нужно сформулировать обращения, сформулировать идеи, которые мы хотим передать «Большой восьмерке». Есть ли у вас предложения?

Зарубежный участник. Да, у меня есть предложение. Но вы меня так торопили, торопили.
Итак, очень быстро. Чили и Франция объявили об инициативе взимания дополнительных сборов за авиационное топливо, которые входят в цену билета. Там люди могут себе позволить платить более высокую цену за билеты. Мы тоже поддерживаем эту инициативу, чтобы деньги, которые будут взяты сверх цены билета, шли на развитие бедных развивающихся стран.
Спасибо.

Реплика. Первое. Мне кажется, хорошим результатом работы нашего круглого стола, нашей секции, является то, что, сегодня здесь говорилось по поводу давления со стороны равных себе. Действительно, когда Россия переходила к председательствованию в «восьмерке», тема Африки не звучала как одна из приоритетных. Она и сейчас не является приоритетной. Но благодаря, как я надеюсь, двухдневной конференции, вчера и сегодня, эта тема поднимется. И избегать, так или иначе, серьезного обращения к ней «восьмерка» в год российского председательствования уже не будет. Я считаю, это было бы хорошим результатом нашей конференции.
В то же время очень позитивно то, что мы с вами, и в очень хорошем документе «Оксфам», и в нашем разговоре, начинаем даже в собственных умозаключениях сближать Африку и СНГ. Бедность, отсталость есть повсюду в мире. Акцент в этой группе для меня достаточно новый. Потому, как для очень многих, во всяком случае, в этой стране, в политическом классе и в экспертных кругах, это разные вещи. Есть Африка и Южная Азия, то есть самые бедные страны, а есть страны СНГ, у которых свои проблемы, но не проходит интеллектуальный и политический тезис о том, что отношение к бедности, неразвитости в мире должно быть общим, где бы это ни было. Поэтому, говоря о бедности, как здесь правильно упомянуто в документе Оксфам, мы ссылаемся на известную инициативу, касающуюся списания долгов, и Оксфам приводит в пример конкретные страны СНГ: Армению, Киргизию, Таджикистан, которые должны находиться в таком же положении с точки зрения списания долгов.
И последний, третий тезис. Нэнси говорила об инициативе, известной в довольно узких экспертных кругах. Об инициативе, относящейся к горнодобывающей промышленности и к преодолению или ограничению коррупции в этой области. Сейчас прозвучала тема нефтяной и газовой промышленности, применительно к этому контексту. Может быть, мы, в результате нашей работы, как-то сформулируем идею о том, что энергетическая безопасность, ключевая, центральная тема российского председательствования, имеет еще и такой аспект - аспект борьбы с коррупцией, применительно к газовой и нефтяной промышленности.
Спасибо.

Ведущий. Полагаю, что это очень полезная информация. Как вы сказали, важно провести параллели. Поскольку существуют действительно серьезные связи, можно провести серьезные параллели между различными регионами. Да, мы говорили, в основном, о долгах. Но аналогичные параллели можно провести со сферами образования и здравоохранения и той поддержкой, в которой нуждаются эти области. Так же применительно к Африке.
Позднее мы вернемся к тому, с чем мы обратимся к «Большой восьмерке» касательно этих вопросов.

Олег Печенюк. (Кыргызстан, СНГ. Независимая экологическая экспертиза). В первый раз я не представился. Олег Печенюк. Независимая экологическая экспертиза. Кыргызстан.
Дело в том, что я как раз хотел немного поговорить о списании долгов. Существует достаточно большое количество различных механизмов списания. Кстати, то, что здесь учитывается Парижский клуб, меня больше всего смущает.
Во-первых, все мы знаем, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке. Я приведу две противоположных схемы списания долга. Та, которая лично мне больше всего нравится, это списание долгов за устойчивое развитие. Страна разрабатывает свою собственную программу устойчивого развития, что-нибудь осуществляет, и если это устраивает страну-донора, то сумма, которая идет на устойчивое развитие страны, списывается с внешнего долга. На мой взгляд, это наиболее эффективная возможность бороться с коррупцией в стране. Потому что любое количество денег, которое попадает… инвестиции стран и *, в конечном итоге... (...) Но я по Кыргызстану смотрю. Количество задолженности по нашей стране никак не сказалось на благосостоянии народа. Помощь была разворована где-то в правительстве.
Другой механизм. Диаметрально противоположный. Это инициатива Хипик. Когда списывается часть долга членов Хипик. Но при этом мы должны очень четко определить, что страна ни при каких условиях уже не сможет…(...). То есть страна признает, что она не может защитить инвестора. Соответственно, инвестиции пойдут только по государственным программам. Это как раз та часть, которая у нас разворовывается.
Второе. Роль гражданского общества сводится к минимуму. Так же, как и роль парламента. Яркая роль того же самого ВВФ. Инициатива Хипик, на мой взгляд, одна из наиболее опасных. Если мы говорим о том, что очень многие страны, прежде всего, кстати, страны Африки, соглашаются с этой инициативой, боясь внешнего долга, то мы практически расписываемся в том, что у себя в стране мы сами ничем не распоряжаемся. При этом, списав долги, мы опять получаем новые кредиты на поддержку государственных программ. Соответственно, они идут по нарастающей. И мы получаем все тот же внешний долг, но уже страна не распоряжается, народ не распоряжается своими ресурсами, своими программами.
Мне кажется, в данном случае, может быть, стоило бы особо отметить механизм, по которому мы хотели бы говорить о списании внешнего долга. И особо, может быть, отметить, если все меня поддержат, что следует приветствовать списание долгов за устойчивое развитие. Это какой-то позитив. Просто так списание долгов – по сути, это не хорошо.
Спасибо.

Ведущая. Спасибо.
Да, возможно, нам нужно перефразировать наше заявление. Списание долгов должно идти на устойчивое развитие. Это понятно?
Большое спасибо вам, уважаемые коллеги. Я хотела бы прокомментировать выступление уважаемого коллеги. В Африке у людей есть деньги. Но существует и коррупция. Я знаю о коррупции. Но когда мы говорим об Африке, мы должны говорить не только о тех, кто вовлечен в коррупцию, кто является коррупционером. Мы должны говорить о тех, кто поощряет возникновение коррупции. Если вы приезжаете в Африку, имея доллары, и эти доллары из банков «Большой восьмерки», не следует думать, что только Африка коррумпирована. Эта проблема имеет всеобщий характер.
Я хотела бы сейчас передать слово другим нашим коллегам. По мере того, как у нас будет проходить обсуждение, я начну обобщать формулировки нашего документа. Хочу прокомментировать вопросы по долгам и торговле. Хочу также поделиться своими наблюдениями о деятельности «Большой восьмерки».

Зарубежный участник. Что касается помощи, я полагаю, Сара, что вы в вашем вводном слове ссылались на величину 0,7%. Я хотел бы поправить вас. Это было в 1969 году. Вас тогда еще на свете не было. На самом деле, эта цифра была озвучена Канадским премьер-министром. И я должен сказать, что мне стыдно, что даже мое правительство пока не согласилось с этим, не взяло на себя такие обязательства.

Ведущая. Скажите, а как, вы полагаете, нам следует рекомендовать «Большой восьмерке», чтобы было принято обязательство в отношении 0,7%?

Зарубежный участник. Вы знаете, страны, которые уже взяли на себя обязательства в отношении этих 0,7%, должны выполнить это свое обязательство. Хотя, мы должны дать нашу рекомендацию, чтобы те, кто взяли на себя такое обязательство, могли бы его выполнить.
Что касается списания долгов, возможности у стран в отношении списания долга имеются. И не только политические. Хорошим примером может служить значительный долг Ирака. У меня, к сожалению, нет под руками цифр. Но на примере Ирака мы можем видеть, как это может быть осуществлено.
И еще по этому вопросу. Механизм, который будет задействован системой «Большой восьмерки», этот тот механизм, который был заложен в Глениглсе, он может оказать значительное влияние.
Что касается встречи, состоявшейся осенью, в ходе этой встречи были сделаны надлежащие шаги в этом направлении. Что касается вопросов торговли, хочу сказать доброе слово в адрес того, что было достигнуто в Глениглсе, но все же не следует переоценивать того, что может быть осуществлено «Большой восьмеркой». Возможно, следует передать мяч ВТО, поскольку этот вопрос должен находиться в их руках.
Конечно, этим должна заниматься определенная организация, а не конкретные страны. Я хочу попытаться сформулировать позицию, занятую французскими НГО. Говоря о списании долгов, о развитии и о гражданских правах, мы поднимаем несколько вопросов. Во-первых, это вопрос о международном налогообложении. Сейчас этот процесс подвергается атакам со стороны антиглобалистов. И мы должны продвигать идею о налогообложении финансовых потоков.
Сама по себе идея хороша. Но если мы будем облагать налогом финансовые потоки, то это будет оседать в конкретных городах, в Нью-Йорке, в Лондоне. Таким образом, необходимо найти нужные схемы, которые создадут препятствия для уклонения от уплаты налогов. Конечно, этот процесс должен еще быть построен дипломатически. И необходимо, чтобы в нем участвовали представители бизнеса и экономики.
Теперь, что касается вопроса медицинских препаратов, дженериков. На прошлой неделе состоялся саммит. И на этом мероприятии была высказана поддержка инициативам со стороны Чили. Я хотел бы немного разрекламировать эту идею. Говорящие по-французски, меня поймут. Это трудно перевести на английский.
Нам нужны эти средства. Нам нужны эти налоги. Безусловно, мы не можем говорить о добровольности, поскольку речь идет о налогообложении. И это очень серьезный вопрос в США. Это будет очень непросто. Вопрос достаточно болезненный. Понятно, что эти средства не будут выделяться на добровольной основе. Но, в то же время, мы стремимся к тому, чтобы поступление средств было предсказуемым. Мы хотим, чтобы эти денежные потоки были предсказуемыми, чтобы они поступали сверх того, что было обещано еще в 1969 году. И это - обещание, которое должно быть сдержано. Это первое. Нам следует поднять вопрос о международном налогообложении.
Второй вопрос касается товарооборота в международной торговле. Речь идет о ценах на такие товары. Если говорить о биржах, то мы сталкиваемся со снижением цен на товары. И если цена на товар падает, то включаются механизмы предоставления субсидий. А все это напрямую связано с общими проблемами, связанными с субсидиями и демпингом цен. Тем самым, здесь должны быть предусмотрены механизмы рыночного регулирования. И это тоже вопрос, который должен быть затронут.
Что касается уклонения от уплаты налогов, сейчас у нас уже есть должная платформа, плацдарм, с которого может осуществляться деятельность НПО. И если можно говорить о серых схемах банковской деятельности, о банкинге оффшорных зон, то можно наблюдать, что значительные средства проходят через эти каналы. Мы должны создать препятствия и положить конец такому изъятию денежных средств из оборота. Мы должны обязательно передать выработанные нами рекомендации, в том числе и французскому шерпе.
Что касается СПИДа, тут мы, конечно, должны поддержать программу оплаты препаратов дженериков и препаратов для лечения СПИДа. Французское правительство выделит средства во всемирный фонд. Что касается списания долгов, то я разделяю точку зрения Нэнси. Хочу сказать также, что списание долга очень часто идет по математической формуле. Очень часто средства не выделяются, а вы фактически не получаете никаких средств наличными. Все это достаточно умозрительные математические расчеты.

Ведущая. Я хотела бы обобщить рекомендации, которые были высказаны участниками данной группы. Нам нужно уточнить, как будет протекать процесс окончательного определения формулировок.
Да, пожалуйста.

Участница. Думаю, что два дня обсуждения очень нужных приоритетных вопросов на этом круглом столе, это и является обращением к лидерам «Большой восьмерки». Здесь прозвучали выступления о бедных странах, наряду с африканскими странами. Мне очень приятно было услышать наших коллег, которые говорили о бедности в некоторых странах СНГ. Я думаю, что на «Большой восьмерке» будет рассматриваться прогресс в развитии этих же стран СНГ, наряду со странами Африки. Наше обращение дает какой-то акцент в продвижении этого вопроса. О борьбе с коррупцией тоже было сказано. Это тоже входит в повестку дня. Я думаю, что предложения, которые сегодня прозвучат, будут способствовать дальнейшему развитию тех стран, о которые мы должны сегодня говорить. И в экономическом плане, и по всем сферам, которые сейчас необходимы для этих же стран.

Ведущая. Большое спасибо.

Участница. Я бы хотела внести несколько предложений и поблагодарить Нэнси за блестящее выступление, которое повернуло нас к пониманию многих глубинных вопросов, которые мы сегодня обсуждаем. И хочу поблагодарить ведущих сегодняшнего стола за очень четкое ведение и постановку проблем.
Мои предложения были навеяны выступлением Нэнси именно по Африке. Потому что, конечно, когда…(...).
… африканских, то после этого совсем почти не спишь. Я смотрю многие материалы, когда бываю в информационном центре ООН. Действительно, хочется бежать помогать, но только не знаешь, как. Тем не менее, я думаю, сейчас у нас есть возможность высказать свои пожелания.
Вы знаете, может быть, я скажу очень резко, но мне кажется, хоть это и прозвучало в выступлении Нэнси, я попробую обобщить. Позвольте мне взять на себя такую смелость. Мне кажется, что пора поговорить о компенсации за использование ресурсов. Сегодня сильные страны выкачивают Африку и другие страны. И если сегодня мы говорим серьезно о способах компенсации, то, наверное, не произносим: «На тебе, бэби, три доллара, будь счастлив». Да еще эти три доллара не дойдут до конкретного населения.
Вопрос для «восьмерки» надо ставить так. Как разработать такую систему финансовой помощи в процентном соотношении, чтобы она компенсировала не на три доллара, с учетом выкачивания этих средств, а с учетом большего количества. И пусть этот процент устанавливает и контролирует общественность. И роль неправительственных организаций, которые должны работать при этой «восьмерке», она тоже должна определиться. И должны определиться вопросы контроля. Поэтому второе предложение у меня - более общее. Как определить сегодня с помощью неправительственных организаций формы общественного контроля? При обсуждении форм мы вчера слышали от наших шерпов, что это демонстрации, диалог. А кот Васька слушает, да ест. Потому что получается, что мы что-то услышали, а что-то не услышали. Надо устанавливать правила игры, по которым можно точно определять, что такое сегодня мнение общественности, и каким образом это мнение общественности может быть не просто услышано, а принято во внимание.
Поэтому теперь скажу о конкретной помощи африканским странам и странам нашим. Мне кажется, пора определить и третью задачу: разработать формулу эффективности этой финансовой помощи. Надо разработать эту формулу. Что это такое? Что в нее реально входит? Здесь должны поработать, как шерпы, так и представители общественности. Потому что, если мы не разработаем эту формулу эффективности, то ясно, что мы будем все время говорить «хорошо бы по торговле…, хорошо бы налоги снизили». Но у нас нет конкретных позиций, связанных с правилами и требованиями, которые могли бы быть выдвинуты от имени гражданского общества.
К вопросу о России. Поскольку мы ведем диалог, связанный с нашими проблемами, позвольте мне кое-что вам напомнить. К сожалению, даже несмотря на то, что Россия находится у руля «восьмерки», получив статус страны с рыночной экономикой, показатели качества жизни ее населения остаются на уровне государств третьего мира. Приведу два примера. По средней продолжительности жизни мужчин в России мы на 136 месте, а среди женщин – на 91. Средняя продолжительность жизни россиянина за последние 15 лет составила всего 65 лет. Так что наш пенсионный фонд может спать спокойно и хранить дальше деньги, как угодно. Если говорить о росте заболеваемости, то в 20 раз увеличилось количество больных сифилисом. СПИДом заражены 144 человека на 100000. Наркоманов стало в 20 раз больше. И так далее. Заболевания туберкулезом увеличились в 70 раз, хотя, Россия всегда была на первых местах по борьбе с этим большим злом.
На сегодняшний день хотелось бы предложить следующее. Надо подумать о вопросах, относящихся не к данной теме, а к проблеме в целом. О вопросах, волнующих, как мне кажется, все наши страны. И меня, как россиянку, конечно, прежде всего, волнует положение в России. Мне кажется, надо учесть позицию международной общественности относительно того, как упорядочить деятельность ряда фирм…

Ведущая. Простите, можно короче? Просто, время.

Участница. Мне кажется, сейчас важно серьезно поставить перед «восьмеркой» вопрос, как же все-таки мы будем упорядочивать деятельность крупнейших фирм, которые наносят вред физическому и нравственному положению нашего населения, наших граждан. Что я имею в виду? Это распространение разного рода никем не контролируемых добавок к различным лекарствам.
Второе. Это распространение слабых наркотиков для детей в разных странах. Дозволенность распространения этих видов наркотиков приводит к ухудшению состояния здоровья будущего населения нашей планеты. Если мы не прекратим это безобразие и не будем запрещать, у нас исчезнет население и мы перестанем существовать уже в следующем веке.
И последнее. Очень важная проблема. Как сегодня прекратить злостное насилие и распространение терроризма в СМИ?

Реплика. Это тема другой секции. Давайте обсудим это на другой секции или на пленарном заседании.

Участница. Я озвучила эту проблему для нас, потому что это все касается проблемы финансирования и роли «восьмерки», которая могла бы сегодня подумать, каким образом решить все эти вопросы. Не рассматриваются эти вопросы на тех секциях. Я там была. Поэтому я ставлю вопросы именно на этой секции. Мне понравилось, как здесь организована работа. Я думаю, что организаторы донесут по назначению всю информацию и всю боль наших проблем.
Спасибо.

Ведущая. Спасибо вам. Я попыталась записать вопросы, которые вы затронули в контексте обсуждаемых тем, темы, которые надо добавить и дополнительно обсудить. Нам надо сконцентрироваться на тех посланиях, которые мы передадим «Большой восьмерке». Это и послание солидарности с бедными, которое касается стран СНГ и африканских стран. Мне кажется, то, о чем вы говорили, во многом относится и к этой теме.
Пока вас не было, мы обсуждали некоторые вопросы по нефти и газу, на которые надо было бы найти ответы. Кроме того, встал вопрос о том, насколько эффективно ваше предложение о борьбе с бедностью. Был еще другой вопрос - по горнодобывающей индустрии. Третий вопрос был о роли Непада. Насколько Непад отражает чаяния и нужды африканского гражданского общества? Я не предлагаю, чтобы вы вернулись ко всем этим вопросам, но хотя бы некоторые из них постарайтесь осветить.
Кроме того, многие из нас видят, что мы должны говорить об устойчивом развитии, которое все здесь поддерживают. Постарайтесь немного пройтись по этим комментариям и обобщить.

Участница. Спасибо. Я извиняюсь, что не смогла присоединиться к вам раньше. Я готовилась в соседней комнате. Начать хотелось бы со следующего. С вопроса о форуме, который мы будем организовывать. И как это поможет бедности.
Прежде всего, хочу сказать, что мы не верим в помощь. Триллионы долларов были вкачаны в Африку. И семейственно, и на коллегиальном уровне, и под столом в виде взяток. В Африку были вложены огромные средства. И, поверьте, те, кто работали в гуманитарной помощи, в борьбе с безработицей, они-то знают, что если эти средства не вложены разумно и не через те каналы, через которые это следует делать, то это не эффективное вложение денег. Деньги идут, например, в Гражданскую службу в Африке. На самом деле, это не эффективно.
90% предприятий в Африке взяты под контроль мелкими и средними предприятиями. Они создают рабочие места. Они составляют основную часть экономики. Если это привязать к форуму по нефти и газу, мне хотелось бы поблагодарить даму слева от меня, которая очень четко сказала и подчеркнула: мы не должны забывать о том, что Африка не бедная. На самом деле, она очень богата природными ресурсами. Эти ресурсы эксплуатировались годами. И сейчас мы должны посмотреть, как мы могли бы добиться, чтобы из денег, которые уходят с континента, хотя бы что-то осталось на африканском континенте для помощи его населению. Нефть и газ – это может быть один из методов обеспечения того, чтобы мелкие и средние предприятия получили какую-то выгоду от природных ресурсов, добываемых в Африке. Мы не хотим просто поставлять оборудование многонациональным корпорациям, чтобы они добывали из наших недр наши богатства. Потому что деньги очень быстро где-то распыляются и растворяются.
Второе. О роли Непада и других организаций гражданского общества Африки. У Непада есть только в Африке 17 отделений. Я обсуждала с ними эту проблему. Многие из них думают о некоторых темах, которые следует назначить для обсуждения в этом году. Есть очевидные темы. Естественно, это энергетическая безопасность, инфекционные заболевания и образование. Единственный способ, как обговорить вопросы торговли, поощрения предпринимательства и тому подобное, состоит в том, чтобы привязать их к тем темам, которые обсуждаются в этом году Москве.
Второе касается использования альтернативного топлива. Мы знаем, что эксплуатация природных ресурсов и природного топлива не бесконечна. Мы должны думать о том, что будет, когда они начнут истощаться. В Африке, в других развивающихся странах, да и в развитых странах этот вопрос является сейчас одним из ключевых для обеспечения устойчивого развития. Мы говорим об излишнем использовании природных ресурсов, которое введет к их истощению.
Что касается торговли, тут действительно есть проблема. Мне кажется, надо подчеркивать важность обеспечения справедливой торговли. Потому что, если это будет достигнуто, мы сможем решить многие из тех проблем, с которыми сталкиваются африканские страны. Хочу также подчеркнуть важную роль частного сектора. Сейчас частный сектор является частью гражданского общества. И мы должны способствовать тому, чтобы они играли более значимую роль в развитии стран. Многие из институтов бизнеса среагировали на наш призыв и создали программы поощрения частного сектора и его роли в поиске практических решений содействия бизнесу и торговле.
Кроме того, хочу отметить, что члены африканской диаспоры выдвинули фантастический проект, который называется «Дэни». Скажу об этом буквально пару слов. О том, как много работы проводится по этой программе. Это об африканской диаспоре. Это просто концепция, это пример того, что можно делать. Или возьмем долг страны. Скажем, он составляет один миллион. Допустим, у вас 500 тысяч населения страны, которые живут за ее пределами. Соответственно, предложение состоит в том, чтобы африканская диаспора, живущая за пределами своей страны, выкупила бы этот долг в виде своеобразных долговых ваучеров. В своих родных странах они на эти ваучеры могут приватизировать предприятия. Это одно из практических решений. Решений может быть много. Конечно, это не может быть одинаково возможным во всех странах. Тем не менее, заслуживает внимания.

Ведущая. Я хотела бы, чтобы мы потихоньку закруглялись, потому что наступило время обеда. Сегодня во второй половине дня мы опять соберемся и более подробно все это рассмотрим. Но я хотела бы, чтобы вы продумали все эти вопросы за обедом. То, каким образом мы это все будем увязывать с деятельностью гражданского общества.
Итак, вкратце. Мы поговорили о необходимости рассмотреть роль природных ресурсов. В том, как это может способствовать уничтожению бедности. Идеи по этому поводу уже обобщаются и готовятся *. Мы поговорили о списании долгов. Поговорили применительно к бывшим странам Советского Союза и Африки. Мы поговорили о нашей озабоченности тем, чтобы у всех был доступ к системам здравоохранения и образования. И о том, что может оказать влияние на доступность такого рода услуг для населения. Мы поговорили о дополнительном налогообложении авиакомпаний. Мы поговорили о проблемах, связанных с товарами. И о ценах, об уровне цен для беднейших стран, которые очень сильно зависят от цен на такие товары. Мы поговорили о международном банковском секторе. Мы поговорили о денежных переводах. О том, как можно обеспечить, чтобы те средства, которые переводятся в качестве банковского перевода, денежного перевода, действительно достигали адресатов. Мы должны выбрать ту форму, в которой мы выразим нашу солидарность с народами бедных стран. Как на африканском континенте, так и в других развивающихся странах мира. И нам нужно будет обратиться с такого рода заявлением к странам «Большой восьмерки».

Часть II



Ведущая. Работать будем параграф за параграфом. Я сейчас увеличу шрифт. Будем работать параграф за параграфом. Сейчас надо будет прочесть, чтобы вы поняли, о чем будет идти речь.
Первый параграф. Более двухсот членов организаций гражданского общества со всего мира встретились в Москве, как часть процесса «Гражданской восьмерки», как часть подготовки к саммиту «Большой восьмерки» в Санкт-Петербурге. Здесь внесли поправку. Итак, более двухсот членов организаций гражданского общества со всего мира встретились в Москве, что явилось частью процесса подготовки «Гражданской восьмерки» к саммиту «Большой восьмерки» в Петербурге.
Постараемся не обсуждать расстановку знаков препинания. Я думаю, что возражений по этому параграфу не будет? Спасибо.
Второй абзац. Организации гражданского общества объявили о необходимости обеспечения «Большой восьмеркой» того, что правила торговли и финансовое развитие должны служить устойчивому развитию и защищать окружающую среду, социальные и человеческие права.
Что касается терминологии из дебатов о правах человека, я предлагаю написать, что они должны защищать, исполнять и соблюдать социальные права, права человека и права на защиту окружающей среды. Все согласны? Тогда перейдем к третьему абзацу.
Данный подход к либерализации торговли и финансированию развития на данный момент подрывает соблюдение прав человека и повышает неустойчивое потребление и загрязнение природной среды. Мы выступаем за подход справедливости в торговле, чтобы установить правила торговли. С тем, чтобы люди и планета были бы основным приоритетом.
Следующий абзац. Развивающиеся страны должны иметь право определять свою собственную экономическую и государственную политику. «Большая восьмерка» должна заявить, что развивающиеся страны получат достаточно гибкости и достаточный политический простор для обеспечения нужд развития и соблюдения национальных интересов. А именно, защита мелких фермеров, детских отраслей промышленности, менее крупных отраслей промышленности, и отправление основных услуг.
Что касается общего подхода, проблема маргинализации ролей парламентов и конгрессов должна быть вновь обсуждена. На данный момент эти органы не имеют права одобрять или вносить изменения в предложения, связанные с соглашениями о предоставлении грантов или соглашениями о займах. Во многих странах гранты и займы составляют большую долю и даже, пожалуй, составляют большую часть финансирования развития. Следует прекратить практику того, что эти финансы не доходят до представительных органов. Вчера уже была просьба об этом.
Мне кажется, вчера мы договорились, что на данный момент эти органы действительно не имеют права одобрять, изменять или отклонять предложения. То есть, одобрять, вносить изменения или отклонять предложения. Вносим эту поправку. И, во-вторых, мне кажется, что мы в позитивном свете отразили то, что «Большая восьмерка» должна сказать об этом. Поэтому я предлагаю написать, что «Большая восьмерка» должна заявить о том, что следует положить конец такой практике, и так далее.

Реплика. Скажите, есть еще какие-то существенные замечания?

Зарубежный участник. *. Эта практика должна прекратиться. Практика маргинализации представительных органов. Практике должен быть положен конец.
Мы переходим к следующему абзацу. Мы обращаемся к дефициту демократии «Большой восьмерки» в ВТО. Мы не хотим сказать, что «Большая восьмерка» недемократична. Здесь неправильно сформулировано. Мы хотим, чтобы «Большая восьмерка» обратила внимание на недостаток демократии, на определенные издержки демократичности в ВТО. Тут просто переставлены местами слова, что исказило смысл. Здесь нужен надлежащий демократический анализ, анализ демократических принципов, положенных в основу торговых соглашений, заключенных парламентами. Необходимо также увеличить возможности участия развивающихся стран, а так же экономических систем, находящихся в переходном периоде, привлечение к большему участию в торговых переговорах. Скажите, есть какие-то существенные замечания по этому поводу? Вопрос касается увеличения, повышения возможности развивающихся стран. Здесь, возможно, нужно частично изменить. Может быть, следует говорить о непредвзятом совете консалтинге.
Возможно, нам следует проанализировать не только на уровне парламента, но и на нашем уровне. Мы достаточно демократичны для этого. Мы полагаем, что гражданское общество должно следовать тому же самому процессу, который используется в ВТО. Может быть, следует говорить об аналогичном статусе участия в ВТО? Мы верим, что гражданское общество должно получить аналогичный статус участников ВТО, какой у него есть в ООН. Я полагаю, что статус в ООН достаточно проблематичен. Там большое количество всяких оговорок. Нужно согласие правительства. Действует определенный режим в отношении НПО. Так что ссылка на этот статус несколько не к месту.
Я приветствую принятый процесс аккредитации. Я считаю, что здесь не должно возникнуть большой проблемы. Не то, чтобы правительство должно дать свое разрешение. Оно просто не должно возражать. Я полагаю, что здесь у нас не хватает одного пункта. Мы стараемся сейчас дать ответ на вопрос, что минимально нам нужно. Мы должны участвовать в деятельности ВТО. Мы должны знать о заседаниях. Вопрос со статусом меня немножко беспокоит. Пока у нас не понятно.
Итак. И попросить обратиться к «Большой восьмерке» с просьбой оказать в этом поддержку.
Благодарю вас.

Участник. Мы верим, что Трипс представляют собой барьер для реализации бедными людьми своего права на существенную медицинскую защиту. Притом, что право на здоровье является основным правом человека. Тем самым, мы просим большей гибкости для развивающихся стран и стран, находящихся в переходном периоде. В том, что касается Трипс. В принципе, мы верим, что основные услуги не должны находиться в ведении ВТО.
Мы говорим об основных услугах, используя термин «базовые» или «существенные». Дело в том, что английский – не мой родной язык. Я бы, все-таки, предпочел тот термин, который используется сейчас, «базовые», а не «существенные».

Ведущая. Итак, что мы хотим, чтобы по этому поводу предприняла восьмерка?

Зарубежный участник. Я думаю, нам следует сказать, что «восьмерка» должна заявить о своей защите права на здравоохранение, как одного из фундаментальных прав человека. Перефразируем. «Большая восьмерка» должна заявить о том, что право на охрану здоровья является основным правом человека.
Генеральное соглашение по тарифам и торговле. Как оно соотносится с торговлей, с предоставлением важнейших услуг: такими, как здравоохранение, образование, водо- и электроснабжение. Сейчас мы должны дать определение тому, что мы подразумеваем под основными услугами. Это будет нашей ссылкой на первый пункт.
Представляет собой источник обеспокоенности гражданского общества. Правительства, которые берут на себя обязательства либерализировать эти сектора эффективным образом. Лишаются своего будущего участия в управлении. И лишаются возможности гарантировать оказание этих услуг, что требуется для выполнения ими обязательств в области соблюдения прав человека. Эти сектора должны быть выведены за пределы действия соглашения ГАТТ.

Ведущая. Предлагаю сформулировать следующим образом. Большая восьмерка должна заявить о том, что эти сектора должны быть выведены за пределы действия соглашения ГАТТ.

Зарубежный участник. Я полагаю, что мы сможем это прописать в окончательной версии документа.
Конкретная проблема, которая стоит перед странами, недавно принятыми в ВТО, заключается в том, что на них не должны распространяться требования ВТО плюс. Экономике, находящейся в переходном периоде, этим экономическим режимам должно быть позволено пользоваться той же самой гибкостью. Они должны пользоваться особым и дифференцированным отношением, что имеет место в отношении развивающихся стран. В ряде случаев это относится к менее развитым странам.

Ведущая. Опять-таки, нужно указать, что вы хотите, чтобы в этом отношении предприняла «Большая восьмерка».

Зарубежный участник. «Большая восьмерка» должна заявить…

Ведущая. Да, Майкл? Благодарю вас. У вас здесь двойной пункт. И может возникнуть недопонимание. Здесь фактически речь идет о двух аргументах.

Зарубежный участник. Здесь я предлагаю поставить точку. Разделить фразу надвое. Возможно, это напрямую оказывает влияние на смысл предложения. На самом деле, здесь немножко другой подход. Когда мы говорим о ВТО плюс, мы говорим о том, что на стадии вступления в ВТО, страны могут просить некий дополнительный режим. Относительно гибкости. Это относится к случаям, когда страны уже являются членами ВТО. Им нужна большая гибкость, потому что уровень развития этих стран отличается. Может быть, нам следует продумать, как заявить об этом более четким образом?
В то время, как страны ведут переговоры о принятии их в члены ВТО…

Ведущая. Давайте возьмем конкретную проблему и просто заявим о том, что страны, находящиеся в переходном периоде, вы это имели в виду? Страны в переходном периоде, когда они ведут переговоры о членстве в ВТО, к ним не должны применяться обязательства, на них не должны налагаться обязанности по схеме ВТО плюс.
Мы впишем следующим образом. «Большая восьмерка» должна заявить, что на страны в переходном периоде, когда ведут они переговоры о своем членстве в ВТО, не должны распространяться требования ВТО плюс.
Это относится ко всем странам, которые ведут такие переговоры. Так что на данном этапе мы должны, может быть, исключить страны, находящиеся в переходном периоде.

Зарубежный участник. И есть еще один момент. В особенности это касается экономик, находящихся в переходном периоде. Все развивающиеся страны или все страны? Мы говорим обо всех странах вообще.
Мы вносим слово «все страны», когда они ведут переговоры о членстве в ВТО, к ним не должны предъявляться требования ВТО плюс. «Большая восьмерка» должна заявить, что экономикам переходного периода должно быть позволено получать такую же гибкость, как развивающиеся страны, и так далее. Внутренняя либерализация торговли может сыграть существенную роль в стабилизации и в развитии внутренних СМИ.

Ведущая. Мы хотим, чтобы это было предъявлено, как требование к «Большой восьмерке»? Вы хотите это убрать?

Зарубежный участник». Помните, что если это выйдет наружу… Кто хочет, чтобы это вышло наружу? Мы хотим это убрать? Мы хотим это убрать. Хорошо. Мы это удалили.
Пока развитые страны продолжают обеспечивать значимую поддержку своему сельскохозяйственному производству, они лишают значительной доли такой поддержки цены на товары, производимые развивающимися странами. Большая восьмерка должна поддержать цены на товары, поддерживаемые комиссией Африки, включая ряд важных предложений, которые должны быть приняты.

Ведущая. Я думаю, что следует сказать следующим образом. В то время, как развитые страны оказывают существенную поддержку собственному сельскохозяйственному производству, они лишают значительной части своей поддержки товары, производимые развивающимися странами.
«Большая восьмерка» должна восстановить финансирование, производство товаров. И комиссия по Африке выступила с рядом полезных предложений, которые должны быть приняты.

Зарубежный участник. «Большая восьмерка» должна восстановить финансирование производства товаров. Вы это имели в виду? Это Нэнси написала. Ее здесь нет сейчас. Я не очень хорошо владею этим вопросом.
Я сказал бы следующее. «Большая восьмерка» должна вернуть финансирование производства продукции и проводить политику по повышению цены на товар. Возможно, по-английски это звучит с точки зрения стиля не очень, но идея такова. Мы говорим не о стабилизации, мы говорим об увеличении. Это то, что определяется рынком. По-существу, это определяется рынком. «Большая восьмерка» не контролирует механизмы рынка.
Чего мы хотим? Чтобы «Большая восьмерка» восстановила финансирование производства. Мне кажется, что формулировка не соответствует. Мы жалуемся на то, что страны «Большой восьмерки» финансируют свои собственные секторы сельскохозяйственной продукции. А в развивающихся странах они не поддерживают цены, не стремятся к удержанию цен на древесину или на хлопок на определенном уровне. Нужно что-то, что имеет стабильную цену. Перец, одежда. Цены варьируются. Они поднимаются и падают. В результате, страдают фермеры.
Спасибо.

Участница.… ту самую, которую она выкачивает из Африки или из других стран, и обойтись только своими. Если она вкладывает свое, я еще раз настаиваю на вопросах, связанных с процентами. Потому что если потребительство больших стран «восьмерки» требует больших для себя затрат, то на сегодняшний день их участие в тех странах, в которых они эту продукцию получают для своих стран, должно компенсироваться, и не только для фермеров. Поэтому не совсем этично написано, но правильно по смыслу.

Нэнси Александер (США). Возможно, есть другой способ, которым можно донести ту же самую идею. Учитывая зависимость «Большой восьмерки» от ресурсов развивающихся стран, необходимо, чтобы они предпринимали усилия по сохранению цены. Это - поддержка цены на товар, чтобы фермеры не пострадали в результате изменения цен. Итак: учитывая зависимость стран «Большой восьмерки» от товаров из развивающихся стран, «Большая восьмерка» должна назначать и уплачивать этим развивающимся странам справедливую цену.

Ведущий. …«установить».

Нэнси. Это хорошая мысль, но не думаю, что у нас достаточно информации, чтобы мы могли более детально это оговорить. Я бы предложила оставить формулировку в том виде, как…

Участница. …правительственных организаций – мы же не являемся государственными учреждениями, которая это разрабатывают. Наша позиция сегодня – предложить, чтобы нас услышали. А что она построена на сегодняшний день – для этого у нас есть шерпы, пусть они это анализируют. Они вчера сказали, что им нужно конкретные предложения и спросили, что мы по этому поводу думаем. Давайте дадим им пищу для ума и для работы.

Ведущий. Итак, какова должна быть формулировка?

Участница. * написано, что нужно определить в процентном соотношении. И в скобках можно указать: это надо разрабатывать, сформулировав предложение шерпам. Мы же не только «восьмерке», но и им должны давать предложения – они же вчера нам очень четко дали это понять.



Ведущий. Итак, всех устраивает. Я хочу еще одно слово - в поддержку собственного сельхозпроизводства. Что касается процентов – мне не очень понятно, что имеется в виду. Но если мы будем углубляться в проблему, то, возможно, нам понадобятся специальные механизмы и процедуры. Я не очень понимаю, что здесь имелось в виду, когда вносилась эта оговорка насчет «процентов». Мы говорим не только о стабилизации.

Участница. Я поясню, как я это поняла из сегодняшнего выступления той же самой Нэнси. Это как в простой задаче: есть продукция, которая потребляется на столько-то процентов. Если стране нужно 100 условных единиц, а американцы сегодня потребляют в своей стране продукцию из Африки на все 100 процентов, то она получают этой продукции в процентном соотношении, скажем, на 30 или на 40. Своя страна им тоже дает около 20 процентов – вот так. Если же они не полностью могут компенсировать ту продукцию, которую потребляют из Африки или из других стран, то компенсируют хотя бы 15% из этих 30%. Поэтому мы с Вами сегодня эти проценты, действительно, высчитать не можем, а люди, которые непосредственно знают эти цифры, по всей видимости могут, и об этих цифрах нужно разговаривать только с ними.

Майкл. Возможно, нужно попытаться перебросить какой-то мостик. Мне представляется, что «Большая восьмерка» должна поддерживать механизм увеличения доходов развивающихся стран, которые таковые получают от товаров. Я думаю, что это проясняет ситуацию. А остальное мы вычеркиваем.

Реплика. Так уже лучше, хотя бы так.

Ведущий. Я прочту следующий параграф. Члены гражданского общества, обсуждающие вопросы Африки, отметили недостаточное участие в них организаций африканского гражданского общества. Присутствующие обсудили, как способствовать более широкому представительству и более значительному участию представителей африканских организаций гражданского общества в таких форумах как «Конференция гражданской восьмерки» и предлагают следующее. Итак, первое: следует обеспечить финансирование для поддержки представительства стран Южной Африки и предоплачивать многим организациям гражданского общества Африки расходы на транспорт, на авиабилеты. Далее – развивать партнерство с африканской группой для того, чтобы способствовать и координировать участие Африки в этом процессе.

Майкл. Если честно, мне все это как-то не очень нравится. Кто с кем развивает партнерство? Как-то мне все это подозрительным кажется. Я бы сказал вот как: помогать развитию гражданского общества Африки в его самоорганизации в целях лучшего понимания процесса консультаций «Большой восьмерки». Это немного развивает данную мысль, но не совсем ее повторяет, поэтому я бы поставил отдельно вот такой пункт.

Ведущий. Формулировка другая, но в принципе о том же.

Нэнси Александер. Может быть, нам надо говорить о своевременном участии в процессе? Это слово «самоорганизация» звучит немного странно - что здесь подразумевается и насколько это обеспечивает эффективное участие в процессе? Я думаю, что надо написать так: развивать способность организаций гражданского общества Африки участвовать в процессе «Гражданской восьмерки»». Это можно сделать путем развития партнерства с основными, ключевыми организациями, которые способствуют этому процессу.

Вопрос. Тогда вот какой вопрос: мы просим «Большую восьмерку» финансировать поездки представителей организаций гражданского общества Африки? Почему это у нас присутствует в обращении к «Большой восьмерке»?

Нэнси Александер. Это мы так заявляем, это наше заявление, а не для «Большой восьмерки».

Вопрос. Еще один вопрос. У большинства моих африканских партнеров возможностей и способностей много, поэтому эта формулировка мне кажется какой-то несуразной: развитие способностей организаций африканского гражданского общества и т.д. То, что на нашей конференции мало представителей африканского гражданского общества – это не имеет ничего общего с тем, насколько оно способно участвовать в процессе «Большой восьмерки». Может быть просто перефразировать это надо правильнее? Там есть мысль, надо просто переформулировать ее правильнее. Во-первых, надо выяснить, нужно ли это «Большой восьмерке»? Если нет - тогда этого не должно быть и здесь.

Нэнси Александер. И я о том же. Хотя вопрос важный, потому что он о том, как увеличить представительство и участие африканского гражданского общества в процессе. Мы к концу нашего заседания должны подготовить окончательную версию документа. Я согласна, что этот вопрос – как раз то, чему мы должны научиться и что мы должны учесть в нашей работе. Это то, что мы должны учесть, но не вносить в этот документ. Мы это не потеряли, мы это сохраним в другом месте.

Ведущий. Итак, читаем дальше. Обеспечить преемственность и соблюдение обязательств в процессе «Большой восьмерки». Для того, чтобы это обеспечить, международное гражданское общество должно настойчиво заявлять о… В качестве представителей международного гражданского общества мы выступаем за…
Прежде всего, если честно, то я не очень знаю, что было решено на саммите в Глениглсе. Но если Вы согласны с тем, что это правильно, то я не буду возражать. Второе: мы должны говорить о том, чего мы ждем от «Большой восьмерки» - здесь этого, кстати, нет. Я хочу от «Большой восьмерки» вот что: я хочу, чтобы они так разработали свою глобальную политику, чтобы учитывались прежде всего нужды бедных слоев населения, чтобы это служило осуществлению прав человека, чтобы потом мы бы уже могли просить о том, чтобы они выполняли обязательства, взятые в Глениглсе. Посмотрите тогда еще раз на эту фразу: «Большая восьмерка» должна разработать глобальную политику для обеспечения предоставления основных базовых услуг всем слоям населения, для всех.
Перейдем к следующему абзацу. Я бы написал так: политика «Большой восьмерки» должна быть нацелена на обеспечение доступа наиболее бедных и обездоленных слоев населения основными услугами, удовлетворение их основных потребностей - так, чтобы эта политика внесла вклад в осуществление социальных прав и прав человека. Есть ли комментарии по этому абзацу?

Участница. Мне кажется, что в прошлом году это обсуждалось. Это можно приурочить к вопросу искоренения бедности. Вы спрашивали про Глениглс: был план действий по Африке, разработанный «Большой восьмеркой» - это исчерпывающий, комплексный план, в котором впервые были освещены все проблемы и вопросы, стоявшие пред Африкой. Этот план был одобрен всеми главами государств Африки и теперь важно, чтобы он был претворен в жизнь – вот в чем проблема. Так что отсюда мы можем вернуться к плану действий «Большой восьмерки» по Африке, который был принят в Глениглсе. Поэтому давайте упомянем про план действий «Большой восьмерки», но куда его вставить? Вначале нужно говорить о борьбе с бедностью, об искоренении бедности.

Ведущий. Мы можем вернуться к этому абзацу чуть позже – давайте где-нибудь хотя бы в скобках запишем об искоренении бедности.
Дальше: в качестве представителей международного гражданского общества мы выступаем за подтверждение плана действий «Большой восьмерки» по Африке.

Реплика. Мне кажется, что это немного противоречивый вопрос. У нас здесь столько представителей африканских стран!

Участник. В первом предложении нам надо написать слово «Африка», поскольку «Африка» у нас уже является подзаголовком этого раздела, потому что Африка еще не является пунктом официальной повестки дня. Вот – совершенно верно: базовые, основные нужды для Африки и план действий по Африке. Я не знаю, что именно это такое, но по крайней мере французские неправительственные организации, это рыночное регулирование, более высокие тарифные барьеры, все, что касается снижения обменов.

Реплика. Мы не очень-то согласны с инициативой африканской комиссии.

Суждение. Важно записать Африку отдельным пунктом повестки дня, но моя организация не будет выступать в защиту этого плана действий, потому что мы говорим об обязательствах, принятых на саммите в Глениглсе.

Вопрос. Что за обязательства – по Африке? Мы не можем говорить просто о каких-то обязательствах, давайте конкретизировать, что это такое.



Ведущий. Итак, я просто предложил Вашему вниманию текст, который получил, и Майкл уже задавал тот же вопрос раньше. Мы можем только обобщать все предложения, которые получаем в отношении текста. Как мы намерены двигаться дальше?

Вопрос. Фраза «план действий» записана?

Ведущий. Вы лично не согласны с этим планом действий или Ваша организация?

Участник. Я представляю французские НПО, работающие за рубежом, а не африканские.

Ведущий. Каким образом это может нам помешать? Если Вашу обеспокоенность вызывает поддержка плана действий, у кого-то еще возникают вопросы по этому плану действий?

Участник. Если дело в этом, то я хотел бы поддержать своего коллегу в том, что он сказал. Мы не можем допустить, чтобы одна французская организация диктовала нам, что нам делать, находясь здесь. Мы здесь представляем большое количество организаций, мы здесь в первую очередь - представители гражданского общества и есть много организаций, которые представляют людей из самых разных регионах. Я просто хотел это сказать, чтобы прояснить ситуацию.

Другой участник. Мы, представители Африки, должны решать, что мы хотим для Африки. Приветствуется любое участие остального мира, но именно мы должны решать, что требуется Африке. Поэтому для меня неприемлемо, чтобы кто-то говорил о том, что требуется Африке, прежде чем его спросят об этом.

Ведущий. Я вполне отдаю себе отчет, что мы сейчас возвращаемся на исходные позиции, и прошу высказаться тех, кто еще не высказывался. У нас фундаментальная проблема, у нас здесь процедурные вопросы, в которые мы уперлись, и почему-то они возникают в конце совещания.

Участник. Я был бы очень благодарен, если бы Вы предоставили нам возможность настоять на своем мнении.

Ведущий. У нас целый текст для обсуждения, почему мы так уперлись в один пункт?

Нэнси Александер. Дело в том, что этот документ был достаточно длинным и мы здесь могли только сослаться на итоговый, на резюмирующий. Дело в том, что был очень серьезный отклик на этот документ со стороны гражданского общества – были жалобы на то, что этот документ не очень хорош. Поэтому я подумала, что было бы неплохо дать здесь какую-то перспективную оценку. В то же время есть некоторые положительные, позитивные обязательства, взятые на себя «Большой восьмеркой», и я полагала, что нужно выразить этому свою поддержку.

Ведущий. Перефразируем: поддержку ряда положительных обязательств, взятых на себя на саммите в Глениглсе «Большой восьмеркой», содержащихся в плане действий «Большой восьмерки» по Африке – эти обязательства и дальнейшие действия прописаны в данном документе и направлены на уничтожение бедности в Африке.

Реплика. Хорошо.

Участник. Итак, мы уже очень разгорячились, нам не нужно так остро реагировать. Мы должны просто отдавать себе отчет в том, что у всех силы на пределе. Следующий параграф: поскольку Россия является сопредседателем форума «Африканское партнерство», на встречах на высшем уровне в этом году правительству следует поощрять участие АПФ, обеспечивая надлежащее представительство от этих стран на уровне министерства.

Реплика. Поясните это.

Ведущий. Мы выступаем за то, чтобы было представительство уровня министров. Перефразируем: представительство стран «Большой восьмерки» на уровне министров.
Следующий абзац. Для максимизации вклада в процесс «Большой восьмерки» и в форум «Африканское партнерство» мы рекомендуем постоянный и координированный механизм участия гражданского общества в «Большой восьмерке» и АПФ. Этот механизм должен быть разработан на условиях, определенных гражданским обществом, он должен отражать то, что стремятся донести эти люди. Это должно быть определено самим гражданским обществом Африки – условие такого участия. Так устраивает?

Участница. А Вы уверены, что Вы именно это хотите сказать?

Ведущий. Мы здесь, в России, работаем с российскими коллегами, и думаю, что мы уделяем в этом году Африке достаточное внимание, которое не всегда разделяется со стороны других наших коллег, например тех, которые представляют 20 НПО во Франции.

Суждение. Реальность такова, что есть сами страны «Большой восьмерки» и АПФ, и гражданскому обществу нужно все это как-то свести воедино, привести к общему знаменателю…



Ведущий. …Для того чтобы обеспечить совместную работу всемирного гражданского общества, мы призываем к созданию структурированного взаимодействия между организациями африканского… Все согласны с тем, чтобы это удалить? Мы стремимся работать в направлении усиления партнёрства в отношении инициатив и сотрудничества в отношениях между организациями гражданского общества Африки и России для борьбы с бедностью, стимулирования развития и усиления глобальной безопасности.
Итак, что мы просим, чтобы «Большая восьмёрка» сделала? Я думаю, что это должно быть включено во внутренние документы. Мы внесли в этот документ всё, что относилось к нашей работе. Возможно, какие-то моменты из этого документа следует извлечь и внести в отдельную презентацию.
Итак, финансирование с целью развития, финансирование для развития. Мы опираемся здесь на тот документ, который у нас имелся ранее. Итак, финансирование для развития.
У нас остаётся всего 20 минут. Списание долга является существенной основой торговой справедливости. Инициатива ХИПС должна быть более глубокой. На данном этапе бенефицианты не получают существенного списания долга. Инициатива должна включать больше стран, пострадавших от внешнего долга, в том числе ряд либо стран бывшего СССР, либо СНГ, без слова «бывший».
Более того, ресурсы для списания долга должны быть дополнительными в отношении официальной поддержки развития ОДА, которая в настоящее время выделяется этим странам.

Вопрос. Скажите, а то, о чём сейчас говорят - существенное замечание?

Реплика. Да. Потише, пожалуйста. Мне понятно, что терминология…(пропуск в стенограмме). Этот регион - Кавказ и Центральная Азия.

Ведущий. Меняем… Вы знаете, я предлагаю этим заняться потом.
И, наконец, списание долга не должно происходить в соответствии с определёнными политическими предпочтениями, особенно если это затрагивает обязательства в отношении соблюдения прав человека странами.

Участник. Я прошу прощения, я хотел бы ещё раз сказать, что, если я каким-то образом Вас обидел, я прошу прощения, но мы должны здесь говорить о том преимуществе, которое это несёт с собой Африке. Мы здесь не ради забавы это всё делаем.

Ведущий. Итак, возвращаясь… Наконец, списание долга не должно происходить по политическим предпочтениям, в особенности если это затрагивает обязательства в отношении соблюдения странами прав человека. Например, обеспечение устойчивого развития, безопасность продуктов питания и обеспечение базовых услуг, таких как здравоохранение, образование, водо- и электроснабжение.
У нас есть ещё параграфы по списанию долга. Нам их убрать?

Реплика. Да, убрать.


Реплика. По вопросу помощи саммит «большой восьмёрки» в Санкт-Петербурге должен поддержать инициативу инновационного финансирования, такого как АФФ и налог на авиабилеты.

Ведущий. Я прошу прощения, я уже тоже устаю. Мы затрагивали вопрос денежных переводов, это всё включено в документ. Анализировать достигнутое по выполнению задач оказания помощи в размере дополнительных 50 миллиардов до 2010 года, подтвердить, что все страны «Большой восьмёрки» могут выполнить задачи 2010 года и заявить, что те страны «Большой восьмёрки», которым ещё предстоит присоединиться к обязательному графику по выходу на 0,7%...

Вопрос. Что такое АФФ?

Ведущий. Международные финансовые механизмы.
Итак, анализ достигнутого по обязательствам дополнительного увеличения ОДА для региона Сахары. Мне хотелось бы видеть в этом тексте поддержку инициативы Кейптаун, которая носит название «африканский мониторинг». Если бы Вы могли перифразировать это, вот здесь, допишите, пожалуйста. И выполнение мониторинга посредством поддержки…

Реплика. Саммит «Большой восьмёрки» должен… Я думаю, в этом случае нужно вывести это отдельным пунктом.

Реплика. Я думаю, что политика перемещения капиталов должна…

Ведущий. В коммюнике «Большой восьмёрки» также было сказано, что доноры должны отвечать за полное выполнение положения Парижской декларации об эффективности помощи, оказываемой Африке, которая была принята в феврале 2005 года. Однако «Большая восьмёрка» не смогла осуществить никаких мероприятий для выполнения этих обязательств или для того, чтобы заняться выполнением конкретной программы действия для того, чтобы прекратить помощь, обусловленную какими-то условиями. «Большая восьмёрка» должна обсудить эти вопросы в Санкт-Петербурге.

Вопрос. Нельзя ли как-то более обще это выразить?

Ведущий. Тогда давайте напишем, что надо сделать что-то конкретное.
Итак, после «принятой в феврале 2005 года» ставим точку. Дальше пишем: «Большая восьмёрка» должна согласовать механизмы того, как обязать доноров быть ответственными за выполнение обязательств Парижской декларации и согласна прекратить обусловленную помощь. Я думаю, что остальное можно просто убрать.

Реплика. Это всё у нас есть в оригинале текста.

Ведущий. Учитывая размеры денежных переводов в бедные страны, «Большая восьмёрка» должна выступать за отмену взимания НДС на эти переводы.
Мне кажется, речь была о том, что мировой банк признал, что африканская диаспора является вторым по значимости донором, помогающим африканским странам. Организации, занимающиеся трансфертом денежных средств, очень большие деньги делают на этих денежных переводах. Просто надо, чтобы деньги, которые они на этом зарабатывают, хотя бы частично возвращались в бедные страны и использовались на их благо и развитие.
Давайте посмотрим ещё раз формулировку.

Вопрос. Тогда может быть написать: «учитывая размеры денежных перечислений членов африканской диаспоры в бедные страны?»

Реплика. Да нет, давайте не будем так детализировать.
Если хотите говорить только о денежных переводах, давайте отразим это в подразделе «Африка». Давайте, всё-таки, как-то фразу здесь закончим или уберём её.

Ведущий. Вот так проще, просто убираем.

Вопрос. Итак, идём вперёд?

Реплика. Сейчас, сейчас перемещаем.

Ведущий. Итак, учитывая размеры денежных переводов членов африканской диаспоры в бедные страны…
Мне кажется, надо спросить моего африканского друга, не надо ли оставить этот вопрос в другом разделе. Потому что этот вопрос относится не только к Африке, мы же знаем, что и Боливийские денежные перечисления нуждаются в совершенно другом режиме. Поэтому это не чисто африканский вопрос.
Могу ли я попросить моих африканских коллег подумать вместе об этом вопросе? Хотя мы понимаем, что речь идёт об африканской диаспоре, но это относится и к другим диаспорам, не только в Африке.

Реплика. Уважаемый коллега, я не хочу… К сожалению, не слышно, что выступающий говорит.
Он говорит о том, что мы здесь обсуждаем вопросы Африки, а что касается денежных переводов, он не хочет вам противоречить. Естественно, существуют другие диаспоры, другие сообщества, не могу о них много сказать, но мы знаем, что сейчас обсуждается роль денежных перечислений в развитии африканских государств. Это и в прошлом году обсуждалось, и сейчас. Хотелось бы этот вопрос выделить особо.

Вопрос. А если бы мы написали: «перечисление членов африканской диаспоры и других диаспор, диаспор других регионов мира»? Так мы можем с вами достичь компромисса?

Ведущий. Хорошо, так и пишем: «перечисления от членов африканской диаспоры и других развивающихся стран».
У нас 9 минут осталось, не забудьте.

Реплика. Помните, я тут хотел вам кое-что ещё добавить? Не о возврате денег, а о том, что «Большая восьмёрка» должна поддерживать механизмы, обеспечивающие развитие…

Реплика. Ещё раз скажите, пожалуйста, только медленно.

Ведущий. Итак, «большая…



…денежных перечислений для развития…

Вопрос. Может быть, обсудим это чуть позже?

Реплика. Причём тут «Большая восьмёрка»? Почему они должны участвовать в создании этих механизмов?

Реплика. Потому что некоторые из финансовых учреждений, которые помогают в трансферте этих денежных средств, находятся не в Африке.

Реплика. Если мне надо отсылать деньги маме или, например, в школу, с нас берут налог.

Участник. Давайте, всё-таки, закончим поправку, о которой сейчас идёт речь, так, чтобы мы могли пройтись по оставшейся части документа. То есть, я очень прошу, давайте закончим работу над документом. Мы обязаны.

Ведущий. Итак, мы убираем последнюю часть предложения. Нет? Не убираем?
Итак, механизмы для использования денежных перечислений в целях развития. И убирается прекращение взимания НДС на эти перечисления.
«Большая восьмёрка» должна взять на себя обязательства по обеспечению того, что «восьмёрка» будет приводить в действие законодательство по сокращению и прекращению утечки капиталов, которые представляют собой нелегальный трансферт средств из развивающихся стран. «Большая восьмёрка» должна также рассмотреть вопрос неправильного использования оффшорных банков, которые помогают корпорациям избегать выполнения своих финансовых обязательств перед странами, в которых они расположены.
«Большая восьмёрка» должна принять чёткую программу мероприятий для выполнения обязательных кодексов поведения, которые обеспечивают ответственность частного предпринимательства, частных предприятий и, одновременно с этим, хорошее, должное управление является важным аспектом создания стабильного и безопасного общества. Мы поддерживаем все страны, ратифицирующие и выполняющие положение Конвенции ООН о коррупции.

Реплика. Повторите, пожалуйста, ещё раз.

Ведущий. Я говорю о прозрачности, об инициативе обеспечения прозрачности в отраслях промышленности.

Вопрос. А «Большая восьмёрка» сказала, что они собираются ратифицировать о коррупции ООН и будут поддерживать?

Ведущий. Давайте запишем это. И поддерживать добывающие индустрии, о которых идёт речь. И поддерживать инициативу о прозрачности добывающей промышленности.
Итак, развитие торговли юга с югом следует поддерживать. Кстати, тут важно подчеркнуть развитие инфраструктуры, которая способствует развитию торговли.

Вопрос. Где здесь роль «восьмёрки»?

Реплика. Роль «восьмёрки» в том, что она сказала, что обеспечит финансирование для развития инфраструктуры. Поэтому я говорю, что это является частью финансирования инфраструктуры, которое должно идти, в частности, на развитие такой торговли. Как это звучит, разумно?

Реплика. Давайте перифразируем. «Большая восьмёрка» должна поддерживать инфраструктурное развитие, которое способствует развитию торговли юга с югом.

Реплика. Спасибо.
И самое последнее, здесь так и написано. Я не знаю, насколько эта формулировка годится. Нет, это скорее годится к протоколу, к рабочим записям нашей встречи. Давайте я занесу это в раздел «Гражданской восьмёрки».
Мне кажется, стоит добавить, что мы согласились с тем, что «Большая восьмёрка» должна поддерживать гражданское общество в развивающихся регионах. Тут мы все едины в этой позиции. Так что, я думаю, что надо что-то об этом сказать.
«Большая восьмёрка» должна обеспечить финансовую поддержку для укрепления многих из бывших республик Советского Союза и гражданского общества в них. Давайте ещё раз прочитаем. «Большая восьмёрка» должна оказать финансовую поддержку укреплению гражданского общества в развивающихся регионах, таких как бывшие республики Советского Союза и африканские страны.

Реплика. А как же южная Америка? А развивающиеся страны. Мне нравится формулировка «развивающиеся страны».

Реплика. Давай, Майкл, я не против.

Реплика. Этим абзацем вы даёте им хорошую возможность сказать: «Ладно, мы уже это сделали. Может, нам это не нравится, но мы это уже делаем». Поэтому я не вижу смысла ещё раз об этом писать. Я предлагаю в том, что касается… Времени осталось мало. Я предлагаю стереть этот абзац. Лучше ничего не сказать, чем сказать что-то не то, чем записать фразу, которая не имеет смысла.

Ведущий. Ну что, вычёркиваем?

Реплика. Извиняюсь, но это касается финансирования гражданского общества и это касается подхода к России в Британии, США и так далее. Поэтому мне кажется, всё-таки, здесь надо было бы упомянуть эту вещь.
Я предлагаю либо записать фразу «безусловная финансовая поддержка», то есть, не обусловленная ничем финансовая поддержка, или вообще об этом не писать.

Реплика. Но в любом случае это не очень-то многое здесь изменит.

Реплика. Мы все утром обсуждали, договорились записать в начале документа. Это то, что мы все солидарны с бедными странами мира. Мне кажется, что это очень важно записать здесь и передать это послание «Большой восьмёрке». Это покажет, что мы и наши коллеги серьёзно относимся к вопросу бедности в Африке. Надо, чтобы «Большая восьмёрка» это прочувствовала.

Ведущий. Я думаю, что это надо внести где-то в самые первые параграфы, в положения, которыми мы открываем наш документ. Может быть, сюда?

Реплика. А вошло в предложение по новым независимым государствам?

Ведущий. Какое конкретно?

Реплика. Предложение по… Мы предлагали подготовить доклад по пройденному пути в течение пятнадцати лет перехода к реформам, и наше предложение звучало так: разработать наше предложение для помощи «Большой восьмёрке» не для сокращения, а для содействия развитию наших стран. Я не знаю, в какой форме, если можно, я бы хотела видеть, как вошло.

Ведущий. Мы всё закончили. Сейчас мы все идём на пленарное заседание. Мы обсудили все эти вопросы, здесь у нас полная ясность, мы прошлись по каждому параграфу.
Итак, что мы сказали вкратце? Мы записали, что мы встретились, что мы выразили нашу солидарность с теми, кто живёт в бедности во всех странах развивающегося мира и во многих странах с экономикой переходного периода, в том числе и в России. Так?

Вопрос. Ещё несколько слов буквально. А кстати, мы где-нибудь в документе отметили ту работу, которая была проделана в прошлом году? Где-то мы написали?

Ведущий. Да, мы записали, что хотим внести вопрос об Африке в официальную повестку дня.

Реплика. Большое спасибо.

Реплика. Я хотел сказать вот что: если можно, вопрос о денежных перечислениях. Там, где мы писали о дополнительном налогообложении авиалиний, авиабилетов – это же тоже возможность получения средств. Мне кажется, туда можно занести вопрос о перечислении средств. Подумайте, когда 19% комиссионных берутся на денежные перечисления, разве это не скандальная штука?

Ведущий. Да, здесь мы можем записать после вопроса о налоге на авиабилеты и возврата комиссионных и налогов, взимаемых на денежные перечисления. Мы же не говорим, что мы хотим все комиссионные себе забрать. Они их зарабатывают, поэтому мы должны и им оставить часть денег, которую они зарабатывают. Послушайте, это очень важно. Мы должны легализовать это. Когда 19% комиссионных взимается с денежного перевода, и с этого не имеешь права ни взять ничего, ни изменить этот процент, это несправедливо.

Реплика. Давайте тогда допишем. Итак, возврат комиссионных и налогов, взимаемых с денежных переводов, и регулирование…

Ведущий. Да, мы вносим этот вопрос - регулирование. И трансферты денежных средств мы сюда дописываем после авиабилетов.
Итак, записываем. Налог на авиабилеты и регулирование деятельности агентств по трансферту денежных средств.

Реплика. Ещё одну минуту, хочу сказать... Вы подумаете, что мне не нравятся планы действий – нет, это не так. Если еще раз вернуться к Парижской декларации, то с Парижской декларацией проблема была в том, что там не было ничего сказано нового об условиях процесса мирового банка ПРСП и т. д. Мне кажется, нельзя говорить о том, что мы согласны с декларацией, не говоря о том, что мы хотим углубления реформы ПРСП и т. д. Если честно, мы декларацию подписывали, но планы действий нам не нравятся. Извиняюсь.

Ведущий. Хорошо. До того, как мы вдадимся в детальное обсуждение этого вопроса, может быть, нам написать просто, что «Большая восьмёрка» должна согласиться с прекращением обусловленной помощи? И убираем первую часть предложения, которая вызывает столько нареканий, а именно, о Парижской декларации и о плане действий.

Вопрос. Почему? Очень нормальная формулировка. Чем вам не нравится декларация об эффективности помощи?

Ведущий. Господи, чем мы здесь занимаемся?! Давайте запишем… Второе предложение давайте оставим таким, какое оно есть, только в первом допишем ещё раз, что в коммюнике «Большой восьмёрки» также сказано, что доноры должны нести ответственность за полное исполнение положений Парижской декларации об эффективности помощи, принятой в феврале 2005 года, и что «Большая восьмёрка» должна согласовать меры воздействия, чтобы заставить доноров нести ответственность за осуществление Парижской декларации, и для того, чтобы прекратить привязывать политические требования к решению о предоставлении помощи, включая помощь, обусловленную изменениями в политике.

Реплика. Извините, я так устал…

Реплика. Ещё одно хотел сказать, если можно. Я хочу…

Вопрос. Кто-то же должен это всё прочитать?

Реплика. Я очень быстро. Многих африканских участников волнует вот что: нам показалось, что во время встречи при решении того, кто должен председательствовать на заседании по Африке… Председатель была просто прекрасна, она очень хорошо работала, но, мне кажется, это процедурный вопрос, которым надо заняться. Вопрос того, кто будет председательствовать на заседании по Африке. Вопрос не в компетенции председательствующего, но мне кажется, что надо такие вопросы, всё-таки, обсуждать.

Реплика. Кстати, я должен был председательствовать. Не в том смысле, что я буду сидеть, но я председательствовать должен был.

Реплика. Меня просили председательствовать на заседании вчера и сегодня, вот я здесь и сижу и печатаю документы.

Реплика. Что касается процедурных вопросов, это не то, что проблемно, но, тем не менее, эти вопросы надо обсуждать. Давайте более демократично подходить к решению этого вопроса.

Реплика. Хорошо. Теперь мы это закончили. Кто-то должен это всё прочитать.

Реплика. Я поддерживаю выбор моей коллеги.

Реплика. Хорошо, я это на флешку сейчас перенесу…

Реплика. А потом это надо будет это на встрече зачитать.

Ведущий. Хорошо, давайте распечатаем. Большое всем спасибо. И до того, как мы прекратим, надо поблагодарить переводчиков.

Вопрос. Это было для встречи с шерпами?

Реплика. Кто-то из группы должен будет это сделать.
Итак, нас обоих просили выбрать кого-то, кто будет встречаться с шерпами в мае. Я предлагаю вот что: мы потеряли уже половину людей, поэтому я предлагаю из России Ольгу представлять. Я думаю, что это честно. Многим пришлось уехать.

Ведущий. Кстати, здесь список был пущен по кругу с е-мейлами и координатами участников круглого стола. У кого этот листок? Есть? Ну, слава Богу.

Реплика. Хорошо, давайте.

Реплика. Большое спасибо за прекрасное председательствование на нашем круглом столе. Большое вам спасибо.



 



философские стихи и проза о жизни

дизайн интерьера квартир, домов в Минске

горящие туры на кипр дешево

в солнечную испанию от турагентства зеленограда мира турс

конкурс рецептов яблочных пирогов







Точки зрения

Регина Гюнтер

02.12.06

Регина Гюнтер
Глава германского отделения Всемирного Фонда дикой природы
Марек Хальтер

02.12.06

Марек Хальтер
Французский колледж
Оливье Жискар д’Эстен

02.12.06

Оливье Жискар д’Эстен
Комитет в поддержку всемирного парламента COPAM
Мика Обаяши

02.12.06

Мика Обаяши
Институт устойчивой энергетической политики
Бил Пейс

02.12.06

Бил Пейс
Федералисты мира


Официальный сайт G8

Разработка сайта Интернет-технологии янв-март 2006
Поддержка и продвижение сайта март 2006 – 2011 Интернет-агентство Бригантина