Гражданская восьмерка 2006

Гражданская восьмерка — это возможность для каждого
участвовать в обсуждении глобальных проблем!


 

Модный писатель Ирина Лежава

ООД Гражданское достоинство - оператор грантов для НКО



Точки зрения

Джон Киртон

16.03.07

Джон Киртон
Руководитель научной группы по исследованию G8 университета Торонто
Виктория Панова

03.12.06

Виктория Панова
Директор научной группы по исследованию G8 университета Торонто в России
Мона Брике

03.12.06

Мона Брике
Форум германских НПО по окружающей среде и развитию
Найджел Мартин

03.12.06

Найджел Мартин
Монреальский Международный Форум
Питер И. Хайнал

02.12.06

Питер И. Хайнал
Университет Торонто Исследовательская группа «большой восьмерки»

Интервью, публикации

Уильям Джозеф Бернс, посол США в России, на "Эхе Москвы"


А. ВЕНЕДИКТОВ – В Москве 14 часов и 7 минут. Добрый день. У микрофона Алексей Венедиктов. Мы продолжаем наш проект совместно с журналом «Коммерсант. Власть». Мы пригласили все семь послов стран «Восьмерки» для того, чтобы накануне «Восьмерки» послы могли бы высказать свое мнение по поводу складывающихся отношений с Россией внутри «Восьмерки». Напомню, что сегодня в 15.30 у нас особый гость – посол Италии, чья страна вчера стала чемпионом мира. И поэтому мы конечно с ним поговорим по футболу. Ну а сейчас в прямом эфире «Эха Москвы»Уильям Бернс – чрезвычайный и полномочный посол США в России. Мы вместе с моим коллегой Наргиз Асадовой из «Коммерсант. Власть» будем вас допрашивать. Здравствуйте, господин посол.

Н. АСАДОВА – Здравствуйте.

У. Д. БЕРНС – Я очень рад быть здесь сегодня. И я хотел бы начать с того, чтобы выразить свои соболезнования всем вам, слушателям, в связи с ужасной аварией, которая случилась вчера в Иркутске. Это очень грустное событие. И от своего имени и от имени посольства, от американского народа я хотел бы выразить свое сожаление.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Спасибо большое, господин посол. И в связи с этим сразу я перехожу к конкретным вопросам наших слушателей. Известно, что Соединенные Штаты Америки – единственная страна, которая не заключала соглашение с Россией о вступлении ее во Всемирную торговую организацию. Ожидаете ли вы, что перед саммитом, во время саммита или сразу после саммита все-таки этот вопрос все-таки будет решен?

У. Д. БЕРНС – Я очень надеюсь, что мы сможем заключить двустороннее соглашение о вступлении России в ВТО в ближайшее время. Я думаю, что мы очень близко подошли к заключению соглашения в настоящий момент, наши переговорщики постоянно поддерживают контакт друг с другом, и в ближайшие дни те разногласия, которые, мы знаем, существовали, уже существенно сузились. Остаются еще серьезные вопросы, которые связаны в первую очередь с пиратством, интеллектуальной собственностью, сельским хозяйством. И эти вопросы мы попытаемся решить в ближайшее время. Полагаю, что в интересах как России, так и Соединенных Штатов в ближайшее время достичь соглашения о вступлении России в ВТО, и в ближайшее время мы пытаемся заключить соглашение как можно скорее.

А. ВЕНЕДИКТОВ – А ближайшее время для вас – это что?

У. Д. БЕРНС – Чем раньше, тем лучше.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Наргиз Асадова.

Н. АСАДОВА – Поговорим теперь о другой организации, в которую Россия уже вступила и даже председательствует в ней в этом году, а именно о «Большой восьмерке». Скажите, как по-вашему, Россия – это полноправный член «Восьмерки»?

У. Д. БЕРНС – Я думаю, что совершенно очевидно, что Россия принадлежит «Большой восьмерке», и президент Буш очень ясно сказал, что именно так он считает. И он тоже очень ясно сказал в течение трех телефонных разговоров с президентом Путиным в течение последнего месяца, что Соединенные Штаты полны решимости сделать все возможное, чтобы помочь России обеспечить успех этой встречи. Это не только в интересах России, но и в интересах Америки. Но я также полагаю, что в интересах всего мирового сообщества.

Н. АСАДОВА – Но между тем Россия не участвует, например, в саммите министров финансов «Восьмерки». Почему, если она полноправный член этой организации?

У. Д. БЕРНС – Россия участвовала в последней встрече. Собственно говоря, она провела последнюю встречу министров финансов «Большой восьмерки». и то, что мы видели последние годы – это постоянный прогресс в деле участия России в этих встречах. Несомненно, Россия может внести большой вклад на все встречи всех уровней «Большой восьмерки», и я думаю, что со временем это будет лишь увеличиваться.

А. ВЕНЕДИКТОВ – А что должна сделать России или ее финансовые круги для того, чтобы все-таки наш министр финансов на постоянной основе участвовал в клубе «Восьми»? Чего не хватает, собственно говоря?

У. Д. БЕРНС – Я полагаю, что это был естественный процесс. Как я уже сказал, за последние годы по мере того, как российская экономика растет, по мере того, как она модернизируется, по мере того, как Россия показывает свою способность внести все больший и больший вклад в мировую экономику, она становится все большей и большей частью всех элементов, возрастает ее роль во всех элементах работы «Большой восьмерки», возрастает, и эта роль будет лишь возрастать в дальнейшем.

Н. АСАДОВА – Между тем, в Америке очень часто критикуют последнее время Россию за отхождение от демократических ценностей. И как же так, Россия, которая отходит от демократических ценностей, председательствует в клубе стран, которые являются демократическими лидерами?

У. Д. БЕРНС – Соединенные Штаты не скрывают тот факт, что у них есть опасения по поводу ряда событий в России в последние годы, например, чрезмерная централизация власти, по крайней мере, с точки зрения американцев, сложности, которые испытывают телеканалы в выражении открытых взглядов. И американцы никогда не скрывали своих опасений, и другие представители мирового сообщества также выражали эти опасения и озабоченность. Но я хотел бы подчеркнуть то, что мы, американцы, не претендуем на то, что мы обладаем монополией на власть, на мудрость о том, как построить идеальное общество. У нас есть большой опыт, мы полагаем, что многие могли бы поучиться, но мы не недооцениваем сложности этой задачи, это долгосрочный процесс, и Россия лишь в самом начале этого пути, этого переходного процесса, поэтому у нас есть озабоченности, и мы по-прежнему будем их выражать, в то же время мы признаем, что это непростой процесс.

Н. АСАДОВА – Кстати, о переходном процессе. Вскоре, буквально на днях, сегодня даже (это сегодня произойдет) в России будет саммит – «Другая Россия» так называемый, то есть это оппозиционные партии и различные гражданские организации будут собираться перед «Восьмеркой». И помощник господина Путина Игорь Шувалов, шеф по «Большой восьмерке», сказал недавно, что если послы иностранных государств пойдут и будут участвовать в «Другой России», то это будет расценено как недружественный шаг по отношению к России. Вы пойдете? Или вы там уже были? Я просто не знаю.

У. Д. БЕРНС – Конференция должна состояться в течение ближайших двух дней. И Соединенные Штаты пошлют туда свою делегацию, ее будет возглавлять два заместителя государственного секретаря, которые прибыли из Вашингтона. И наша задача очень проста - мы хотим продемонстрировать свою поддержку гражданскому обществу России, а не для того, чтобы поощрять определенную политическую точку зрения. И это та же самая цель, которая была подчеркнута и продемонстрирована. Наша заинтересованность в других событиях, например, встреча гражданского общества «Большой восьмерки», был целых ряд событий, в ходе которых мы подчеркивали роль неправительственных организаций гражданского общества в России, и мы очень надеемся, что конечный результат – это укрепление и расширение пространства для гражданского общества России, просто потому что мы считаем, что это в интересах самой России. Неправительственные организации играют огромную роль в деле решения многих проблем, с которыми сталкивается Россия, поэтому по-прежнему будем демонстрировать нашу поддержку.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Еще одна история в связи с этим. Буквально накануне саммита мы прочитали статью в «Вашингтон-пост», затем читали заявление руководителя радиостанций «Свобода» и «Голос Америки» о том, что их филиалы или их контракты с российскими региональными станциями разрываются. И есть мнение российской стороны, потому что неверно оформлены документы, просто надо соблюдать законы. А что по этому поводу думает посол в нашей стране?

У. Д. БЕРНС – Совершенно верно, «Голос Америки» и радио «Свобода» - все столкнулись с трудностями в последние месяцы в деле передачи некоторых их программ по региональным российским радиостанциям. Вряд ли мне есть нужда объяснять «Эхо Москвы» или вам, или вашим слушателям, насколько мы гордимся своей поддержкой, открытостью в средствах массовой информации, и насколько важно людям в России или в любой другой стране в мире иметь доступ к информации из различных источников, поэтому это вызывает у нас обеспокоенность. Мы выражаем эту обеспокоенность, и мы продолжаем выражать ее, надеюсь, что мы сможем решить эту проблему.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Ну, вы понимаете, что «Эхо Москвы» это в короткое время выгодно, это же наши конкуренты, которые меняют площадки. Мы будем пытаться их занять. Так что это не кремлевский проект, а эхомосковский, может быть.

Н. АСАДОВА – Я все-таки призываю вернуться всех к «Восьмерке». Следующий мой вопрос. Как вы считаете, не пора ли расширить «Восьмерку», скажем до «Десятки» или больше, включив туда Индию, Китай, может быть Бразилию?

А. ВЕНЕДИКТОВ – ЮАР?

У. Д. БЕРНС – Я полагаю, что одно из самых интересных событий во время последних лет на саммитах «Большой восьмерки» - это так называемая (НЕ РАЗБОРЧИВО) встреча, куда приглашались лидеры из Китая, Индии и других стран в последние дни проведения саммита «Большой восьмерки». Я думаю, это отражает как раз ту реальность, о который вы говорили. Потому что это растущие державы, они могут внести большой вклад в такого рода обсуждения. И поэтому для «Большой восьмерки» очень важно вступить с ними в прямой диалог.

А. ВЕНЕДИКТОВ – То есть расширение формально не обязательно?

У. Д. БЕРНС – Совершенно очевидно, что это должны решать сами лидеры «Большой восьмерки», но я полагаю, что практика, которую мы наблюдали последние годы, продемонстрировала ценность вовлечения этих стран в такого рода встречи.

Н. АСАДОВА – Скажите, а какие бы три мировые угрозы вы рассматривали в США на «Восьмерке»?

А. ВЕНЕДИКТОВ – Если просто перечислить: раз, два, три – мировые угрозы, с которыми сталкиваются именно лидеры самых промышленных стран.

Н. АСАДОВА – Которые нужно решать.

У. Д. БЕРНС – Я полагаю, что три угрозы, которые упомянул бы, это: первое – нераспространение, или точнее, распространение оружия массового поражения; второе – это, я полагаю, терроризм и насильственный экстремизм, который пересекается с первой проблемой, потому что если террористы заполучат в свои руки ядерное оружие, то они будут представлять несомненную угрозу всем нам; и третья – это вызов в деле достижения прогресса в ВТО, так называемый «Доха» - раунд переговоров. Я думаю, это объединяет всех нас: американцев, русских и всех остальных в мире добиться прогресса на этих переговорах по торговле, потому что открытые экономики принесли бы пользу всем нам.

Н. АСАДОВА – Знаете, мы уже брали с несколькими послами «Восьмерки» интервью, и все они, кроме вас, обозначили еще одну проблему – это экология. А почему вы считаете, это не угроза?

У. Д. БЕРНС – Я полагаю, что это серьезная угроза, я отнюдь не имел в виду, что эти три угрозы единственные, которые существуют во всем мире. Это проблема, с которой сталкиваются американцы, это проблема, которая не уважает ничьи границы, и поэтому здесь мы должны работать, как в Соединенных Штатах, прилагать в два раза больше усилий. Несомненно, это крупная проблема для всех нас.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Но если говорить о нераспространении оружия массового поражения, мы столкнулись с двумя проблемами сейчас (мы это мировое сообщество): это ядерная проблема Ирана и это пуски баллистических ракет или псевдобаллистических ракет в Северной Корее. Мы знаем, что это внесено в повестку дня «Восьмерки». Позиция Соединенных Штатов – силовое давление, экономические санкции или достижение договоренностей и в том, и в другом случае.

У. Д. БЕРНС – Я полагаю, в обоих случаях ключевое решение – это дипломатическое решение. Я думаю, что Соединенные Штаты и Россия – оба привержены идее дипломатического решения. В случае с Северной Кореей мы попытаемся их убедить вернуться за стол переговоров с шестью участниками, а в случае с Ираном мы пытаемся вовлечь шесть стран: Великобритания, Франция, Германия, Соединенных Штаты, Китай и Япония – работать в рамках конструктивного предложения Ирану. Поэтому мы сосредоточили все свои усилия на дипломатическом решении. И Соединенных Штаты, и Россия могли бы внести немалый вклад в решение этой проблемы.

Н. АСАДОВА – Главная проблемой, которую вынесла Россия на обсуждение на саммите «Восьмерки» - это энергетическая безопасность. Скажите, как вы понимаете, что такое энергетическая безопасность для вас?

А. ВЕНЕДИКТОВ – И что такое энергетическая опасность тогда?

У. Д. БЕРНС – Я полагаю, совершенно очевидно, что энергия – в том, что касается природного газа, будет одним из главных определяющих факторов будущей глобальной экономики, поэтому очень важно подтвердить основные принципы, которые будут применяться как производителем, так и потребителем в деле конструктивного сотрудничества в рамках глобальной экономики. Поэтому на Соединенные Штатах и России лежит огромная ответственность, потому что Россия на сегодняшний день является крупнейшим производителем нефти и газа в мире, а Соединенные Штаты являются крупнейшим потребителем этих товаров, поэтому партнерство в этой сфере является не только риторической фразой, но и реальностью. Поэтому мы очень надеемся, что все страны «Большой восьмерки» на саммите выразят свою приверженность определенным рыночным принципам, а также в деле развития инфраструктуры и инвестиций таким образом, чтобы производство продолжало расти, таким образом, чтобы сотрудничество в этой сфере стало улицей с двусторонним движением, и Россия смогла бы получить свою долю в деле обработки этих продуктов, а также чтобы инвестиционный климат стал предсказуемым, чтобы источники энергии и пути доставки были диверсифицированы, а также, чтобы было достигнуто эффективное употребление энергии. Это, возвращаясь к вашей теме сохранения окружающей среды. Поэтому все эти темы важны. Я думаю, что саммит «Большой восьмерки» сможет сделать немало, если сможет подчеркнуть и внести новый импульс подчеркиванию важности этих принципов.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Господин посол, кажется, что у вас и у европейских стран здесь разные подходы. Европейские страны хотят получить в России доступ к месторождениям, трубам, Россия хочет получить доступ к трубам в Европе, но не хочет ничего в Америке, а у вас проблема, как я понимаю, с Россией – это поставки сжиженного газа от «Газпрома». На каком этапе сейчас находится переговоры по доставке танкерами сжиженного газа? Не забывайте, что наш акционер - «Газпром», мне это интересно. Я тоже акционер «Газпрома», мне это тоже интересно .

Н. АСАДОВА – Я думаю, что Штокманский проект, который вы упомянули, представляет огромную возможность для России, а также для любой компании, которая будет избрана для участия в разработке этого проекта: это инвестиция, требующая десятки миллиардов долларов, это очень важно не только для России в будущем, энергетического будущего России, но также в потенциально для североамериканского рынка, который, похоже, может стать главной задачей Штокманского проекта, также для мировой экономики. Есть целый ряд американских компаний, которые соперничают с собой, и они обе могут предложить многое и очень надеются на скорейший позитивный ответ. Но это тот проект, от которого выигрываем все мы.

Н. АСАДОВА – Насколько я помню, последнее сообщение о Штокманском месторождении заключается в том, что сейчас выбран шорт-лист некий американских, нескольких других стран компаний, их всего пять, и три из них американские. Скажите, вот эти три американские компании по-прежнему в шорт-листе на разработку месторождений?

У. Д. БЕРНС – Я думаю, что осталось две из пяти, которые являются американскими, если только что-то не изменилось. Я очень надеюсь, что они по-прежнему конкурентоспособны. И как я уже сказал, у них есть, что предложить. Но очень важно, самое главное, чтобы Штокманский проект начал работать, потому что он очень важен для энергетического будущего России.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Вы знаете, что у нас энергетика очень тесно связана с политикой. Считаете ли вы, что та политическая критика, которая идет со стороны американской администрации, мешает американским компаниям работать на российском рынке? Не только в деле Штокмана, но и вообще впуск американских денег в Россию . Именно критика.

У. Д. БЕРНС – Я думаю, что модель работы американских инвестиций и торговли с Россией идет по восходящей. Американские инвестиции увеличились за последний год на 50 % в Россию. Я думаю, что американским компаниям есть, что предложить. И это не только в интересах Соединенных Штатов, но и российских интересах, идет ли речь об энергетическом или неэнергетическом секторе. Мы надеемся на то, что люди будут принимать решения на коммерческих ценностях, исходя из того, что эти компании смогут сделать для российской экономики.

А. ВЕНЕДИКТОВ – То есть вы не боитесь, что политическая критика со стороны президента Буша помешает американским компаниям полноценно участвовать в Штокмане?

У. Д. БЕРНС – Я полагаю, что самое важное – это сосредоточить все внимание на коммерческой стороне вопроса.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Я напоминаю, что в эфире Уильям Бернс – чрезвычайный и полномочный посол США в России. У нас еще 5 минут. Наргиз Асадова – «Коммерсант. Власть». Алексей Ведениктов – «Эхо Москвы». Наргиз.

Н. АСАДОВА – Недавно наш президент Владимир Путин заявил о том, что нужно возобновить договор между Россией и Америкой СНВ-2, так называемый, «О ядерном сотрудничестве в мирных целях». А вы тоже считаете, что нужно возобновить как можно скорее?

А. ВЕНЕДИКТОВ – Пересмотреть, перезаключить, возобновить – смысл от этого не меняется.

У. Д. БЕРНС – Это очень важный вопрос. И я думаю, что наши президенты будут обсуждать этот вопрос в Петербурге. И есть очень практические вопросы, например, что вы сделаете с процедурой проверки договора СНВ-2 после того, как действие договора закончится в 2009-м году, это должны обсудить как можно скорее эксперты. Я не могу предсказать точную форму, в какой форме произойдет обсуждение, но я уверен, что президенты обсудят этот вопрос, и они будут систематически к нему возвращаться после.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Правильно я понимаю, что эти вопросы будут обсуждаться на двусторонней встрече президента Буша и президента Путина? Что еще в повестке дня? Какие еще досье на двусторонней встрече?

У. Д. БЕРНС – На повестке дня двусторонней встречи, вы совершенно правы, вопрос, который вы упомянули, о стратегическом диалоге будет стоять в повестке дня, также вопрос о вступлении в ВТО и расширении торговых и экономических отношений между нашими странами. Кроме того существует хорошая возможность расширения ядерного сотрудничества между США и Россией, оба наших президента обсуждали в весьма похожих словах важность сотрудничества вместе в деле развития мирного атома и сделали обеспечение того, чтобы это пошло на пользу развивающимся странам, и таким образом чтобы мы не позволили распространению ядерного оружия. Кроме того я верю в то, что на Соединенных Штатах и России – на них лежит уникальная историческая ответственность, учитывая то, из чего мы исходили, мы можем продемонстрировать всему остальному миру нашу лидерскую роль в деле развития ядерных средств.

Н. АСАДОВА – Вы сказали, что на двусторонней встрече будут рассматриваться вопросы распространения ядерного оружия. А это значит, что президенты будут говорить об иранской проблеме на двусторонней встрече?

У. Д. БЕРНС – Я был бы очень удивлен, если бы наши президенты не говорили об Иране, и также полагаю, это будет очень важной темой, которая будет обсуждаться всеми лидерами «Большой восьмерки», потому что в добавок к официальной повестке дня, которую вы упоминали: энергетика, здравоохранение и образование – целый ряд вопросов всегда встает на повестке дня в зависимости от того, что является наиболее жгучим вопросом в настоящий момент.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Господин посол, некоторые российские политические деятели, в том числе от правящей партии, возлагали во многом на американские войска в Ираке ответственность за гибель российских дипломатов, говоря о том, что там не наведен порядок и что за безопасность отвечают оккупационные войска. В этой связи два вопроса. Есть ли ответственность, в вашей точки зрения, американской администрации в Ираке? И второе, сотрудничают ли американские службы с российскими в поиске террористов и тех, кто убил заложников?

У. Д. БЕРНС – Да. Мы конечно же сотрудничаем с российским правительством в деле выявления и привлечения к ответственности тех, кто совершил это преступление. Это было ужасное преступление – убийство четырех российских дипломатов. Я провел много лет работы на Ближнем Востоке, и я лично восхищаюсь работой российских дипломатов, которые работают в этой части мира. Я знаю, какой опасности подвергаются все наши дипломаты, в том числе и я пережил утрату друзей и коллег, которые были убиты террористами, поэтому я выражаю свои соболезнования жертвам и их семьям. И мы работаем тесно с российскими властями в деле расследования и привлечения к ответственности тех, кто совершил это преступление. И Соединенных Штаты работают очень много совместно с иранскими силами безопасности для того, чтобы навести порядок в этой стране. Это очень тяжелое и опасное место на сегодняшний день. Но мы делаем все, что в наших силах.

А. ВЕНЕДИКТОВ – И еще один вопрос очень важный. Президент Путин говорит о нем очень часто. Речь идет о таком двойном подходе к проблеме Косово и проблеме Абхазии. Сейчас президент Грузии Саакашвили встречался с президентом Бушем, наверняка, они обсуждали эту тему. Интересно два вопроса в связи с этим. Во-первых, будет ли тема Грузии и Украины стоять на двусторонней встрече между президентами: Путиным и Бушем? И второе. Считаете ли вы так же, как президент Путин, что Косово- это прецедент для Абхазии и возможно, других так называемых замороженных конфликтов в Европе.

У. Д. БЕРНС – Что касается вашего первого вопроса, меня бы очень удивило, если бы некоторые вопросы, связанные с российским соседством, не возникли бы на двусторонней встрече. Я конкретно не знаю, какие будут вопросы подняты, в том числе могла бы быть поднята тема Грузии и Украины. И вы совершенно правы, президент Саакашвили сейчас в Вашингтоне. И он посетил президента Путина в Петербурге за месяц до этого. Я думаю, что касается прецедентов, то я бы был очень осторожен в деле подчеркивания выявления одного вопроса и объявления его прецедентом для остальных. И я думаю, что все мы привержены и многие другие привержены идее мирного процесса и дипломатического процесса в деле решения определенных вопросов, которые были связаны с Абхазией, Южной Осетией. И Соединенные Штаты твердо привержены идее территориальной целостности Грузии и полагаем, что существующие механизмы, которые применимы как с Южной Осетией, я имею в виду существующие международные механизмы, которые применимы к Южной Осетии и к Абхазии, должны быть полностью использованы.

Н. АСАДОВА – Вы знаете, сейчас в Европе началось обсуждение такой очень скользкой темы, на мой взгляд, а именно о нахождение тюрем ЦРУ на территории Евросоюза. И европейцы приходят к тому мнению, что спецслужбы европейских стран не должны сотрудничать со спецслужбами США с ЦРУ на предмет выдачи подозреваемых в терроризме без суда и следствия ЦРУшникам, чтобы они потом перевозили секретно этих людей в Гуантанамо или какие-то другие тюрьмы. Вы считаете, что все-таки такое сотрудничество должно существовать или нет?

У. Д. БЕРНС – Я думаю, что я сделаю два наблюдения. Во-первых, мы сотрудничали немало, спецслужбы Соединенных Штатов и европейских правительств, а также с российскими спецслужбами, в деле борьбы с терроризмом, и это угроза, с которой сталкиваемся мы все. Во-вторых, совершенно очевидно, что так называемая возможность тайных тюрем породила большое количество противоречий не только в Европе, в России, но и в самих Соединенных Штатах. И поэтому мы по-прежнему пытаемся решить вопрос практического сотрудничества с нашими друзьями в Европе таким образом, чтобы отвечало интересам и их, и нашим интересам, таким образом. Чтобы избежать злоупотребления и проблем.

Н. АСАДОВА – А вы считаете, что тюрьма в Гуантанамо все-таки будет закрыта?

У. Д. БЕРНС – Я не знаю, верховный суд США принял решение, котооре касается Гуантанамо, но это вопрос, который будет решаться в Вашингтоне, а не американским послом в Москве.

А. ВЕНЕДИКТОВ – И последний вопрос Уильяму Бернсу, чрезвычайному и полномочному послу США в России. Вы знаете речь вице-президента Чейни породила в Кремле такой термин, латинский: «казус Чейни». Когда я встречаюсь со своими коллегами там, за стеной, я все время задаю им один и тот же вопрос: скажите, «казус Чейни» преодолен, или нет. Я задаю это вам, господин посол. Правильно был понят вице-президент, неправильно был понят вице-президент - сейчас это бессмысленно обсуждать, он был понят так, как он понят. Но с вашей точки зрения, перед саммитом «Восьмерки» «казус Чейни» преодолен?

У. Д. БЕРНС – Я не буду комментировать конкретное выражение, но тем не менее, речь, которую произнес вице-президент в Вильнюсе, я заметил, что она вызвала большое внимание здесь. И определенные обеспокоенности, которые подчеркнул вице-президент в своей речи, не являются новыми, о них до этого говорили другие высокопоставленные американские должностные лица. И они отражают, как я уже раньше сказал, определенные озабоченности относительно определенных событий в Росси за последние годы. И мы выражаем эти озабоченности не потому что мы притворяемся, не претендуем на обладание монополией на мудрость о том, как России следует строить свои политические институты, но мы делаем это потому, что мы полагаем, что в интересах самой России иметь такое общество, которое становится более открытым, и где гражданское общество может эффективно существовать. И как строить институты – это непростой процессии, и у нас, американцев, нет всех ответов на вопросы, как решать эти вопросы, и их должны решать сами американцы. Но если вы можете воспользоваться нашим опытом, то мы с удовольствием будем делиться с вами своим опытом, чтобы построить максимально конструктивные отношения между нашими странами.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Спасибо большое, господин посол. Я напоминаю, что в прямом эфире «Эха Москвы» и журнала «Коммерсант. Власть», если у него есть прямой эфир конечно (у журнала), 17-го июля те, кто не услышал полностью, читайте это в журнале «Коммерсанте. Власть». Уильям Берт – чрезвычайный и полномочный посол США в России накануне саммита «Восьмерки». Ровно через час посол Италии у нас. Мы его поздравим с победой итальянкой сборной. Сейчас на «Эхе» информационная программа «Эха».

Ведущие: Алексей Венедиктов
Наргиз Асадова



 



философские стихи и проза о жизни

дизайн интерьера квартир, домов в Минске

горящие туры на кипр дешево

в солнечную испанию от турагентства зеленограда мира турс

конкурс рецептов яблочных пирогов







Точки зрения

Регина Гюнтер

02.12.06

Регина Гюнтер
Глава германского отделения Всемирного Фонда дикой природы
Марек Хальтер

02.12.06

Марек Хальтер
Французский колледж
Оливье Жискар д’Эстен

02.12.06

Оливье Жискар д’Эстен
Комитет в поддержку всемирного парламента COPAM
Мика Обаяши

02.12.06

Мика Обаяши
Институт устойчивой энергетической политики
Бил Пейс

02.12.06

Бил Пейс
Федералисты мира


Официальный сайт G8

Разработка сайта Интернет-технологии янв-март 2006
Поддержка и продвижение сайта март 2006 – 2011 Интернет-агентство Бригантина