Гражданская восьмерка 2006

Гражданская восьмерка — это возможность для каждого
участвовать в обсуждении глобальных проблем!


 

Модный писатель Ирина Лежава

ООД Гражданское достоинство - оператор грантов для НКО



Точки зрения

Джон Киртон

16.03.07

Джон Киртон
Руководитель научной группы по исследованию G8 университета Торонто
Виктория Панова

03.12.06

Виктория Панова
Директор научной группы по исследованию G8 университета Торонто в России
Мона Брике

03.12.06

Мона Брике
Форум германских НПО по окружающей среде и развитию
Найджел Мартин

03.12.06

Найджел Мартин
Монреальский Международный Форум
Питер И. Хайнал

02.12.06

Питер И. Хайнал
Университет Торонто Исследовательская группа «большой восьмерки»

Интервью, публикации

А.Сафонов. Борьба с терроризмом


А.Е.Сафонов, Специальный представитель Президента России по вопросам международного сотрудничества в борьбе с терроризмом и транснациональной организованной преступностью

Вопрос: Анатолий Ефимович, мы существуем в парадоксальной ситуации: явление терроризма существует, а дефиниции понятия нет. Как вы определяете терроризм?

А.Е.Сафонов: Действительно, можно назвать это парадоксальной ситуацией. Общепризнано, что главной угрозой на сегодня является терроризм, а его определения нет. Декарт говорил: если мы сойдемся в определении, мы избежим очень многих трудностей. Нужна точка отсчета.

Уже несколько лет на рассмотрении ООН находится проект всеобъемлющей конвенции по борьбе с терроризмом, в которой предполагается дать определение этого понятия. К сожалению, и в прошедшем году не удалось серьезно продвинуться в этом деле. Тут две трудности. Первая: как развести понятия терроризма и национально-освободительного движения? Здесь мы сталкиваемся с объективной проблемой. Вторая трудность: возможно ли рассматривать как террористические действия воинских подразделений во время конфликтов?

Драматические события последних лет всех подталкивают к пониманию необходимости выработки определения терроризма. Практически все сходятся в одном: его сердцевиной является насилие над мирным населением. Мы делаем максимум от нас зависящего и очень надеемся, что в наступившем году эта конвенция будет принята. Она важна не только в технологическом отношении, она радикально уменьшит возможность драпировать и обряжать терроризм в другие одежды. А наша задача как раз состоит в том, чтобы сбросить с него флер таинственности и героизма. Ведь "Аль-Каида" - это не просто террористическая организация, это, к сожалению, притягательная для многих философия борьбы с Западом.

Вопрос: Надо признать, что между терактами, совершенными 11 сентября 2001 года в Америке и совершаемыми в Израиле, есть существенная разница. То есть у терроризма имеется, так сказать, местная специфика. Могли бы вы описать специфику терроризма в нашей стране?

А.Е.Сафонов: Хорошо, что вы упомянули 11 сентября. Расхожим стало высказывание: "После 11 сентября мир изменился". Не думаю, что это верно. Мир уже менялся, и именно отсутствие своевременных реакций на эти изменения привели к 11 сентября. До этого были события в Алжире, на Балканах, в Чечне, в Афганистане.

Россия неоднократно посылала сигналы о том, что нам придется столкнуться с мировым терроризмом. Когда мы констатируем, что 11 сентября 2001 года враг встал в полный рост, необходимо добавить: мы ему позволили сделать это. Говоря о глобальном терроризме, важно понимать, что речь идет не только о географии, но и о том, что схватка происходит во всех сферах человеческой деятельности.

Мы должны познавать явление терроризма и противодействовать ему. Только при более глубоком понимании возможно более осмысленное противодействие. Сегодня уже ясно: то, с чем мы сталкиваемся на переднем крае, составляет меньшую часть проблемы, главное - тылы, там все готовится и оформляется.

Природа терроризма такова, что быстро с ним не справиться. Его напалмом не выжжешь. Нужно рассчитывать на длительную работу. Вспомним, что 40 процентов населения исламского мира - молодежь до 15 лет. Работа должна быть сориентирована на них. Это борьба за умы и души.

О специфике России. С одной стороны, можно сказать, что мы прошли свой путь в борьбе с терроризмом. Но с другой - надо признать, что специфика здесь небольшая. Господствуют все-таки общие закономерности.

Вопрос: Как вы относитесь к утверждениям, что в Чечне идет национально-освободительная борьба, это и определяет специфику террора в нашей стране?

А.Е.Сафонов: Важно помнить, что у терроризма нет оправдания, однако есть причины. Как только начинается разговор о причинах, возникает опасность того, что можно соскользнуть в сочувствие и оправдание терроризма.

У этого явления далеко не одна причина. Я считаю упрощением сводить все к бедности, безработице и подобным факторам. Среди таких факторов и темная сторона глобализации. Терроризм рождается не в сфере материального. Его корни в сфере духовного.

Тем не менее все это не оправдывает обращения к террору, чтобы привлечь внимание к существующим проблемам. Чечня после Хасавюрта де-факто получила независимость. Но вскоре выяснилось, что и это не было целью. Именно это демонстрирует, что Чечня - звено в общей террористической идее.

Террор сегодняшний отличается от террора прошлого и позапрошлого столетий. Тогда террористы преследовали конкретную политическую цель, а добившись ее, они могли оформиться в политическое движение или партию. Сегодня мы увидели терроризм апокалипсиса: добившись одной разрушительной цели, он тут же ставит перед собой следующую, еще более разрушительную. Терроризм становится самодостаточным. Вирус нового терроризма очень живуч, он способен к регенерации и различным мутациям, что дает ему возможность быстро приспособиться к любым региональным конфликтам, присваивая себе право быть толкователем и врачевателем сложившейся ситуации.

Мир стал менее предсказуемым, многие процессы не завершены, а значит, не идентифицированы. Развитие мира вышло на такой круг, что сегодня больше вопросов, нежели ответов. Это очень неустойчивая ситуация. Это вносит тревогу и угнетает человека. И вдруг появляется некто, кто все знает. Он дает простые ответы на вопросы. Эти ответы находят отклик у большинства, поскольку ясные ответы - тем более радикальные - притягательны.

Вопрос: Можно ли из сказанного вами сделать вывод, что вы согласны с определением XXI века как века террора?

А.Е.Сафонов: В каком-то смысле - да. Но я думаю, что современный терроризм является частью более обширного цивилизационного сценария, связанного с развитием человека и среды его обитания. Здесь затягивается один из основных узлов: научно-технический прогресс опережает темпы совершенствования человека. Это серьезная опасность.

В свое время у одного из ученых спросили: почему человечество не получает сигналов из космоса о существовании цивилизаций? Он грустно заметил: "Или мы одни во Вселенной, или каждая цивилизация, доходя до определенного витка, когда технологически она способна такой сигнал послать, оказывается обреченной на самоуничтожение".

Сегодня важно понять, что разделение на "мы" и "они" непродуктивно. Преступник - это тоже мы, он возник в нашем обществе. Все проблемы сконцентрированы в человеке. Только на этой основе мы можем создавать матрицу на большую перспективу.

Вопрос: Речь, как можно догадаться, о десятках лет?

А.Е.Сафонов: К сожалению, да. Не нужно ставить себе ложные цели и устанавливать ложные сроки. Мы должны понять, что речь идет о работе со следующими поколениями.

Вопрос: Еще об одной стороне вашей деятельности - борьбе с организованной преступностью. На Западе не раз звучали встревоженные речи об угрозе "русской мафии". Этот феномен, по-вашему, мифический или реальный?

А.Е.Сафонов: Несколько лет назад этот образ был в ходу на Западе, сейчас о нем поминают реже. Это явление имеет и реальную, и виртуальную плоскости. Есть в нем и субъективная составляющая, охотно воспринятая на Западе: исчезла танково-ракетная угроза, но без угрозы трудно привлекать к себе внимание, выбивать дополнительное финансирование и демонстрировать собственную необходимость.

И еще один момент: это явление было создано не без помощи наших специалистов. На рубеже 1990-х годов многие специалисты, в том числе и из правоохранительных органов, на международных форумах говорили: "Не хотите нам помогать - еще узнаете, что такое "русская мафия"!" Расчет был примитивен - получить мизерную материальную помощь, а возникло явление, с которым потом годы носились на Западе.

Но была и реальность. Действительно, с открытием границ, с приватизацией, когда были нажиты гигантские состояния, грязные капиталы двинулись на Запад. Наш новый бизнес, как все новое, был подвижным и агрессивным, иногда шокирующим. В результате сложился устойчивый образ.

По поводу "русской мафии", собственно, все. Но хорошо, что вы спросили об организованной преступности. Несколько лет назад мы говорили нашим западным партнерам, что терроризм все больше и больше смыкается с организованной преступностью, образуя чудовищный холдинг. Нам отвечали: "У нас таких данных нет".

Мы прекрасно понимали, что у криминальных и террористических сетей разные политические цели. Они лишь иногда имели мягкие контакты, чтобы получить оружие, убрать конкурента чужими руками. Но слияния не было.

Сегодня ситуация радикально изменилась. Все признают, что такое слияние происходит. Возьмите Балканы, где, образно говоря, был создан трубопровод, по которому сегодня перекачивают наркотики, живой людской товар. Но теперь им могут воспользоваться и террористы для прогона по нему оружия, волонтеров и т.д. То есть работает унифицированная структура. То же мы видели и в Чечне. В Колумбии слово "наркотерроризм" отнюдь не является литературным образом.

Появился монстр, которого крайне трудно разложить на террористическую и криминальную составляющие. Это новое и крайне опасное сплетение. Сегодня становится понятно, что коррупция не ограничивается стенами кабинетов чиновников: взрывается самолет, становится известно, что за взятку террористы смогли пронести на борт взрывчатку. Возникший симбиоз создает новые проблемы и требует новых подходов.

Вопрос: Наше государство готово к этим новым угрозам?

А.Е.Сафонов: Дело не только в государстве. Необходимо вовлечь все ресурсы гражданского общества. Оно построено по сетевому, ячеистому принципу, таким же образом строятся и террористические сети. Мы должны понимать, что новые угрозы не могут быть нейтрализованы при помощи старого оружия.

Вопрос: Из того, что вы сказали, можно сделать вывод: народы мира, трепещите! Вы верите, что терроризм можно победить?

А.Е.Сафонов: Я бы сформулировал другой вывод: "Люди, будьте бдительны!" Эти слова Юлиуса Фучика вполне актуальны сегодня. Я абсолютно убежден, что в долговременной перспективе удастся справиться и с этим вызовом. По моему мнению, сейчас явление терроризма приблизилось к своей высшей точке. Важно отдавать себе отчет в том, что слово "точка" в данном случае употребляется весьма условно. У такого рода явлений нет пика, есть высшая площадка. От нас зависит, сколько времени терроризм пробудет на этой площадке и когда начнет скатываться вниз.

Сейчас мы должны открыть "второй фронт" в борьбе с терроризмом - сражение в сфере духовной. Надо отдавать себе отчет в том, что терроризм есть проявление природы человека. Борясь с терроризмом как явлением технологическим, мы ни в коем случае не должны упускать из виду его духовное измерение. Каждый человек должен заглянуть в свою душу и обратиться к душе другого человека.

журнал “Политический класс” № 1 (13), январь 2006 года



 



философские стихи и проза о жизни

дизайн интерьера квартир, домов в Минске

горящие туры на кипр дешево

в солнечную испанию от турагентства зеленограда мира турс

конкурс рецептов яблочных пирогов







Точки зрения

Регина Гюнтер

02.12.06

Регина Гюнтер
Глава германского отделения Всемирного Фонда дикой природы
Марек Хальтер

02.12.06

Марек Хальтер
Французский колледж
Оливье Жискар д’Эстен

02.12.06

Оливье Жискар д’Эстен
Комитет в поддержку всемирного парламента COPAM
Мика Обаяши

02.12.06

Мика Обаяши
Институт устойчивой энергетической политики
Бил Пейс

02.12.06

Бил Пейс
Федералисты мира


Официальный сайт G8

Разработка сайта Интернет-технологии янв-март 2006
Поддержка и продвижение сайта март 2006 – 2011 Интернет-агентство Бригантина