Гражданская восьмерка 2006

Гражданская восьмерка — это возможность для каждого
участвовать в обсуждении глобальных проблем!


 

Модный писатель Ирина Лежава

ООД Гражданское достоинство - оператор грантов для НКО



Точки зрения

Джон Киртон

16.03.07

Джон Киртон
Руководитель научной группы по исследованию G8 университета Торонто
Виктория Панова

03.12.06

Виктория Панова
Директор научной группы по исследованию G8 университета Торонто в России
Мона Брике

03.12.06

Мона Брике
Форум германских НПО по окружающей среде и развитию
Найджел Мартин

03.12.06

Найджел Мартин
Монреальский Международный Форум
Питер И. Хайнал

02.12.06

Питер И. Хайнал
Университет Торонто Исследовательская группа «большой восьмерки»

Новости

С.В.Лавров: Международное сотрудничество в сфере обеспечения безопасности и противодействия международному терроризму – одно из важнейших направлений работы для МИДа России

08.06.06

Министр иностранных дел России С.В.Лавров выступил на «правительственном часе» в Государственной Думе

Уважаемый Борис Вячеславович,

Уважаемые депутаты,

Признателен Государственной Думе за предоставленную возможность поделиться некоторыми оценками положения дел применительно к международному сотрудничеству в сфере обеспечения безопасности и противодействия международному терроризму. Для МИДа России это – одно из важнейших направлений работы, которую мы проводим в тесном взаимодействии с коллегами из Совета Безопасности, Министерства обороны, другими ведомствами, в плотном контакте с профильными комитетами Госдумы и Совета Федерации.

Это крайне актуальная проблематика: неслучайно на тревожных тенденциях в этой сфере подробно остановился Президент В.В.Путин в своем Послании Федеральному Собранию этого года.

Речь идет о расширении в мире конфликтного пространства, в том числе в зоне наших жизненно важных интересов, выпадении темы разоружения и контроля над вооружениями из глобальной повестки дня. Малая предсказуемость новых угроз и вызовов в сфере национальной безопасности существенно осложняют нашу работу. Многие из существующих кризисов и конфликтов становятся источниками международного терроризма, трансграничной организованной преступности, наркоторговли. Террористы пытаются спровоцировать межцивилизационный разлом. К сожалению, к подрыву межцивилизационного согласия ведут и жесткие идеологизированные подходы к международным делам, поскольку они "работают" на поляризацию в глобальной политике в духе "кто не с нами, тот против нас". Поэтому необходимы глубокий анализ, трезвый расчет, тщательная выверенность всех шагов на данном направлении, непрерывный поиск и расширение круга наших партнеров и союзников в обеспечении международной безопасности и стабильности, в том числе в антитеррористической борьбе.

Тут важно иметь в виду, что появление фактора сильной, уверенной в себе России способствует стабилизации общей геополитической ситуации. Это, если хотите, важнейшее измерение вклада нашей страны в глобальную политику, в обеспечение в ней равновесия и предсказуемости. Восстановление в полном объеме нашей самостоятельной роли в международных делах стало следствием созидательной внутренней работы последних шести лет. В итоге возросли наши возможности влиять на процессы мирового развития. Одновременно в международной ситуации накапливались позитивные перемены, общим вектором которых стало формирование демократической многополюсности. Поэтому указанные негативные тенденции можно воспринимать в том числе и как реакцию на этот позитив, позволяющий судить о новом качестве международной ситуации. Тем более важно выработать эффективную линию противодействия им.

Задача формирования новой, надежной архитектуры международной безопасности сегодня не по плечу ни одной организации или державе, какими бы мощными они ни были. Безопасность неделима. Поэтому мы выступаем за сложение, а не конкуренцию соответствующих усилий ООН, СНГ, ОДКБ, ШОС, ОБСЕ, НАТО, ЕС, других организаций, всех ведущих международных игроков. Иного пути нет, поскольку новые угрозы и вызовы требуют коллективного реагирования. Только тогда противодействие им, и прежде всего на уровне предотвращения и упреждения, будет успешным. Многосторонние механизмы призваны сыграть ключевую роль и в решении задач разоружения и контроля над вооружениями, нераспространения оружия массового уничтожения на основе строгого выполнения соглашений в данной области.

Начну с разоружения. Результаты прошлогодней Обзорной конференции Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) и отсутствие разоруженческого раздела в Итоговом документе юбилейного Саммита ООН в 2005 году дают серьезные основания для обеспокоенности состоянием дел в области разоружения и контроля над вооружениями. Как известно, есть прямая связь между этими вопросами и нераспространением. Именно отсутствие ощущения безопасности сплошь и рядом провоцирует тягу к распространению ОМУ. Отсюда важность универсальных подходов, вовлечения, а не изоляции "проблемных" государств.

В целом же пока общий баланс международных усилий в этой сфере считаем положительным. Удается избежать рецидива угрозы глобального ядерного конфликта, не допустить попадания ОМУ в руки международных террористов. Но в политике ничто не может быть гарантированным на вечные времена. Необходимо действовать, проводить инициативную политику там, где обозначаются проблемные зоны. В этом вижу главный заряд внешнеполитического раздела Послания Президента.

В качестве ключевого инструмента в области ядерного разоружения и нераспространения рассматриваем Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний. Работаем над скорейшим введением его в силу. Считаем необходимым продолжение соблюдения моратория на испытательные взрывы ядерного оружия и любые другие ядерные взрывы. В сфере нераспространения будем добиваться полной реализации резолюции 1540 СБ ООН, призванной предотвратить попадание ОМУ и средств его доставки в руки террористов.

Одной из главных угроз глобальной безопасности является распространение гонки вооружений на космос. Последовательно работаем с Китаем на Конференции по разоружению по продвижению нашей совместной инициативы о выработке всеобъемлющей договоренности о неразмещении оружия в космосе. Снижению мотивации к выводу оружия в космос могут служить меры транспарентности и укрепления доверия. Первым шагом на этом пути стало принятие в прошлом году Генассамблеей ООН по нашей инициативе резолюции «Меры по обеспечению транспарентности и укреплению доверия в космической деятельности».

Выступаем за безусловное выполнение всеми государствами обязательств по Конвенции о запрещении химического оружия (КЗХО), считаем необходимым продолжать поиск путей укрепления Конвенции о запрещении биологического оружия (КБТО). В этой связи придаем большое значение успешному и результативному проведению в конце 2006 г. VI Обзорной конференции этой Конвенции.

Не первый год и не по нашей вине затягивается вступление в силу адаптированного в 1999 г. Договора об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ). Мы сделали все от нас зависящее для скорейшего введения в действие обновленного Договора, ратифицировали в 2004 г. Соглашение о его адаптации. Теперь дело за партнерами. В любом случае не намерены делать вид, что ДОВСЕ образца 1990 г. функционирует нормально и нас устраивает. Будем определять наш подход в том числе с учетом итогов недавней Обзорной конференции ДОВСЕ, которые, к сожалению, не внушают оптимизма.

Продолжаем играть лидирующую роль в рассмотрении ООН проблематики международной информационной безопасности. Пытаемся выйти на согласование коллективных мер по нейтрализации подобных угроз, укреплению безопасности глобальных информационных и телекоммуникационных систем.

К числу успехов в сфере контроля над вооружениями можно отнести согласование международного документа по вопросам маркировки и отслеживания незаконного легкого и стрелкового оружия. Его реализация поможет своевременно и надежно выявлять и изымать из оборота незаконное ЛСО.

Важным разоруженческим механизмом и, одновременно, инструментом международного гуманитарного права служит Женевская 1980 года Конвенция о «негуманном» оружии и прилагаемые к ней протоколы. У нас ратифицированы четыре из пяти принятых протоколов к Конвенции. На повестке дня последний из них – о взрывоопасных пережитках войны. Как только в ООН будет утвержден русский аутентичный текст протокола для его ратификации, запустим ратификационный процесс. Ожидаем, что вскоре в Государственную Думу будет внесен законопроект в отношении ратификации поправки к статье 1 Конвенции о расширении сферы ее охвата на конфликты международного характера. Рассчитываем на поддержку парламентариев.

Хотелось бы упомянуть также о работе, проводимой нами в сфере регионального сотрудничества по обеспечению безопасности и противодействия международному терроризму. В первую очередь это Соглашение о едином порядке экспортного контроля государств-членов ЕврАзЭС. Этот документ закладывает политические рамки совместной работы по нераспространению на основе единых подходов в области контроля за "чувствительным" экспортом.

Реализация данного соглашения позволит ввести на территории государств-членов ЕврАзЭС единый порядок экспортного контроля, не ограничивая при этом государственный суверенитет в отношении экспорта. Подготовленный МИД России совместно с заинтересованными ведомствами ратификационный пакет документов будет вскоре внесен на рассмотрение Государственной Думы.

Важным инструментом в обеспечении безопасности и стабильности на Черном море является военно-морская группа оперативного взаимодействия "Блэксифор", в которой участвуют силы ВМФ всех причерноморских стран, включая Россию. Планируем вместе с Турцией принять участие в операции "Черноморская гармония", направленной на противодействие терроризму, распространению ОМУ и средств его доставки в регионе. Надеемся, что этот опыт будет в дальнейшем востребован в "Блэксифор" всеми ее участниками.

К сожалению, на многих направлениях разоруженческой тематики нам приходится действовать в условиях угасания интереса партнеров, прежде всего США, к этим вопросам. Заметно стремление вывести их из глобальной повестки дня, да и вообще из зоны общественного внимания.

В первую очередь, озабоченность вызывают американские планы создания ядерных зарядов малой мощности, проекты оснащения баллистических ракет подводных лодок «Трайдент» и в целом межконтинентальных баллистических ракет (МБР) обычными боеголовками. При пуске таких ракет нет возможности определить, какой боеголовкой она оснащена – ядерной или иного рода. Легко поэтому предположить, что ответом на такой пуск может оказаться ядерный удар с катастрофическими последствиями для судеб планеты. Это – дестабилизирующие проекты, понижающие порог применения ядерного оружия и имеющие разрушительные последствия для режима ядерного нераспространения, ведущие к подрыву стратегической стабильности.

США прорабатывают с союзниками вопрос о размещении элементов ПРО в Восточной Европе, предположительно в Польше и Чехии. Мотив – защита стран Западной Европы и США от иранских баллистических ракет. Для нас это в перспективе означает реальную возможность перехвата «на дальних подступах» российских баллистических ракет.

Обо всех этих «нестыковках» мы, разумеется, ведем конкретный разговор с США и будем последовательно добиваться должного учета наших интересов.

Начав с «зоны особого внимания» в сфере безопасности и разоружения - взаимоотношений с Вашингтоном, хотел бы подчеркнуть их первостепенную важность для сохранения стратегического баланса сил, недопущения выхода гонки вооружений на новый технологический уровень, поддержания стратегической стабильности, которая продолжает оставаться залогом прочного мира на нашей планете.

Антитеррористическое направление – безусловно, важнейшее в сфере противодействия новым угрозам и вызовам. В свою очередь, укрепление его международно-правовой базы – ключевое условие результативности совместных усилий на этом фронте. Здесь решающее слово – за взаимодействием исполнительной власти с парламентом.

Прежде всего о нашем новом антитеррористическом законодательстве. Оно вырабатывалось именно под российские реалии и потребности. Созданная в последние годы правовая база позволяет существенно повысить эффективность антитеррористической работы, повысить ее скоординированность и тем самым лучше защитить людей от террористов. И если для этого нужны жесткие меры, то они будут использованы. Мы не побоялись посмотреть правде в глаза, поставить необходимые вопросы и смело их решить. Убежден, что наше законодательство оправдает себя и станет хорошим "экспортным продуктом".

Я уже отмечал, что важнейшим направлением укрепления международного антитеррористического сотрудничества является универсализация участия государств в глобальных международно-правовых инструментах.

Парламенты также играют решающую роль в обеспечении присоединения государств к международным антитеррористическим договорам. Россия на этом направлении в передовиках, но есть и то, что еще предстоит сделать.

Россия первой в мире ратифицировала Конвенцию Совета Европы о предупреждении терроризма. После ее вступления в силу существенно улучшатся, как мы ожидаем, условия для эффективного противодействия террористической идеологии и пропаганде, подстрекательству к терроризму, вербовке и подготовке террористов, для более активного подключения к противодействию терроризму не только государств, но и гражданского общества.

На ратификации в Госдуме находятся или в ближайшее время поступят еще несколько добротных международных документов, касающихся антитеррористического сотрудничества государств. Например, Конвенция о маркировке пластических взрывчатых веществ в целях их обнаружения, которая признана международным сообществом в качестве одного из ключевых глобальных международных договоров, присоединение к которым – показатель степени и качества приверженности государств целям антитеррора. Отмечу, что ратификация Россией «маркировочной» конвенции затягивалась в силу необходимости проработки сложных для нас финансовых и технических вопросов.

Теперь, кстати, универсальных антитеррористических конвенций уже 13 – имею в виду принятие Генассамблеей ООН и открытие к подписанию 14 сентября 2005 г. Международной конвенции о борьбе с актами ядерного терроризма. Это первая универсальная конвенция, принятая в ООН по инициативе России. В ближайшее время соответствующий ратификационный пакет, как мы рассчитываем, поступит в Госдуму.

Задача совершенствования международного контртеррористического права по-прежнему актуальна. До сих пор, например, не согласовано на международном уровне единое определение терроризма. Оптимальным было бы принятие всеобъемлющей конвенции о международном терроризме. Но здесь пока разнобой в суждениях. Некоторые государства отстаивают допустимость применения, по сути, террористических методов в рамках борьбы за национальное освобождение, против иностранной оккупации.

В МИД России рассматривается возможность согласования на международном уровне норм противодействия кибертерроризму. Не секрет, что информационные технологии и киберпространство активно используются террористами для связи, пропаганды, вербовки и подготовки террористов. Законодательных мер борьбы с таким явлением пока не выработано.

Безусловно, не все самое удачное и передовое удается закрепить в глобальных документах – слишком сложна бывает задача достижения согласия, например, в масштабах всей ООН, всего мирового сообщества. В этих условиях свою новаторскую, часто прорывную роль могут сыграть региональные организации.

Так получилось – на европейской "площадке" – с Конвенцией Совета Европы о предупреждении терроризма. Так может и должно получаться, причем в еще большей степени по линии близких России географически и политически региональных организаций – таких, как СНГ, ОДКБ, ШОС. И здесь примеры тому уже имеются – Шанхайская конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом. Такие примеры необходимо множить, предлагая более широкому международному сообществу "наилучшую практику" антитеррора, уже освоенную в конкретных многосторонних условиях.

В более широком плане будем всячески содействовать работе Контртеррористического комитета СБ ООН, Группы контртеррористических действий "восьмерки", других международных механизмов антитеррора.

Россия, как известно, в этом году председательствует в «Группе восьми» и в Комитете министров Совета Европы. В рамках своего председательства придаем антитеррору приоритетное значение. Причем именно с акцентом на продвижение международного антитеррористического сотрудничества на ключевых и новаторских направлениях.

В КМСЕ на первом плане будет, естественно, задача предотвращения терроризма, пресечения подстрекательства к террору. По этой тематике Россия, в соавторстве с Германией, планирует провести в октябре с.г. семинар в формате ОБСЕ-СЕ по имплементации главных превенционных антитеррористических решений мирового сообщества.

В «восьмерке» мы стараемся выдерживать необходимый баланс между всеобъемлющим подходом к антитеррору, единственно приемлемым для объединения ведущих государств, и нацеленностью на конкретные проекты. На саммите в Санкт-Петербурге планируется принять антитеррористические документы, призванные обозначить глобальные приоритеты борьбы с терроризмом на современном этапе, включая усиление роли ООН в этих усилиях.

С другой стороны, в «восьмерке» Россия продолжает целенаправленные усилия по подключению к задачам противодействия терроризму потенциала гражданского общества, включая деловые круги, обладающие немалыми антитеррористическими возможностями. Причем как в России, так и в других странах. Сейчас можно сказать, что инициатива укрепления антитеррористического партнерства между государствами и бизнесом находит энергичную поддержку среди наших партнеров по "восьмерке", в зарубежном бизнес-сообществе. Положителен отклик и российских деловых кругов.

Признательны тем многим российским парламентариям, кто поддержал эту инициативу на ее наиболее сложном, начальном этапе, в частности, в Брюсселе в феврале с.г., когда наши предложения представлялись в первый раз широкой международной деловой, политической и академической общественности.

Терроризм – наш общий враг с разветвленными связями во всех «отраслях» мирового преступного сообщества. Едва ли не главный союзник терроризма – наркобизнес. В ряде регионов мира, в первую очередь в Афганистане, фактически уже сформирован наркотеррористический синдикат. Поэтому наркотеррористическая угроза и международное противодействие ей в поле нашего особого внимания.

Отсюда еще одна инициатива России - проведение в Москве в конце июня масштабной международной конференции на министерском уровне «Париж 2 - Москва 1» по проблематике противодействия афганским наркотикам. Рассчитываем, что она придаст должный политический импульс практическим действиям государств по снижению уровня наркоугрозы, исходящей с территории Афганистана.

И все же наше участие в антитеррористической помощи надо наращивать, причем системно. Есть предложение о создании при МИД России "фонда антитеррористического содействия зарубежным государствам". Речь не идет о гигантских суммах, но, если судить по опыту, широко используемому другими ведущими государствами антитеррористической коалиции, то для весьма эффективного и оперативного продвижения задач противодействия терроризму на тех или иных ключевых направлениях весьма часто больших затрат не требуется – нужна "точечная" помощь, причем именно в необходимом месте и в необходимое время, на условиях, сочетаемых с российскими политическими интересами.

Готов буду ответить на ваши вопросы.

Пресс-служба МИД РФ



 



философские стихи и проза о жизни

дизайн интерьера квартир, домов в Минске

горящие туры на кипр дешево

в солнечную испанию от турагентства зеленограда мира турс

конкурс рецептов яблочных пирогов







Точки зрения

Регина Гюнтер

02.12.06

Регина Гюнтер
Глава германского отделения Всемирного Фонда дикой природы
Марек Хальтер

02.12.06

Марек Хальтер
Французский колледж
Оливье Жискар д’Эстен

02.12.06

Оливье Жискар д’Эстен
Комитет в поддержку всемирного парламента COPAM
Мика Обаяши

02.12.06

Мика Обаяши
Институт устойчивой энергетической политики
Бил Пейс

02.12.06

Бил Пейс
Федералисты мира


Официальный сайт G8

Разработка сайта Интернет-технологии янв-март 2006
Поддержка и продвижение сайта март 2006 – 2011 Интернет-агентство Бригантина