Гражданская восьмерка 2006

Гражданская восьмерка — это возможность для каждого
участвовать в обсуждении глобальных проблем!


 

Модный писатель Ирина Лежава

ООД Гражданское достоинство - оператор грантов для НКО



Точки зрения

Джон Киртон

16.03.07

Джон Киртон
Руководитель научной группы по исследованию G8 университета Торонто
Виктория Панова

03.12.06

Виктория Панова
Директор научной группы по исследованию G8 университета Торонто в России
Мона Брике

03.12.06

Мона Брике
Форум германских НПО по окружающей среде и развитию
Найджел Мартин

03.12.06

Найджел Мартин
Монреальский Международный Форум
Питер И. Хайнал

02.12.06

Питер И. Хайнал
Университет Торонто Исследовательская группа «большой восьмерки»

Новости

Игорь Шувалов на "Эхе Москвы"

19.07.06

Суббота, 15 Июля 2006

С.СОРОКИНА: Здравствуйте, в эфире программа «В круге света», у микрофона Светлана Сорокина. Сегодня 15 июля в Санкт-Петербурге начинается встреча так называемой «большой восьмерки», то есть глаз наиболее развитых государств мира. Собственно работа начнется завтра. В этот час, вечером в субботу проходит ужин президентов и премьеров с их женами. Этой встрече предшествовала большая подготовительная работа. Поскольку, разумеется, президенты и премьеры не могли бы надолго засиживаться в Санкт-Петербурге, согласовывая свои столь разные взгляды на мировые проблемы. На дальних подступах «большой восьмерки» эту подготовительную согласовательную работу вели специальные люди от каждой страны - шерпы. С российской стороны шерпом работал помощник президента РФ Игорь Иванович Шувалов. Сегодня в субботу, он разумеется находится уже там, в Санкт Петербурге. Поэтому свое интервью он дал нам накануне.

Здравствуйте, Игорь Иванович!

И.ШУВАЛОВ: Здравствуйте.

С.СОРОКИНА: Скажите, пожалуйста, я не вспомнила, что такое «шерпа»? Что это буквально означает?

И.ШУВАЛОВ: Это человек, который должен провести того, кто восходит к вершине, нести его поклажу.

С.СОРОКИНА: Проводник?

И.ШУВАЛОВ: Проводник

С.СОРОКИНА: Сталкер. Слово из какого языка?

И.ШУВАЛОВ: Это тибетское слово.

С.СОРОКИНА: Не нашла, откуда это. Хорошо. Скажите, пожалуйста, что за встреча была в среду вечером в Ново-Огарево с нефтяными людьми. Это имеет отношение к теме саммита, к энергетической безопасности?

И.ШУВАЛОВ: Да, и президент сказал, что уже, в основном, подходы России были обсуждены с нашими партнерами по «восьмерке». Мы в течение всего года в рамках своего председательства выдвигали определенную инициативу по энергобезопасности. Они были с нашими партнерами, в основном, согласованы. Теперь осталось их затвердить во время саммита. Эти подходы президент хотел как-то с руководителями нефтяных и газовых компаний обсудить, сверить часы, как к этому относятся в целом, наши нефтегазовые компании и как они собираются в дальнейшем развивать свой бизнес.

С.СОРОКИНА: Ну и как они восприняли? Вы же там тоже были.

И.ШУВАЛОВ: Да. Состоялась интересная дискуссия, они рассказали про свои планы развития бизнеса в России и за рубежом. Как они будут строить свои партнерские отношения с другими крупными нефтегазовыми компаниями в мире. Все это как раз интересно послушать, поскольку в целом соответствовало тому, что мы готовили в рамках своего председательства.

С.СОРОКИНА: господин Миллер был на этой встрече?

И.ШУВАЛОВ: Нет, был господин Рязанов.

С.СОРОКИНА: Это техническая рокировка или связано с чем-то? Просто все отметили.

И.ШУВАЛОВ: Нет. Алексей Борисович находился в командировке, его не было в Москве в этот момент.

С.СОРОКИНА: Его представительство все равно было.

И.ШУВАЛОВ: Да его представительство было обеспечено как раз человеком, который хорошо разбирается и в газовых проблемах и нефтяных.

С.СОРОКИНА: Вы так говорите, как будто Миллер не разбирается.

И.ШУВАЛОВ: Нет. Миллера не было в Москве, поэтому Рязанов был приглашен на совещание.

С.СОРОКИНА: Понятно. Игорь Иванович, беру четверговую газету «Коммерсант» и здесь отмечено следующее, что накануне саммита стало окончательно ясно, что содержательных договоренностей по проблемам энергетической безопасности не достигли. Стороны остались на прежних позициях. Поскольку Вы занимались всей подготовительной работы и достижением этих самых договоренностей, что ответите на такое замечание?

И.ШУВАЛОВ: Думаю, что мне ответить нечего. Надо подождать, когда лидеры восьми государств примут итоговое заявление, посмотреть итоговое заявление и будет видно, чего нам удалось в рамках нашего председательства добиться.

С.СОРОКИНА: Ну да. Содержание плана действий по энергобезопасности и итоговое коммюнике «восьмерки», которое уже согласовано всеми странами, держится в секрете. Пока никаких признаков того, что Россия добилась от клуба ведущих развитых стран уступок, нет. Можно предположить, что план действий будет носить преимущественно декларативный характер.

И.ШУВАЛОВ: Во-первых, надо сказать о том, чего Россия в рамках председательства может добиться и на какие уступки может пойти. Это же сложный политический процесс - согласование документов в рамках «восьмерки». И документы эти носят, во-первых, абсолютно политический характер, никаких юридических последствий не бывает.

С.СОРОКИНА: Потому что это клубное дело

И.ШУВАЛОВ: Абсолютно верно.

С.СОРОКИНА: договоренности

И.ШУВАЛОВ: И во-вторых, документ принимается исключительно по правилам консенсуса. Если что-нибудь в этом документе хоть одну страну не устроит, это положение в документ не может быть включено. Поэтому каждая формулировка¸ каждое предложение оттачивается таким образом, чтобы все согласились или никто не возражал. По поводу того, каков будет план действий и политическая декларация этого документа. Для людей, хорошо разбирающихся в подходах стран ОПЕК и стран ОЭС по энергоезопасности, будет совершенно очевидно, что документ, который предлагает Россия, содержит совершенно другой подход. Он более сбалансированный, как раз берет определенное начало и защищает интересы стран-производителей и стран-потребителей. А также говорит о том, что необходимо риски распределять таким образом, чтобы они в равной степени ложились на производителей, потребителей и транзитеров. Совершенно новые подходы, они, как правило, раньше в международных документах не были отражены. Если лидеры эти документы подтвердят во время саммита 16 числа, то я как раз призываю всех их внимательно почитать. И политическую часть, в которой отражены совершенно новые подходы и план действий. Что касается уступок, либо позиции России, то в основном нам удалось по новым подходам к энергобезопасности партнеров убедить. Язык документа, конечно же, достаточно обтекаем, в силу тех причин, которые я вам говорил. Но те, кто умеет читать между строк, кто будет внимательно читать документ, увидит, что документ носит совершенно новый характер.

С.СОРОКИНА: Я хочу отметить для тех наших радиослушателей, которые не больно то вникали в повестку дня. Ни в то, что такое эта самая энергетическая безопасность, там очень сложные вопросы - вопрос доставки газа в Европу, вопрос взаимной ответственности за тех, кто получает газ, тех, кто поставляет. Это и вопрос нашего участия, наших компаний в энергетических рынках других стран, что тоже имеет свои вопросы. Это и вопросы других стран, которые хотят участвовать в работе энергетических компаний внутри нашей страны и т.д. Я к чему хочу подвести. К тому что, может быть, такой сложный комплексный вопрос не стоило вносить России в повестку дня, коль скоро это всего лишь декларативное заявление «восьмерки» Зачем надо было на встречу «восьмерки», на клубную встречу выносить такой вопрос? Мы же диктовали повестку как принимающая сторона.

И.ШУВАЛОВ: Да. Повестку определяет страна-председатель. Определяет ее таким образом, что предварительно проводит консультации с другими участниками «восьмерки».

С.СОРОКИНА: …чтобы это было интересно всем.

И.Ш, Да. Мы исходили из того, что мы, определяя повестку, должны заинтересовать любую страну. То есть для них это внутриполитически должно быть актуально. В целом решение всех вместе в рамках клуба повлияет на то, что консолидировано лидеры могут эти проблемы решать и посылать всему цивилизованному сообществу сигналы, что в этом направлении правильно было бы двигаться и решать проблемы совместными усилиями. По энергетике: когда в 2002 году было принято решение, что в 2006 году мы будем хозяевами саммита и будем председательствовать в течение всего года, то тема энергетики уже тогда была. Было понятно, что если следует ее взять в качестве основной, поскольку Россия здесь и внутри у нас есть определенные проблемы с энергетикой, понимать надо, как ее дальше развивать и на глобальные энергетические процессы мы оказываем огромное влияние. Чтобы в дальнейшем были прозрачны правила игры на глобальном энергетическом рынке, нам надо было договориться о правилах повеления с нашими партнерами. Почему мы решили это обсудить в рамках саммита? Хотя это и политический декларативные документы, но они заставляют при подготовке документам, еще полгода остается после того, как они принимаются в рамках председательства, огромное количество политиков и экспертов будут обсуждать эти темы. В течение всего года происходит большое количество министерских встреч, различных конференций, экспертных совещаний. И точка зрения потихонечку начинает вырабатываться, даже если стороны не готовы принять ту или иную точку зрения путем принятия юридических связывающего документа, политические декларации начинают потихоньку появляться, новых идей, которые являются сигналом не только для стран «восьмерки», но и для других, кто внимательно смотрит за «восьмерочными» процессами. Для нас в рамках нашего председательства тема энергобезопасности прозвучала таким образом, что эта система мер, которая обеспечивается не только странами «восьми», а большим количеством государств, при которых добыча, транспортировка и потребление энергоресурсов таким образом, чтобы развитие глобальной экономики не встречало препятствий. Мы считаем, что как раз наши подходы, которые в целом ведут к созданию новой ценности, о которой мы в последние меясцы стали особенно говорить. Эта ценность называется «взаимозависимость», не зависимость друг от друга, а взаимозависимость. Это как раз один из ключевых подходов в нашей концепции энергобезопасности, и мы ее нашим партнерам предлагаем. Ее не готовы принять на 100 процентов, чтобы все сейчас моментально открыли свои рынки, чтобы мы могли принять какие-то юридически обязывающие документы. НО уже на уровне политических деклараций, если год назад наши партнеры не принимали такую концепцию, то теперь они принимают, что скорее всего в не зависимости друг от друга искать выходов от нехватки энергоресурсов нам не придется. Надо искать новые подходы.

С.СОРОКИНА: Как я понимаю, основная работа начнется именно в воскресенье. Будет полуторачасовой, если верить прессе, доклад президента Путина. Далее некое обсуждение всеми присутствующими. Тоже довольно локальное. Получается, что действительно времени на серьезнейшую тему, как энергетическая безопасность, очень немного. Есть еще другие две темы: образование и инфекционные заболевания. Совсем чуть-чуть в докладе, потом в обсуждении. Считается, что все, что можно было договориться, договорились, никакого экспромта, никакого свежего мнения ничего не привнесут участники встречи.

И.ШУВАЛОВ: Нет, так не бывает. Во-первых, в процессе подготовки документов все шерпы своих руководителей информируют после каждой встречи шерпов. И, как правило, до встречи шерпов. Поэтому по документу, как он развивается, лидеры все время осведомлены. Какие спорные вопросы, как эти споры решаются, лидеры тоже осведомлены. Более того, когда это очень острый вопрос, лидер председательствующей страны путем двусторонних переговоров эту позицию продвигает и убеждает лидеров, чтобы они дали соответствующие инструкции шерпам для включения тех или иных позиций в документ. Поэтому это уже процесс, когда лидеры на протяжении полугода готовятся по этому документу. Когда документ оказывается у них на столе, в большей части есть позиции согласованы. В любом случае есть позиции, по которым они хотят что-то договорить. Они хотят некоторые особо острые вещи обсудить. Это будет не полуторачасовой доклад президента Путина, это будет его представление по теме энергобезопасности, он будет представлять эту тему, основные положения нашей концепции будет докладывать, и затем откроет дискуссию. Во время этой дискуссии буду безусловно обсуждаться самые острые вопросы по системе энергобезопасности. Затем будет образование и инфекционные заболевания. Но это обязательно будет свободная дискуссия, и вполне возможно, что лидеры могут дать инструкции шерпам этот документ доработать.

С.СОРОКИНА: Скажите, пожалуйста, а Вы, когда как шерпа, как человек, который готовил эту встречу, Вы предлагали эту повестку дня. Откуда родились эти три вопроса? Меня интересует механизм принятия решений.

И.ШУВАЛОВ: Все очень просто. По энергетической безопасности - позиция нашего президента и для нас это была тема. Поскольку к России есть определенные преимущества

С.СОРОКИНА: Было очевидно, что такая тема будет.

И.ШУВАЛОВ: Да. Есть преимущество у России на международной арене, у нас есть внутренние энергетические проблемы, которые нужно решать. У России сейчас такое положение, что по теме энергетики она может лидировать в мире. Мы претендуем на эту позицию. По теме образования – эксперты, когда работали, мы предложили тему профессионального образования в связи с инновационными процессами, которые мы наблюдаем в экономике. Мы предложили ее президенту, поскольку он все время заявлял о том, что необходимо инновационное развития обеспечивать, его нужно поддерживать, будущее нашей экономики – инновационный характер развития.

С.СОРОКИНА: Для «восьми» это что? Эта проблема еще унификации образовательных стандартов?

И.ШУВАЛОВ: Во-первых, все страны «восьмерки» занимаются проблемой реформирования системы высшего образования. Они понимаю, что это нужно делать. В целом профессиональное образование должно быть настолько конкурентоспособным, чтобы привлекать лучшие умы человечества. Пока этим может отличиться не каждая страна «восьмерки». Тем не менее, мы считаем, что у нас есть конкурентное преимущество в профессиональной школе. Мы можем тем более обслуживать бывшие государства Советского Союза, принимая студентов на обучение, а также из африканских и азиатских стран. Есть большое количество желающих.

С.СОРОКИНА: Если не побоятся

И.ШУВАЛОВ: Если не побоятся, но с точки зрения профессиональной подготовки – здесь дешевле получать образование и оно качественнее. Нужно было послать сигнал, что высшая школа должна быть готова в эти глобальные процессы вступать, конкурировать, а не пытаться себя изолировать и защищать, как это, как правило, происходит. Все национальные университеты пытаются себя защищать от влияния международных процессов. С другой стороны лидеры будут предлагать создать систему, она сложно по-русски называется, «Сравнение квалификации для того, чтобы обеспечить большую мобильность трудовых ресурсов». Когда вы, например, заканчиваете высшее учебное заведение в РФ и приезжаете в Великобританию и ФРГ со своим дипломом, существует система рыночная, где представлены...

С.СОРОКИНА: на что вы можете претендовать.

И.ШУВАЛОВ: И когда вы уезжаете из Москвы, из Самары, откуда-то заканчиваете вуз, вы понимаете в этой системе, где вы находитесь. Это очень сложная система. Мы понимаем, что будем встречать большое сопротивление со стороны местных рынков и профессиональных сообществ. В целом если оторваться от сиюминутной конъектуры, это нужно.

С.СОРОКИНА: Тем более миграция сейчас колоссальная. Этих кадров, этих людей, которые имеют образование, имеют претензии по работе. Они, конечно, будут передвигаться в поисках более интересных предложений.

И.ШУВАЛОВ: И это российская инициатива, абсолютно нами придуманная и продвинутая.

С.СОРОКИНА: Может быть вы таким образом облегчаете отъезд желающих из России, которые теперь четко будут знать, на что они могут претендовать, не наобум приезжать.

И.ШУВАЛОВ: К этому отношусь таким образом. Большое количество людей уехало из России, когда начиналась перестройка, затем в тяжелые времена начала 90-х, года два-три назад очень много ученых вернулось в Россию. Некоторые возвращались так - из США перебрались в Европу, работали по различным совместным программам в Европе, потом оказались в России. В России все время сложные процессы, то они развиваются таким образом, то иным. То, тех, кто живет за рубежом, пугает, то наоборот, привлекает. Я исхожу вот из чего: чем больше людей получит доступ к познавательному ресурсу за рубежом, а наши условия будут более привлекательными, мы создадим условия, чтобы потом эти ученые вернулись. Россия только от этого выиграет. Если трудовые ресурсы мигрируют сначала туда, потом обратно, и президент об этом говорит, что мы должны быть конкурентоспособными везде и трудовой ресурс - это главное конкурентное преимущество. Нужно будут и политическую систему таким образом реформировать и экономическую. Чтобы потом дать возможность людям, которые туда уедут и потом вернуться, чувствовать себя лучше. Я считаю, что это очень позитивно. Если пять или десть они потратят на работу на международном рынке, то это приобретенный опыт. Я не отношусь к этому как к утечке мозгов.

С.СОРОКИНА: Дай Бог. Если действительно будет такое волнообразное движение и миграция в обе стороны. Знаем, что многие просто остались и работают. Дай Бог, чтоб возвращались. Вопрос – откуда инфекционные болезни возникли?

И.ШУВАЛОВ: Борьба с инфекционными заболеваниями – вызов наиболее острый в данный момент и вы знаете, когда мы сформировали повестку, птичий грипп начал свое развитие и эксперты говорили о возможных глобальных пандемиях, возможных миллионных жертвах.

С.СОРОКИНА: Тоже выработка неких подходов в борьбе с мировыми угрозами такого рода.

И.ШУВАЛОВ: Да. Просто инфекционные заболевания в тот момент воспринимались, как наиболее острая проблема. У России есть определенный опыт по борьбе с инфекционными заболеваниями. Потом Россия занимает очень интересное место, через территории России мигрируют большое количество и инфекционных заболеваний.

С.СОРОКИНА: Предложение Жириновского.

И.ШУВАЛОВ: Мы как раз хотели с партнерами договориться, как себя вести. Чтобы мониторить, наблюдать, как возникают и распространяются инфекционные заболевания. Пока глобальной системы мониторинга нет, такая система нужна. В случае если возникают какие-то опасные заболевания, угрозы, связанные с распространением инфекции, как вместе действовать

С.СОРОКИНА: Как аккумулировать силы

И.ШУВАЛОВ: Кто, в каком направлении начинает двигаться, как мы можем в рамках Всемирной организации здравоохранения договориться, как действовать совместно, как инвестировать создание новых вакцин. Россия, кстати, предложила в рамках своего председательства создать два центра – один референс-центр, где будут аккумулироваться страны центральной Азии и у нас будет возможность с другими такими центрами сотрудничать через ВОЗ. Это очень важно, что нас в этом поддержали партнеры. Второе, будет создан центр по созданию вакцины против СПИДа, который будет обслуживать страны Восточной Европы и Центральную Азию. В целом, лидеры будут говорить, как наполнить дополнительно глобальный фон по борьбе со СПИДом и другими заболеваниями. Как создавать новую вакцину? Как можно создать мобильные отряды, расчетные, не постоянно действующие.

С.СОРОКИНА: Интернациональные.

И.ШУВАЛОВ: Люди работают. Понимают, что в любой момент, когда их призывают, они могут моментально выехать в страны, где случаются стихийные бедствия, поскольку мы наблюдали после цунами, что моментально после стихийных бедствий приходит опасность инфекционных заболеваний.

С.СОРОКИНА: в том числе.

И.ШУВАЛОВ: И глобальные мероприятия, как создание системы наблюдений и оперативного характера тоже.

С.СОРОКИНА: Вопрос по инфекционным заболевания и по образованию. Наверное, здесь все-таки не было непримиримых позиций, наверно легче было согласовывать на подступах с другими участниками этого процесса. Все-таки энергетическая безопасности – наиболее сложный участок.

И.ШУВАЛОВ: Профессиональное образование очень сложный был вопрос. Во-первых, многие государства сказали, что образование не их федеральный мандат, не полномочия федерального правительства – заниматься высшей школой. А какие мы можем взять на себя политические обязательства, если правительство сделать ничего не может. Кто-то считает, что это очень опасный вопрос, поскольку они проходят через систему рефермиорвания высшей школы.

С.СОРОКИНА: Это тоже было сложно для обсуждения.

И.ШУВАЛОВ: У нас тема образования состоит из трех блоков: это профессиональное образование (первый блок), образование для всех – начальное и среднее образование, как правило, касающееся бедных и развивающихся стран, затем адаптация мигрантов через образовательные механизмы. Так вот, образование для всех, поскольку эта тема, которая раньше затрагивалась «восьмеркой» - никаких проблем не было, а вот первая и третья часть – это , как раз, были очень дискуссионные пункты.

С.СОРОКИНА: Скажите, пожалуйста, сам доклад президента, по механике интересуюсь, Вы рыбу, основную заготовку, пишете?

И.ШУВАЛОВ: Нет. Доклад осуществляется в свободной манере и форме. Как вы понимаете, это абсолютно закрытое мероприятие, их диалог абсолютно неформальный.

С.СОРОКИНА: Это сама дискуссия, это понятно. Какой-то заход, схему вопросов? Карточки для президента

И.ШУВАЛОВ: Лидер принимает для себя наиболее… Мы, конечно, готовим справочный материал, проводятся накануне совещания, в ходе которых президент брифингуется по большому количеству вопросов, но сама презентация – его свободный выбор, никаких написанных текстов нет. Не принято в рамках «восьмерки» никаких текстов зачитывать, предполагается, что человек, который докладывает, в этой теме разбирается хорошо.

С.СОРОКИНА: Кто, в основном, «натаскивает» лидера перед такой встречей? Ваша задача, кто еще участвует в процессе подготовки?

И.ШУВАЛОВ: Скажу такую вещь, поверите или нет, я уверен, поэтому и говорю. Думаю, что по вопросам глобальной энергетической безопасности в стране никто лучше Путина не разбирается.

С.СОРОКИНА: НО есть же у него какие-то консультанты, эксперты.

И.ШУВАЛОВ: Он эту тему ведет, он ее очень хорошо знает, понимает, что это страновое преимущество, даже лучше разбирается, чем некоторые члены правительства. Безусловно, пользуется услугами консультантов, у нас в Администрации есть соответствующие эксперты, которые хорошо разбираются в вопросах энергетики, в министерстве, в правительстве. Он в теме энергобезопасности разбирается самостоятельно лучше, чем некоторые официальные лица, которым это положено. Его брифинговать здесь много не приходится. По каким–то деталям дискуссии мы естественно информацию предоставляем, но основные начала председательства выдвинуты им.

С.СОРОКИНА: Брифингуем – это что? Вы собираете, помощники, какие-то еще консультанты и устраиваете разминку типа, какие могут быть вопросы, какие сложные повороты. Что? Президент на это как-то отвечает? Что за тренинг такой?

И.ШУВАЛОВ: По другим вопросам происходит так, как вы говорите. По вопросам энергетики президент, как правило, сам задает вопросы по существу самого разного характера. Сразу мы с места в карьер, понимая, что разбирается в вопросах энергобаланса, газа, энергоэфективности, энергосбережения. Поэтому скорее он задает большое количество вопросов, на которые необходимо сразу отвечать.

С.СОРОКИНА: Тренинг этот уже произошел?

И.ШУВАЛОВ: Да, было несколько мероприятий, последнее мероприятие было, его нельзя назвать тренингов - беседа с нефтегазовыми представителями. Ему нужно было понимать их ощущения, как их бизнес будет развиваться.

С.СОРОКИНА: Напоминаю, что сегодня мы разговариваем с помощником президента РФ, человеком, который проводил всю подготовительную работу перед встречей большой «восьмерки» в Петербурге Игорем Шуваловым. Сразу после коротких новостей мы продолжим разговор.



/новости/



С.СОРОКИНА: в эфире программа «В круге света», у микрофона Светлана Сорокина. Напоминаю вам, что мы разговариваем с помощником президента РФ Игорем Шуваловым.

Разумеется, каждый из приехавших лидеров помимо этой утвержденной повестки дня привезет свои предложения. Так уже известно, что Тони Блэр, например, хочет предложить расширить «восьмерку» до 13 стран.

И,Ш. Во-первых, мы пригласили в этом году на формат он называется «out reach» еще участников. На 17 июля для обсуждения основной повестки дня и других вопросов пять государств. Это Южная Африка, Бразилия, Мексика, Индия, Китай. Мы исходили из того, что энергобезопасность обсуждать без этих стран невозможно. А инфекционные заболевания без Индии, Китая – невозможно, а тема образования ложится в русло того, что с ними нужно это дело обсудить. Это было наше решение.

С.СОРОКИНА: А постоянно?

И.ШУВАЛОВ: На вопрос, стоит ли расширять формат «восьмерки», наш президент отвечает таким образом, мы же сами недавно были приглашены, нам не стоит, не удобно поднимать этот вопрос. Вообще не следует. Другие мои коллеги по»восьмерке», выражая позицию своих лидеров, к этому относятся очень отрицательно. Считают, что «восьмерка» как раз тот формат, когда лидеры могут очень свободно обсуждать различные вопросы, остро спорить. В результате приходить к какому-то решению по политическому развитию, по той или иной проблеме. Если формат будет увеличиваться, то эти ощущения и возможности будут сокращаться.

Даже когда состоится встреча 8+5, это будет очевидно, что характер дискуссии будет совершенно другой. Все будет по другому. Есть «большая двадцатка», существует такой формат, где два раза в год 20 государств собираются обсуждать различные вопросы. Я присутствовал в прошлом году на саммите и могу сказать, что это совершенно доверительный характер. Как он только начнет увеличиваться, будет все исчезать.

С.СОРОКИНА: Это понятно. Вам, как с шерпу, с кем из шерпов этих стран было сложнее всего?

И.ШУВАЛОВ: Мне было со всем одинаково сложно и легко. М не было интересно. Они все партнеры очень достойные.

С.СОРОКИНА: Примерно одинаковое общение или какая-то страна выделалась, легкий для обсуждения партнер или тяжелый.

И.ШУВАЛОВ: Так не бывает. Потому что каждая страна имеет, например, позицию, поддерживающую России по одной части вопросов, а по другой занимает иную позицию. Так со всеми странами. Например, когда мы обсуждаем участие России в «финансовой восьмерке», которая сейчас пока «семерка». Европейские партнеры нас поддерживают, говорят, что Россия действительно сейчас влияет на глобальные экономические вопросы больше, чем некоторые страны большой «восьмерки». Это выглядит искусственно, что нас в финансовый механизм не допускают. Выглядит это как политическая установка. Некоторые наши партнеры – американцы и другие - как раз находят аргументы и плавно с этой темы съезжают, пытаются ее с нами не обсуждать.

С.СОРОКИНА: Но это дело ближайшего будущего? Про финансовую «семерку»

И.ШУВАЛОВ: Если говорить том, следует ли нам там быть или должны ли мы там быть – мы должны давно быть там. Это случится, когда они поймут, что оказывать на нас давление, не пуская в какие-либо институты, бессмысленно. Чем больше они нас будут пытаться держать, отстранят от институтов ВТО, финансовой «семерки-восьмерки», это хуже всем. Они делают хуже себе и нам. Таким образом они не будут подталкивать нас к развитию демократических процессов, еще чему-то. Вот они себе придумали, что не будут пускать нас в какие-то организации, от этого у нас все будет лучше и быстрее развиваться. Этого никогда не будет, русские - другие люди, чем больше они будут на нас оказывать давление, тем больше мы будем сопротивляться, вести себя наоборот. Мы им говорим по другому: вы чувствуете в нас сильных и предсказуемых партнеров, может быть вам не все нравиться в нашем поведении, нам тоже не все нравится в вашем поведении. Мы равные партнеры, вам тогда бессмысленно отталкивать и выталкивать из каких-либо институтов. Когда такое понимание к ним придет, мы готовы в любой момент.

С.СОРОКИНА: Понятие «торг» применимо к согласованию позиций? Все говорят, так или иначе каждая страна, Россия в том числе, торгуется, выговаривая какие-то позиции в обмен на какие-то. Я поясню, вот тот же Блэр отметил, что президент Путин сам вынес вопрос о демократии на встречу и подчеркнул, что России не удастся выторговать права сохранения сферы своего влияния в таких странах как Украина, Грузия, Белоруссия, в обмен на поддержку Запада в иранском вопросе. Видите, он сам употребил этот глагол «выторговывать». Сразу сказал что на что.

И.ШУВАЛОВ: Когда я получал инструкции от нашего президента и когда докладывал ему, никогда не получал никакой позиции, что на что можно менять. Ничего такого не было. По поводу демократии – президент на встрече с неправительственными организациями сказал: стыдно, что тему «демократия» не обсуждаем в качестве основной повестки. А имеем в пунктах другие вопросы. Потому что никто не хочет обсуждать вопросы развития демократии у себя внутри. Все хотят показать на кого-то из соседей, партнеров. Никто не хочет поднимать проблемы, которые существуют внутри каждый страны. Путин решил, что эту тему они будут обсуждать, как равные партнеры. Исходя из того, что если к ценностям демократии относится, то относится в равной степени и Россия должна восприниматься как страна, которая добивается этих ценностей, но надо посмотреть за какой период и в какой степени успеха сделать.

С.СОРОКИНА: А почему потребовалось так жестко и в данном случае именно ваша жесткость, выступать в адрес той же конференции «Другая Россия»?.

И.ШУВАЛОВ: Когда мы решили организовать диалог с неправительственным организациями (НПО) в рамках своего председательства, мы решили, что должны сделать на более широкой основе. Мы это наблюдали под председательством Великобритании. Я внимательно следил, как это происходило в прошлом году. Мы для себя приняли решение, что надо привлечь большее число НПО и, поскольку мы впервые принимаем саммит у себя, тема важная, все заинтересованы. Мы решили с ними поработать. Сначала все шерпы, мои коллеги, предложили, чтобы я этот процесс возглавил. Я понимал, если буду возглавлять, то это безусловно, будет всеми восприниматься как дирижирование из Кремля этом процессом. Я отказался, больше того, мы провели здесь консультации. Мы решили сделать таким образом, чтобы вообще влияния на НПО не оказывать, а наоборот, я получил инструкции от президента – с ними вести диалог. Более интересные вещи постоянно включать в проект наших итоговых документов. Элла Панфилова, человек которого все знают, нельзя сказать, что она под козырек берет любые указания из Кремля или начинает действовать по указке. Ее попросили выступить организатором всего этого процесса. Она с НПО очень активно, в марте состоялось большое первое мероприятие, когда свыше 300 организаций съехались в Москву. Финальное мероприятие у них было в начале июля – президент с ними встречался, отвечал на все вопросы, задавали любые вопросы, не только касающиеся повестки нашего председательства. На это мероприятие официальные лица из стран «восьмерки» почему то не были направлены. Мы его не дирижировали, мы обеспечили самую широкую площадку для обсуждения различных тем. Показали, что действительно определенная озабоченность НПО есть. Мы включили их проект итогового заявления.

С.СОРОКИНА: Игорь Иванович все время говорит НПО – я хочу расшифровать это означает «неправительственные организации». Это привычное сокращение, может быть не считывается.

И.ШУВАЛОВ: Мы с ними очень сложно работали на протяжении всех этих месяцев. Реально сложно работали. Странно, что никто не приехал и не посмотрел. Сказали бы: вот вы с ними плохо работает. Для всех того было как само собой разумеющееся. На форум «Другая Россия», когда поступили такие предложения, они посчитали необходимым своих представителей направить.

С.СОРОКИНА: Они имеются в виду англичане,

И.ШУВАЛОВ: Администрации, правительства.

СС. Помощники Кондализы Райс приехали на «Другую Россию» и это вызвало отторжение

И.ШУВАЛОВ: Моя позиция проста, если это равный подход, то необходимо было направить представителей и на форум «Гражданская восьмерка» и на форум «Другая Россия» и куда их пригласят.

С.СОРОКИНА: Это их выбор, они куда хотят, туда и едут.

И.ШУВАЛОВ: Это правда. Когда так поступают – это косвенное свидетельство тому, что они не доверяют форуму «Гражданская восьмерка», это акт не совсем дружественный по отношению к России, не по партнерски.

С.СОРОКИНА: Та же Элла Памфилова говорила, что возмущена некими препятствиями, которые чинятся участникам Социального форума в Петербурге и участникам «Другой России», которые здесь в Москве. Все отмечают, ну вот прошла эта конференция «Другая Россия», ну и что, встретились люди, обсудили какие-то вопросы, которые они по другому видят, что так раздражаться на такого рода встречи. Или ваше раздражение исключительно в адрес тех, кто представителей из-за границы прислал.

И.ШУВАЛОВ: Конечно. То что касается «Другой России» и любых форумов - пусть собираются, сколько угодно, и обсуждают различные вопросы. Никаких позиций у меня лично по поводу форумов нет. Меня волнует, что мы провели большую работу по вовлечению наших зарубежных партнеров в дискуссии, мы хотели, чтобы наши партнеры увидели реально проделанную работу и обеспечили равный подход, без каких-либо политических установок. Могли бы оценить, какой диалог с гражданским обществом был в рамках нашего председательства проведен.

С.СОРОКИНА: Скажите, пожалуйста, то, что касается вопросов, которые наверняка возникнут. Например, остроактуальные – ситуация на Ближнем Востоке, иранская проблема, запуски ракет Северной Кореей - то, что взбудоражило в самое последнее время. Что ожидать на этой встречи по этим вопросам?

И.ШУВАЛОВ: Эти вопросы обязательно будут рассматриваться. Когда лидеры собираются на саммит, острые вопросы международной жизни обсуждаются в первую очередь.

С.СОРОКИНА: В поиске каких-то общих подходов?

И.ШУВАЛОВ: В поисках оценки ситуации, осознания и понимания реалий, в которых все оказались. Какие могут меры вместе предприняты в рамках Организации Объединенных Наций, либо путем двусторонних переговоров. Когда будет повестка дня нашего председательства отработана, после этого лидеры как раз начнут работать по поводу острых вопросов, в вопросе нераспространения, иранская проблемы и Северная Корея безусловно будут обсуждаться. Лидеры всех восьми государств, как мне известно, активно готовятся к этому обсуждению.

С.СОРОКИНА: У нас здесь будет наверняка, несколько особая позиция.

И.ШУВАЛОВ: Я не могу сказать, какая у нас будет позиция, дискуссия покажет. Но мы исходим вот из чего: это как раз наших партнеров по «восьмерке», особенно критиков по «восьмерке». Не наших партнеров, а тех, кто критикует Россию: всегда Россия занимает особую позицию. Как только мы не заявим что-нибудь, страны Запада действуют в унисон, а у России всегда особая позиция, но у России и особый исторический опыт.

С.СОРОКИНА: В общем мы выступаем так как страна - шерпа, проводник или посредник, меду Ираном и Северной Кореей в отношении с другими странами, у которых часто вообще никаких отношений нет с этими странами. Но когда мы живем иллюзией, что мы можем выступить посредником и решить вопросы с тем же Ираном, по моему это всего лишь иллюзия и жизнь доказывает, что это так. Неужели есть иллюзия, что можно о чем-то договориться с Северной Кореей, которая живет в странном мире.

И.ШУВАЛОВ: У России как раз никаких иллюзий нет.

С.СОРОКИНА: Они в нашей экономической зоне роняли свои ракеты и мы при этом говорим - ничего плохого не имели ввиду.

И.ШУВАЛОВ: Во-первых у нас нет никаких иллюзий, во-вторых, мы не исходим из того, что мы является проводниками. Мы используем преимущество, которое нам исторически досталось, у нас есть отношения с Северной Кореей, значительно лучше, чем у американской стороны. Хотя бы мы можем вести с ними диалог. У нас есть свои отношения с Ираном, отношения с «Хамасом» и т.д. И в силу того, что мы занимает определенную интересную позицию, ради выработки общих подходов и защиту общих ценностей, мы должны свои преимущества, которые нам достались, использовать. Многие спрашиваю, что хотите, чтобы после этого саммита весь мир услышал. Мы хотим, чтобы весь мир услышал, что мы разделяем те же ценности цивилизации, что и наши партнеры по «восьмерке», но мы имеем право говорить, что вы тактически совершаете неправильное действие, приводите такие механизмы в действие, которые обратным результаты. Мы также как и вы, хотим оказаться с результатом, но предупреждаем, что давайте посидим и договоримся с вами, что добиваться не таким образом.

С.СОРОКИНА: До Вас ведь Илларионов был в этой должности?

И.ШУВАЛОВ: должности представителя президента «восьмерки», шерпой работал, был советником президента.

С.СОРОКИНА: Он был советником, в чем разница между советником и помощником? И.ШУВАЛОВ: Разные должностные обязанности и функции.

С.СОРОКИНА: Советник может советовать, а помощник только помогать?

И.ШУВАЛОВ: Советник, как правило, занимается вопросом по существу, он исследует ту или иную тему и должен рекомендовать, каким образом в той или мной ситуации нужно поступать.

С.СОРОКИНА: А помощник?

И.ШУВАЛОВ: у помощника конкретные обязательства по взаимодействию с правительством, как добиваться правильного результата.

С.СОРОКИНА: А Вы можете, как тот Илларионов, он и запомнился тем, что далеко не всегда был согласен с президентом, правительством и говорил об этом, на чем собственно и погорел из-за этой публичности. Вы имеете право на собственную точку зрения и как Вы ее отстаиваете?

И.ШУВАЛОВ: Я имею право, как и любой другой помощник в Администрации президента, и должен доложить, в случае если с какой-то позицией не согласен. В случае несогласия должен привести соотвуьсвующую аргументацию. В отличие от Илларионова не мчтаю возможным пойти к прессе и рассказывать о том, в чем я не согласен с президентом. Я считаю, что это неправильно и с точки зрения внутрикорпоративной культуры и по правилам субординации. Мне нравится работать с президентом Путиным, я большую часть его политики разделяю, считаю, что России с президентом повезло. Что касается по поводу тех позицией, по которым я не согласен с ним - по большей части мои аргументы всегда слушают и соглашаются, а если не соглашаются, мне объясняют почему. Меня такой диалог устраивает.

С.СОРОКИНА: Скажите, Вы часто контактируете с президентом? Это частое общение? Или нет?

И.ШУВАЛОВ: Это зависит от графика президента, от мероприятий, которые вокруг него. Сейчас подготовка к саммиту – приходится достаточно часто. Если текущие или экономические вопросы - не часто.

С.СОРОКИНА: Если мне не изменяет память, вы по базовому образованию юрист. Адвокатом были, насколько я помню.

И.ШУВАЛОВ: Был.

С.СОРОКИНА: Далее вам пришлось по ходу многие вопросы осваивать. Сегодня вам не достает какого-нибудь образования? В чем-то вы чувствуете свою слабую сторону?

И.ШУВАЛОВ: Никакой слабой стороны не чувствую. Недостатка в образовании очень сильно чувствую, мне хочется любого образования. Больше получить и самого последнего юридического знания, потому что юридическая наука развивается, принимается большое количество законов. И экономическое образование мне бы хотелось совершенствовать. И любое другое, например, хочется писать хорошо и многие другие вещи стоит осваивать. Все, что касается новых технологий и т.д. Но здесь в Администрации так работа построена, я работаю с такими людьми, что в процессе работы многому обучаешься.

С.СОРОКИНА: А есть какая-то любимая деятельность, сфера? Ваши любимые вопросы. Что-то, чем Вам интересно заниматься.

И.ШУВАЛОВ: Мне очень нравится тема приоритетных национальных проектов. Это то, чем сейчас занимается Дмитрий Медведев в правительстве. Вообще я считаю, что проектная работа, чем можно заниматься серьезнее. И правительство этим может заниматься серьезнее и Администрация. Это то, где появляется конкретный результат. Я люблю такую работу, которая заканчивается конкретным результатом, таким о котором задумывался в начале пути, либо лучше. Я вырос в однокомнатной квартире и в конце пути своего думать, какие жилищные условия у наших людей. Тема «доступное жилье» - это самая благодарная, простая и интересная тема. Тема жилья для меня очень важная. Тема бюджетного планирования, бюджетных программ и макроэкономическая стабильность. Сфера моих интересов очень широкая. Когда президент говорит что при той макроэкономической политике, которую мы когда-то для себя определи в качестве главной, мы можем добиваться конкретных результатов через приоритетные национальные проекты, мне очень близко, здесь мы имеем большие возможности в развитии.

С.СОРОКИНА: Хотя есть много других соображений. Некоторые считают, что приоритетные национальные проекты в принципе государство должно выполнять по роду своей деятельности. Не обязательно вычленять что-то. По идее это нормальная работа нормального государства. У нас в России определяют стратегическую линию и пытаются как-то решить. Ну посмотрим, может быть будет результат.

И.ШУВАЛОВ: Знаете, в каждом государстве правительство всегда критикуется за любую линию поведения. Никогда нация не бывает довольна. В принципе правительство может сказать, что определяет правила поведения, сами как сможете, так и поднимайтесь, страхуйтесь, если снесет крышу наводнением – ваши проблемы. В настоящий момент граждане, как это было еще в Советском союзе, ответственность за свое поведение не у всех возникла. Все время нужно балансировать при рыночных принципах, заявленных к тому, к чему мы должны стремиться, у каких рамок мы должны существовать. Этот патернализм, это очень сложная структура нашего сознания в настоящий момент. Сложно экономке, поэтому двигаться из одной в заданном направлении, очень сложно.

С.СОРОКИНА: Не отрицаю, но любая страна, даже самая рыночная, имеет перед гражданами свой социальный пакет и выполняет государственные задачи.

И.ШУВАЛОВ: у нас ожидания по социальным задачам у населения завышены.

С.СОРОКИНА: Думаю, что к данному моменту уже не столь завышены. Последние 15 лет обкатали наших граждан, появляется уже самостоятельность. Есть у Вас одна фразочка, я ее вытянула, просто хочу спросить: «Я говорю нашим западным коллегам, у нас есть президент и его последователи, альтернатива – левые. Вы хотите таких партнеров». Я прочитала и подумала: совсем недемократическая постановка вопроса. Что такое: вы хотите левых, а у нас есть президент? Называется, демократия - процесс странный, не всегда имеет желаемый результат, как целевая программа, ну что получится? А здесь получается, вы задаете.

И.ШУВАЛОВ: Ничего не задавал, в одном из интервью я сказал о своих личных оценках. Это не общая позиция, выработанный подход. Это моя личная позиция, она абсолютно откровенная. Я верю, что либо Путин, который проводит очень взвешенную политику, но с точки зрения экономики достаточно правую. Последователь будет избран народом, тогда то, что мы начали несколько лет назад, будет развиваться. У представителей правых возможности избраться не будет, потому что народ не будет за них голосовать, поскольку настроение левое достаточно сильное, альтернатива последователю Путина будет левая. Это будет опасно, поскольку правовая база, которую мы создавали очень тяжело, и экономические отношения, нельзя сказать, что блестящие, но развиваются, все будет возможно развернуто на 180 градусов, это для страны почти коллапс. Верю в то, что люди видят, не разделяя во всем позицию президента, понимают, чем он мотивирован и как он хочет развивать страну, действительно хочет сильной демократической России.

С.СОРОКИНА: И последнее . Вам 39 лет. Такая бурная карьера, которая пришлась на последние 15 лет преобразований. Кстати, не являетесь питерским. В команду, по моему попали. По моему где-то на дальнем востоке вы родились

И.ШУВАЛОВ: На Чукотке родился и вырос.

С.СОРОКИНА: Вообще такое восхождение не питерца. Карьера вполне успешная. Вы еще очень молодой человек. Как вы себе мыслите дальнейшее карьерное развитие? Не может быть, что не задумывались об этом.

И.ШУВАЛОВ: Задумываюсь об этом. Поскольку я уже попробовал большое количество должностей и в бизнесе работал, то, если оставаться в политике, мне все равно, какую должность я буду занимать. Я занимал государственную должность в правительстве, сейчас занимаю высшую должность в госслужбе, работая в Администрации. Мне сейчас интереснее заниматься проектами, которые можно закончить конкретным результатом.

С.СОРОКИНА: Это скорее госслужба?

И.ШУВАЛОВ: Мне все равно.

С.СОРОКИНА: Это скорее не частный бизнес? Государственная служба или политическая должность, что Вам ближе?

И.ШУВАЛОВ: Исхожу из того, что любое дело я должен делать хорошо. Если продолжение госслужбы – мне хотелось бы, чтобы она была связана с конкретными проектами. Если бизнес – он всегда конкретный.

С.СОРОКИНА: Либо темните, либо не определились.

И.ШУВАЛОВ: Вы от меня что хотите услышать

С.СОРОКИНА: Впереди 2007-2008 гг. Новая команда, наверняка другие рубежи стартовые. Конечно, вы думаете об этом.

И.ШУВАЛОВ: Есть у меня личные амбиции. Нет. Занимать ключевые посты, такой личной амбиции нет. Что касается работы, мне нужно, чтобы моя работа всегда заканчивалась конкретным результатом. Находясь в должности не всех министров, есть такое министерство, которое занимается политическими процессами как таковыми, но мне интересна работа, которая приведет к конкретному результату.

С.СОРОКИНА: Время нашей программы подошло к концу. Сегодня мы разговаривали с помощником президента РФ Игорем Шуваловым – он является шерпой – человек, который вел всю подготовительную работу со стороны России перед встречей большой «восьмерки» в Петербурге. У микрофона была Светлана Сорокина. До встречи на следующей неделе.



 



философские стихи и проза о жизни

дизайн интерьера квартир, домов в Минске

горящие туры на кипр дешево

в солнечную испанию от турагентства зеленограда мира турс

конкурс рецептов яблочных пирогов







Точки зрения

Регина Гюнтер

02.12.06

Регина Гюнтер
Глава германского отделения Всемирного Фонда дикой природы
Марек Хальтер

02.12.06

Марек Хальтер
Французский колледж
Оливье Жискар д’Эстен

02.12.06

Оливье Жискар д’Эстен
Комитет в поддержку всемирного парламента COPAM
Мика Обаяши

02.12.06

Мика Обаяши
Институт устойчивой энергетической политики
Бил Пейс

02.12.06

Бил Пейс
Федералисты мира


Официальный сайт G8

Разработка сайта Интернет-технологии янв-март 2006
Поддержка и продвижение сайта март 2006 – 2011 Интернет-агентство Бригантина