Гражданская восьмерка 2006

Гражданская восьмерка — это возможность для каждого
участвовать в обсуждении глобальных проблем!


 

Модный писатель Ирина Лежава

ООД Гражданское достоинство - оператор грантов для НКО



Точки зрения

Джон Киртон

16.03.07

Джон Киртон
Руководитель научной группы по исследованию G8 университета Торонто
Виктория Панова

03.12.06

Виктория Панова
Директор научной группы по исследованию G8 университета Торонто в России
Мона Брике

03.12.06

Мона Брике
Форум германских НПО по окружающей среде и развитию
Найджел Мартин

03.12.06

Найджел Мартин
Монреальский Международный Форум
Питер И. Хайнал

02.12.06

Питер И. Хайнал
Университет Торонто Исследовательская группа «большой восьмерки»

Новости

Александр Шохин на "Эхе Москвы"

20.07.06

Перспективы вступления России в ВТО. Начало торгов акциями компании «Роснефть» на Лондонской нефтяной бирже.
А. ВЕНЕДИКТОВ: 16 часов 39 минут. Мы продолжаем, а вернее заканчиваем программу «Разворот». Алексей Венедиктов и Наргиз Асадова. У нас в гостях Александр Шохин, президент РСПП. Добрый день Александр Николаевич.

А. ШОХИН: Добрый день.

Н. АСАДОВА: И мы будем говорить сегодня, конечно же, о ВТО. Это очень горячая тема – вступление России в ВТО. И вот мы сегодня как раз с Сергеем Лавровым, министром иностранных дел России говорили об этом. И он назвал в качестве основных камней, так скажем, преткновения, почему Россия не вступила в ВТО сейчас, это сельское хозяйство. Там вот замороженное мясо. Что-то у нас не клеится с американцами. А также вопрос интеллектуальной собственности. Вы не могли бы как-то поподробнее рассказать, что у нас там с замороженным мясом и кто кому свинью подложил.

А. ШОХИН: На самом деле вопрос с замороженным мясом и с тем, что оно не проходит необходимых санитарных проверок, вопрос давно стоит этот. Я считаю, что он не принципиальный. И более того, я считаю, что Герману Грефу стоило бы согласиться на позицию американцев, а потом выкинуть это мясо в море или сжечь, или отдать бедным американцам в порядке гуманитарной помощи, и посмотреть, какое же новое требование американцы выставят в связи с тем, что вот этот компромисс был достигнут. Я более чем уверен, появилось бы следующее требование.

А. ВЕНЕДИКТОВ: То есть, считаете ли вы, что это политическая история?

А. ШОХИН: Абсолютно.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А в чем политичность этой истории?

А. ШОХИН: Политичность этой истории состоит в том, что есть внутренняя ситуация в США. Она выражается в том, что сейчас Конгресс не вмешивается в процесс ратификации торговых соглашений. Американский президент может их подписать, а Конгресс может либо отклонить, либо принять, он не имеет права вносить поправки. Для президента Буша это, так сказать, принципиальный вопрос – он берет на себя ответственность за поддержку России. В Конгрессе довольно сильное лобби антироссийское, которое требует увязать процесс присоединения России к ВТО с улучшением ситуации в области и СМИ, и демократии, и так далее, и так далее. Я не исключаю, что в свое время Дик Чейни в Вильнюсе жесткие заявления делал, ориентируясь именно на это антироссийское лобби в американском Конгрессе. Сейчас позиции смягчились у американского президента, по крайней мере, в публичной риторике. Но осадок остался. Этот осадок выражается, в том числе, в затягивании процесса присоединения России к ВТО. Безусловно, здесь свою лепту вносят и наши отношения с Грузией и Украиной. Никто не мешает Грузии, которая подписала двусторонний меморандум или договор вернуть, вскрыть пакет, что называется. Хотя этим правом очень редко пользуются и до момента, пока рабочая группа по присоединению России к ВТО не подпишет окончательное соглашение, каждая из стран, членов рабочей группы теоретически может вернуться. Хотя такой практики нет. И Грузия вроде получила добро от ВТО вскрыть конверт и вернуться к тем условиям, которые она уже согласовала с Россией.

Н. АСАДОВА: То есть это реальная угроза?

А. ШОХИН: Это угроза действительно реальная. Ясно, что Грузия выставит проблемы, связанные с экспортом вина, минеральной воды и так далее.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Так может быть, тоже принять и вылить в море или направить в пользу гуманитарной помощи?

А. ШОХИН: Кроме того, нужно иметь в виду, что есть некоторые темы, которые действительно для нас являются уже такими застарелыми в переговорах с ВТО. Это и допуск филиалов иностранных банков и страховых компаний, полных филиалов. Это и вопросы интеллектуальной собственности. Это вопрос пошлины на авиационную продукцию. И еще некоторые вопросы, в том числе субсидии сельскому хозяйству.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Правильно ли я понял Грефа о том, что эти вопросы были сняты, осталось только мясо, формально во всяком случае?

А. ШОХИН: Эти вопросы, судя по Грефу и по Кудрину, во многом были сняты, и остался вот этот конкретный вопрос по мясу. Хотя, на мой взгляд, опять таки еще раз подчеркну, нужно было бы посмотреть, насколько глубоко американцы уперлись именно в этот вопрос, либо он для них - некоторый способ затянуть переговоры. Учитывая, что в октябре месяце мы возвращаемся к этой теме и будет проведена экспертиза этого мяса, и я не исключаю, что мы его пропустим в результате тщательного исследования.

А. ВЕНЕДИКТОВ: У нас есть такой Онищенко, который строгий, но справедливый.

А. ШОХИН: И в итоге будет ясно, возникнут ли какие-то новые препятствия. И вот новые препятствия могут возникнуть уже не со стороны американцев, а со стороны той же Грузии, той же Украины. Украина же присоединяется к ВТО и Грузия в свое время присоединялась к ВТО на стандартных условиях. Вообще-то, вступить в ВТО – это не-сложно. Мы могли это сделать 12 лет назад. Мы так долго ведем переговоры по вступлению в ВТО, потому как мы хотим на своих условиях. Мы работаем не на время, а на результат. И Путин об этом не один раз говорил, в том числе встречаясь в марте этого года с представителями бизнес сообщества.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Кстати, Александр Николаевич, вот вы возглавляете Российский союз промышленников и предпринимателей, но я знаю, что внутри РСПП по поводу вступления или не вступления в ВТО есть раскол. Что есть серьезное российское лобби, которое не желает видеть Россию в ВТО, потому что это ударит по их бизнесу.

Н. АСАДОВА: То есть не все промышленники и предприниматели хотят вступать в ВТО.

А. ШОХИН: Вы знаете, у нас есть специальный комитет по торговой политике присоединения к ВТО. Возглавляет его известный российский предприниматель Алексей…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Теперь известный.

А. ШОХИН: Теперь более известный, скажем так. Мы проводили ни один форум, ни одно совещание с правительством, с Мэртом, с Минпромэнерго, с Минсельхозом и так далее и должен сказать, что внутри РСПП существует, ну, консенсусом это трудно назвать, но существует понимание такое, что мы уже открылись. В России открытая экономика. И реальное, так сказать, членство в ВТО по факту состоялось. Мы изменили законодательство, мы его подогнали под требования и стандарты ВТО. Мы реально живем по многим правилам ВТО. Единственное, что нас отличает от членов ВТО, это, что к нашим экспортерам применяют антидискриминационные, антидемпинговые расследования. Иногда нашу страну считают страной с нерыночной экономикой, которую субсидируют через низкие тарифы на электроэнергию, на газ и так далее. Поэтому появляется возможность такого дискриминационного режима по отношению к российским экспортерам. Во всем том, что касается поведения наших властей, экономических властей и компаний, на внутреннем рынке в частности, то в большей своей части это требования ВТО. И поэтому мы по факту уже там.

А. ВЕНЕДИКТОВ: То есть, есть консенсус все-таки внутри РСПП?

А. ШОХИН: Я думаю, что есть.

Н. АСАДОВА: Я бы хотела вернуться к вопросу об интеллектуальной собственности. Я знаю, что США требовали, чтобы Россия допустила некие инспекции международные на военный завод, где производят контрафакты. Вот, скажите, Россия согласилась с этим требованием или нет?

А. ШОХИН: Во-первых, я хотел сказать, что наше законодательство по интеллектуальной собственности, оно соответствует в принципе требованиям ВТО. Это признают наши партнеры и США в том числе. Правоприменительная практика хромает. И в частности мы сами показываем сюжеты по телевидению, как на наших оборонных закрытых предприятиях производят контрафактные диски и так далее, чем радуем наших партнеров. Они требуют инспекций и так далее. Я думаю, что, конечно, это дело чести для государства – не допускать на подконтрольных государственных федеральных унитарных предприятиях, оборонных и так далее производства контрафактной продукции. Для этого инспекция не нужна. Для этого государство должно ужесточить соответствующие надзорные механизмы и строго судить тех, кто допускает нарушение законодательства, российского законодательства о защите интеллектуальной собственности. Это, на мой взгляд, в большей степени наша ответственность и можно было бы, извините, несколько образцовых, показательных процессов провести, чтобы показать, что мы действуем жестко в этом направлении. А у нас, во-первых, действительно роликов много, а наказаний никаких нет особых. Рейд прошел, ФСБ ли его проводит, милиция и так далее и забыли все. Это и на заводах, это и на Горбушке происходит и так далее. Поэтому, я думаю, что дело не в инспекциях, а дело в том, что мы должны показать нашим партнерам, что эта проблема нас действительно волнует. Она нас волнует, мы видели на примере нескольких фильмов, российских блокбастеров, что когда защищаются права собственности, доходы очень большие, поступления в бюджет большие, защищены права собственности. Оказывается, что и соответствующие DVD-диски не очень дорогие.

Н. АСАДОВА: Вот, кстати, это ответ Матвею Ганапольскому.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это ответ Матвею Ганапольскому, стороннику пиратства, да.

А. ШОХИН: Кстати сказать, я думаю, что конечно лицензионные те же DVD и CD диски могут стать дешевле и относительно низкая цена на лицензионную продукцию – это главный, такой, скажем, локомотив уничтожения контрафакта.

А. ВЕНЕДИКТОВ: В связи с этим, вот какой вопрос. Сегодня в газете «Известия» опубликована довольно алармистская статья. Я не знаю, читали вы, Александр Николаевич, или нет. Я напоминаю, что у нас в гостях Александр Шохин, президент РСПП. Речь идет о том, что в результате неких действий правительства так же, как сейчас алкоголь исчез с прилавков в результате разных действий правительства, могут исчезнуть лекарства. Меня удивило, что российские промышленники и предприниматели, которые занимаются производством, в том числе и того и другого, как-то на эту ситуацию не реагируют.

А. ШОХИН: Мы подготовили заявление по поводу ситуации с алкоголем. Я его сегодня, наверное, подпишу и отправлю в Правительство. В частности мы предлагаем на год отложить введение вот этой автоматизированной системы информационной и перевести ее в тестовый режим. И не мучить людей, так сказать. Ну, не справились наши структуры государственные, поздно постановления вышли, не совсем правильно было ориентировано наше базовое предприятие, которому получено было разрабатывать информационную систему «Алмаз». Но люди же не должны страдать. Поэтому надо срочно переносить сроки введения в действие новой системы и действительно отработать ее спокойно. По лекарствам я не читал, но на самом деле мне тут тоже поступают обращения. В частности наш любимый Геннадий Онищенко издал постановление о добровольной сертификации биологических добавок. В соответствии с этим только те добавки могут поступать в аптеки, в розничную торговлю, которые прошли добровольную сертификацию, за которую по каждому наименованию нужно заплатить по 700 тысяч рублей, это как бы входной билет на рынок. На самом деле это противоречит антимонопольному законодательству. И таких вот примеров, когда чрезмерное административное усердие нарушает права потребителей, нарушает антимонопольное законодательство, довольно много. И РСПП может быть не алармирует публично, приглашайте чаще, будем чаще алармировать, но мы находимся в постоянном диалоге с правительством, с законодателями. Пытаемся что-то реальное делать, чтобы не допускать таких провалов больших.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Понятно. Наргиз?

Н. АСАДОВА: А вот просто до вашего прихода мы провели голосование и спросили у слушателей: «Как вы считаете, вот этот вот кризис алкогольный, он в результате чего возник? В результате…».

А. ШОХИН: В результате бардака.

Н. АСАДОВА: Вот, в результате бардака или в результате заговора российских чиновников, которые хотят переделить алкогольный рынок? Вы знаете, 83% наших слушателей сказали, что это, конечно же, заговор.

А. ШОХИН: Я не думаю, что это заговор. К сожалению, у нас часто, так сказать, конспирологочисекие теории прикрывают откровенное бездействие, неумение действовать и бардак в наших структурах. И я думаю, что задача некоммерческих, гражданских организаций, РСПП, состоит в том, чтобы действительно своевременно выявлять вот это вот отклоняющееся поведение нашей власти и приводить его в соответствие с тем, как власть должна действовать.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я напоминаю, у нас в эфире Александр Шохин, президент РСПП. Мы бы хотели поговорить с вами об акциях «Роснефти». Значит, я вам прочитаю последнюю информацию: «На фондовой бирже ММВБ начались сделки по акциям «Роснефти». Первые сделки состоялись около 15.50, ровно час тому назад. Цена первой сделки составила 8 долларов 13 центов за акцию. Затем цена снизилась до 7,54. Цена акций «Роснефти» на РТС на данный момент держится 7,53-7,54. На Лондонской бирже 7,51-7,53. «Достаточно ровно, без ажиотажа», - заявил Александр Парамонов, комментируя ситуацию на ММВБ. Это аналитик ИК «Ак Барс Финанс».

А. ШОХИН: Вообще должен сказать, что публичное размещение акций «Роснефти», безусловно, большой успех и для российского фондового рынка, и для государства. На самом деле государство не очень удачно, местами даже как слон в посудной лавке, действовало в прошлом, в 4, в 5 году. Но сейчас оно осознало, что в экономике, на рынке надо действовать рыночными способами. И IPO «Роснефти» причем с элементами народного IPO – на мой взгляд, это блестящий пример того, как государство должно распоряжаться государственными активами. Не обязательно 100% держать собственности, можно и стратегических партнеров держать, можно и миноритарных, распыленных многочисленных акционеров, в том числе граждан, физических лиц иметь в компаниях. И более того мы делаем сейчас как бы два полезных действия на примере «Роснефти». Во-первых, показываем, что когда государство исправляет ошибки, в том числе первоначальной приватизации, оно не национализирует вновь эти активы, а оно их национализируя приватизирует по стандартным, прозрачным, международно-принятым правилам и так далее. И второе, что мы подходим к понятию «народный капитализм», наконец-то.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Подождите, Александр Николаевич, но ведь бюджет Российской Федерации от продажи пакета акций «Роснефти», народного предприятия, как у нас принято говорить (государственное – оно же народное у нас), не получил ни копейки. Почему нельзя было выставить на тендер для крупных игроков этот пакет и получить в бюджет эти деньги? То есть государственное предприятие, кусок продается, бюджет получает зеро.

А. ШОХИН: Я думаю, что государству не обязательно 75% «Роснефти» держать у себя. Достаточно и 51. Вот сейчас по сути дела государство через IPO решило проблему покрытия долгов «Роснефти», в том числе денег, потраченных на известные сделки.

А. ВЕНЕДИКТОВ: «Юганскнефтегаз».

А. ШОХИН: Да. И следующий шаг - это зарабатывание денег для государства на приватизации «Роснефти». Честно говоря, я не вижу причин для того, чтобы на все будущие времена оставлять «Роснефть» в лоне государственной собственности, по крайней мере, контроль, там 75 + 1 может оказаться избыточным. Можно ввести правило «золотой акции», как это, например, в случае с электроэнергетикой, до этого в газовой промышленности был, в «Газпроме». Кстати, я до сих пор не уверен, что правильно было государству тратить большие деньги на повышение своей доли в «Газпроме» с 38 до 51 процента. И так контролировалась компания. Другое дело, что в случае с «Газпромом» повышение доли сопровождалось либерализацией рынка акций. Это хорошо, что такое действие было произведено одновременно. Скажем, когда недавно был принят закон о едином экспортном канале российского газа, было бы правильно одновременно, скажем, либерализовать добычу газа и послабление сделать для независимых производителей газа, чтобы здесь хотя бы конкуренция была, на входе как бы на рынок, а не только на процесс монополизации экспорта был. Поэтому с одной стороны много правильных шагов делается сейчас применительно к той же приватизации государственных активов, но с другой стороны мы видим и другие шаги, когда госкомпании приобретают частные активы. И это тоже трата государственных денег, которые могли бы быть потрачены иным способом. Поэтому еще, видимо, мы далеко от идеальной модели присутствия государства в экономике. В целом ряде случаев это присутствие явно избыточное и нерациональное. И нам придется, в том числе как бизнес сообществу подталкивать власть к этой оптимизации своего присутствия в экономике. Думаю, что это одно из направлений диалога бизнеса и власти.

А. ВЕНЕДИКТОВ: И последний вопрос Александру Шохину, президенту РСПП. Сегодня пришла новость о том, что «Миттал» добился своего. Более 50% акций «Арселора» он сумел сосредоточить. Во всяком случае, так сообщила его пресс-служба. Вот эта история с попыткой «Северстали» слиться, продаться или, наоборот, купить «Арселор», чему она научила российский бизнес и чему она научила вас, Александр Николаевич?

А. ШОХИН: На самом деле для российского бизнеса в этой несостоявшейся сделке есть и плюсы и минусы. Плюсы, безусловно, что мы можем в таких мегасделках, транснациональных, быть активными участниками и реальными конкурентами крупнейших компаний мира. Во-вторых, на мой взгляд, важно не то, что… И российская власть понимает, что без выхода российских компаний на такого рода сделки трудно говорить о, скажем, экономической мощи России. Наши компании должны быть транснациональными. И в третьих, безусловно, нельзя в этой борьбе экономической, в жесткой конкуренции рассчитывать только на, скажем, обещания и так далее. Нужно привлекать лучших консультантов, лучших советников, финансовых, юридических и так далее. Я считаю, что, конечно, плохо то, что «Арселор» явно использовал Мордашева и «Северсталь» в качестве некоего тарана для того, чтобы превратить недружественное поглощение со стороны «Миттал» в дружеское слияние. Это тоже урок, который, я думаю, многие наши коллеги извлекут.

Н. АСАДОВА: Скажите, а какая была главная ошибка Мордашева?

А. ШОХИН: Я не считаю, что он сделал ошибок много в этой сделке.

Н. АСАДОВА: Но он проиграл.

А. ШОХИН: Он проиграл, но это же конкуренция, это борьба. В ней всегда кто-то проигрывает. Я думаю, главная ошибка его состоит в том, что он поверил «Арселору», что они искренне с ним хотят заключить сделку и что она окончательная и пересмотру не подлежит. Доверчивый.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Доверчивый Алексей Мордашев звучит приблизительно как жареный лед, насколько я его знаю. Но, видимо, там товарищ волк знает, кого кушать.

А. ШОХИН: Видимо, «Арселор» с «Митталом» оказались тем самым товарищем волком применительно к экономической конкуренции.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я напоминаю, это был Александр Шохин, президент РСПП в программе «Разворот», которую вели Наргиз Асадова и Алексей Венедиктов. Завтра Тина Канделаки и Сергей Бунтман. А я прощаюсь с вами. До свидания.

Н. АСАДОВА: До свидания.



 



философские стихи и проза о жизни

дизайн интерьера квартир, домов в Минске

горящие туры на кипр дешево

в солнечную испанию от турагентства зеленограда мира турс

конкурс рецептов яблочных пирогов







Точки зрения

Регина Гюнтер

02.12.06

Регина Гюнтер
Глава германского отделения Всемирного Фонда дикой природы
Марек Хальтер

02.12.06

Марек Хальтер
Французский колледж
Оливье Жискар д’Эстен

02.12.06

Оливье Жискар д’Эстен
Комитет в поддержку всемирного парламента COPAM
Мика Обаяши

02.12.06

Мика Обаяши
Институт устойчивой энергетической политики
Бил Пейс

02.12.06

Бил Пейс
Федералисты мира


Официальный сайт G8

Разработка сайта Интернет-технологии янв-март 2006
Поддержка и продвижение сайта март 2006 – 2011 Интернет-агентство Бригантина