Гражданская восьмерка 2006

Гражданская восьмерка — это возможность для каждого
участвовать в обсуждении глобальных проблем!


 

Модный писатель Ирина Лежава

ООД Гражданское достоинство - оператор грантов для НКО



Точки зрения

Джон Киртон

16.03.07

Джон Киртон
Руководитель научной группы по исследованию G8 университета Торонто
Виктория Панова

03.12.06

Виктория Панова
Директор научной группы по исследованию G8 университета Торонто в России
Мона Брике

03.12.06

Мона Брике
Форум германских НПО по окружающей среде и развитию
Найджел Мартин

03.12.06

Найджел Мартин
Монреальский Международный Форум
Питер И. Хайнал

02.12.06

Питер И. Хайнал
Университет Торонто Исследовательская группа «большой восьмерки»

Новости

Руководитель Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения и социального развития на "Эхе Москвы"

12.08.06

С. БУНТМАН – Добрый день. В гостях у нас Рамил Усманович Хабриев - руководитель Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения и социального развития. Как сокращенное название?

Р. ХАБРИЕВ – Росздравнадзор.

С. БУНТМАН – Чтобы нам ловчее оперировать терминами. Скажите, все говорят об этом проблеме, о проблеме фальсифицированных лекарств, лекарственных средств, насколько эта проблема действительно исчисляема важная и опасная?

Р. ХАБРИЕВ - Проблема серьезная. И уходить от нее не стоит. Вопрос другой, что как-то крен обсуждения ее почему-то переместился к пациентам. Обсуждают ее наряду с фальсифицированными дисками…

С. БУНТМАН – То есть с проблемой пиратства.

Р. ХАБРИЕВ - Да, в этом смысле. Причем мы прекрасно понимаем, что это, прежде всего, ответственность государства. И знаем, как с этой проблемой бороться. Имеем совершенно конкретный план действий. И уверен, что в следующем году случаи выявления фальсифицированных лекарственных средств будут редкими. Мы наметили конкретные мероприятия, мы сегодня можем об этом поговорить.

С. БУНТМАН – Ну конечно, если диски это развлечение…

О. ПАШИНА – От поддельного диска не умрешь.

С. БУНТМАН – Алкоголь от которого можно умереть это все-таки наверное определенный порок и недостаток нашей личности, когда мы увлекаемся этим делом. А здесь это серьезная жизненная проблема. Какой путь. Есть великая иллюзия: наклеил акцизную марку с подробными кодами, откуда происходит, а здесь какая проблема?

Р. ХАБРИЕВ - Акцизная марка наклеивается для того, чтобы собрать акцизные сборы и в этой связи проблема паленой водки это, еще раз говорю в большей степени экономическая проблема. Люди умирают не оттого, что фальсифицированную водку или какую-то левую водку пьют, чаще всего это тормозная жидкость, что угодно. Проблема одежды фальсифицированной тоже она понятна, человек даже покупает, знает, что он покупает дешево. Случай с лекарством совершенно другой. Пациент никогда не будет приобретать медикамент, если он заведомо знает, что это фальсифицированный препарат или низкого качества. Но участник рынка знают об этом. И поэтому мы сейчас, начав широкую работу по пресечению этой деятельности, прежде всего упор сделали на поиск фальсифицированных препаратов в оптовом звене и розничной сети. В аптеках.

С. БУНТМАН – Вот смотрите. Здесь есть такая вещь как лицензирование производителей. Вот кто этим занимается, кто выдает лицензии, и кто может отобрать? И как выявить производителя. Может быть, фальшивое само и указание производителя. Может быть указана какая-то серьезная организация, которая никакого отношения к производству этого лекарства не имеет.

Р. ХАБРИЕВ - Совершенно верно вы говорите. Получается так, что примерно 90%, даже более 90% фальсифицированных лекарств, это лекарства по составу абсолютно идентичные оригинальному препарату, но выпускаемые на каком-то другом предприятии. И в этом случае, конечно, прежде всего, страдает производитель оригинального препарата, он имеет авторские права на этот препарат. Где-то процентов 7-8, наверное, это препараты, в которых активного вещества меньше, чем положено по нормативным документам. И 2-3% это то, что называется просто пустышки.

С. БУНТМАН – Каким образом выдаются и отбираются лицензии?

Р. ХАБРИЕВ - Лицензия выдается в соответствии с установленными процедурами нашей службой. Отбирается по суду. И только сейчас в июле месяце вышло постановление правительства о лицензировании производства лекарственных средств и лицензировании фармацевтической деятельности, это новая редакция этого постановления, в котором сам факт обнаружения фальсифицированного препарата в оптовом звене или аптеке считается грубым нарушением лицензионных условий. И мы на основании этого факта, обращаясь в Арбитражный суд, приостанавливаем лицензию, и просим аннулировать. До этого такой нормы не было.

С. БУНТМАН – Но она уже действует?

Р. ХАБРИЕВ - Сейчас уже действует.

О. ПАШИНА – Мы все покупаем лекарства, и поэтому просто интересно знать, как рядовому потребителю, что чаще всего подделывают. Дорогие, дешевые лекарства, отечественные, заграничные или такой статистики нет. Или все абсолютно?

Р. ХАБРИЕВ - Статистику, безусловно, мы ведем для того, чтобы потенциально знать сектор, в котором надо в большей степени быть настороженным на появление фальсифицированных препаратов. Прежде всего конечно это те препараты, которые широко распространены. И поскольку я сказал, что 90% это то, что подделывается, фактически используется торговая марка препарата, именно на это нацелено. Чаще подделываются антибиотики. В основном, когда используется торговая марка известная. Но есть случаи, когда вместо допустим, антибиотика третьего поколения могут первого поколения в самом препарате. Безусловно, это менее активный препарат.

С. БУНТМАН – И совершенно другой принцип его применения.

Р. ХАБРИЕВ - Совершенно верно. И в этом смысле это конечно наиболее опасно. Хотя препараты все, которые, так или иначе, подвергаются фальсификации, единичный случай и тот опасен. В этом смысле, когда говорят о распространении 5-7-10%, много это или мало, все много, раз этот факт есть, это плохо.

О. ПАШИНА – Те же самые так называемые пустышки. Казалось бы, оно безвредно, потому что это не лекарство, а с другой стороны у человека приступ, он рассчитывает на то, что лекарство ему поможет. Принимает пустышку и это смертельно…

Р. ХАБРИЕВ - Абсолютно с вами согласен. И в этой связи мы не делаем никакого разделения: это более опасный фальсификат или менее опасный.

С. БУНТМАН – Фальсификат есть фальсификат.

Р. ХАБРИЕВ - Совершенно верно.

С. БУНТМАН – Ира прислала нам sms: фальшивые лекарства подрывают веру в возможности медицины.

Р. ХАБРИЕВ - Безусловно.

С. БУНТМАН – И далее обращается к каким-то маргинальным совершенно способам лечения.

Р. ХАБРИЕВ - Это самое страшное. С учетом той статистики, и какие препараты как фальсифицируются, слава богу, мы ни одного случая серьезного, связанного с ущербом для здоровья не имеем по приему фальсифицированных препаратов. Тем не менее, повторяю, это само обсуждение, сами сомнения пациента, когда он берет препарат и не уверен, эффективен будет этот препарат или нет, это конечно подрыв веры и к врачу и к медицине и к фармацевтике.

С. БУНТМАН – Скажите, пожалуйста, для того чтобы сделать серьезные проверки, которые намечает Росздравнадзор для того, чтобы заняться этим, потому что нужна ведь и информационная система. Любой пациент должен иметь возможность проверить при любом своем сомнении и заявить. Здесь нужна очень большая система. Очень большая инфраструктура. Насколько Росздравнадзор готов к масштабу этой деятельности? Чтобы она была успешной все-таки.

Р. ХАБРИЕВ - Согласен. И, наверное, то, что мы не могли так уверенно говорить о своей решимости и уверенности в том, что мы решим эту проблему до того как мы сформировали территориальные органы, было бы сложно. Сейчас во всех субъектах федерации у нас есть наши территориальные управления. К сожалению, во многих из них пока численность небольшая. Мы ограничены имеющейся численностью. Очень рассчитываем, что пойдут нам навстречу, понимая остроту проблемы, и выделят необходимую численность для формирования территориальных управлений наших. Но в плане оперативности доведения информации, как до наших подразделений, так и до участников рынка, мы имеем абсолютно все возможности и здесь информация идет очень оперативно о выявленных случаях фальсифицированных препаратов. Если же у населения появляются сомнения при необходимости уточнить, можно получить информацию, я продиктую сейчас телефон круглосуточный нашей службы, по которому можно получить необходимые справки. Телефон в Москве 298-45-38.

С. БУНТМАН – С тем конкретными вопросами о препаратах, которые вызывают сомнение, Генриетта, которая нам пишет, вы можете как раз обратиться.

Р. ХАБРИЕВ - Наверное, я думаю, что много будет таких вопросов. Я боюсь исчерпать эфир ответом на 2-3 вопроса о конкретных препаратах. Лучше так сделать.

С. БУНТМАН – Всегда беда такого эфира, который должен был полезен для всех, и дать пути, для того чтобы конкретные вопросы можно было потом решить.

Р. ХАБРИЕВ - Вы знаете, я просто сошлюсь на опыт аналогичной передачи по «Маяку». Очень много было вопросов, мы их взяли с собой и на все дали ответы. Поэтому пусть ни у кого не будет сомнений, мы, безусловно, сейчас возьмем все конкретные вопросы.

С. БУНТМАН – Хорошо. Пожалуйста, слушатели, не ждите сейчас ответа на конкретные ваши вопросы. Присылайте сейчас на пейджер, и мы все вопросы эти распечатаем. Вопросы есть и в Интернете, и понятно, что беспокоит.

О. ПАШИНА – Наталья Иосифовна из Санкт-Петербурга беспокоится. Были слухи, что Росздравнадзор предлагает тоже создать такую же единую автоматизированную систему учета лекарств, как это было с алкоголем. Не пропадут ли лекарства, так же как пропал алкоголь. «Я стойкий гипертоник, если пропадет мое лекарство, то это является угрозой моей жизни и нарушением Конституции, которой мне гарантировано охрана моего здоровья?»

Р. ХАБРИЕВ – Росздравнадзор такую систему ввести не предлагает. Есть инициатива депутатов. Об этой инициативе стало известно по выступлению спикера ГД. Тема обсуждалась и ранее, что может быть, как средство борьбы с фальсифицированными препаратами использовать какие-то защитные марки, наклейки голографические. Целый ряд производителей такую технику использовали для защиты своей продукции, когда она фальсифицировалась, но очень скоро фальсификаторы и ее начинали подделывать. Наклейку. Поэтому сама по себе какая-то выборочная такая система, наверное, вряд ли даст уверенность в том, что мы будем защищены от фальсифицированных препаратов. Мы говорим о том, что нам необходимо создать абсолютно прозрачную сеть движения медикаментов от производителя до аптеки, пациента. Тогда возможности вброса фальсифицированных препаратов будет ничтожными, и тогда будет понятна ответственность в любом звене от производителя, дистрибьютора в рознице. Поэтому если в принципе будет принято такое решение о необходимости защиты упаковки именно в законодательном плане, естественно мы должны будем этому подчиниться. Только мы будем объяснять, что это технологически очень сложно сделать, потому что сам процесс производства лекарственных средств регламентируется очень многими серьезными документами и включение туда какого-то дополнительного звена вызовет сложность в создании и в легализации такой процедуры. Поэтому я думаю, если вдруг такое решение будет принято, нам пойдут навстречу…

О. ПАШИНА – А что касается цен на лекарства, тоже вопрос, который всех волнует. Со всеми этими мерами лекарства не подорожают?

Р. ХАБРИЕВ - Нам показывали разработчики аналогичной системы стоимость таких защитных марок, каждых наклеек. У них дифференцировано в зависимости от препарата и сложности защиты. И что-то от 6 копеек о нескольких рублей. В принципе конечно, если это будет внедрено, это не должно серьезно удорожать лекарственных средства, потому что как-то дифференцировано будут использоваться, но повторяю, мы не сторонники этого.

О. ПАШИНА – Еще маленький вопрос, касающийся льготных лекарств. Льготники интересуются: будет ли расширен перечень льготных лекарств, что с ценами будет на льготные лекарства?

Р. ХАБРИЕВ - Во-первых, цены на льготные лекарства наших льготников мало волнуют, потому что они сегодня сто процентов оплачиваются государством. Что касается расширения списка, безусловно, год от года список мы этот расширяем. И надо признать, что как бы трудно ни началась эта программа в начале 2005 года, конечно , все сейчас признают, насколько она сейчас эффективна стала и к сожалению войти в программу тем, кто ушел в конце 2005 года, пока возможности нет. У них появится эта возможность только теперь с 2007 года. Потому что дума соответствующие поправки в закон не приняла и уже сейчас я думаю, в осеннюю сессию они просто этого не успеют сделать.

С. БУНТМАН – Скажите, пожалуйста, Рамил Усманович, а цены формируются еще, и вообще поступления к пациентам, многоэтапно от производителя к прилавку. Этапов не много ли? Производитель, всевозможные посредники, дистрибьюторы, оптовые какие-то организации. Как вы смотрите на эту систему?

Р. ХАБРИЕВ - Вы отметили да, наверное, существующую проблему. Дело в том, что оптимальным на наш взгляд, казалось бы, что порядка 15-20 оптовых структур могли бы покрыть территорию РФ. Более того, на долю самых крупных оптовиков приходится практически 90 с лишним процентов поставок медикаментов. Тем не менее, оптовых структур, которые получили лицензию и работают на рынке - порядка 2,5 тысяч. И это конечно связано с децентрализацией закупок, то, что любая поликлиника, больница может самостоятельно вести закупки. И поэтому выявляются такие небольшие фирмы, которые кого-то одного там обслуживают. Конечно, в этом смысле при лицензировании мы тоже сейчас перейдем на более жесткие требования. С тем, чтобы такое большое количество оптовых структур, из которых многие однодневки, где пропадает вообще сеть фальсифицированных препаратов…

С. БУНТМАН – Не приведет ли это к монополизации?

Р. ХАБРИЕВ - Нет, ну какая монополизация. Если 15-20 оптовых структур работают на рынке, какая это монополия может быть. За рубежом 2-3 структуры обеспечивают страну. Система должна быть открытой. Вот тогда и монополии не будет.

С. БУНТМАН – Понятно. Как во всех областях. Открытые официальные дилеры…

Р. ХАБРИЕВ - Безусловно. Цена известна от поставщика, известна должна быть цена расходов дистрибьютора и расходы аптеки. Вот мы для программы ДЛО (Дополнительного лекарственного обеспечения), со следующего года будем предлагать, и я думаю, Михаил Юрьевич Зурабов это поддержит, использовать не процентную надбавку в аптеке, потому что это приводит к тому, что аптеке выгоднее продавать более дорогие препараты.

С. БУНТМАН – Как всякому коммерческому звену.

Р. ХАБРИЕВ - Но если это будет тариф за обслуженный рецепт, то есть независимо от того, какой препарат отпустила аптека, но она обслужила льготный рецепт, она будет получать за свою работу. То есть конкретно за обслуженный льготный рецепт.

С. БУНТМАН – Вот это интересно, конечно. Еще спрашивают о международном опыте, как это делается. Наташа спрашивает: «Фальсифицированные препараты поступают к нам и импортные». Как Россия именно в международных связях, международных организациях… Вступила ли, вступит ли.

Р. ХАБРИЕВ - Знаете, безусловно, мы стараемся максимально гармонизировать свои нормативные документы с международными. Потому что это облегчает и процедуры разрешения к применению зарубежных лекарственных средств. Это открывает путь нашим производителям на рынки других стран. И фактически уже принято решение о вступлении России в европейскую фармакопею. В начале сентября делегация из ЕС приедет сюда, и вручит этот официальный документ. Кроме того, понимая схожесть проблем и то, что Россия вносит существенный вклад в борьбу с фальсифицированными препаратами, решено провести в конце октября месяца у нас в Москве международную конференцию «Европа против фальшивых лекарств». Она будет проходить в рамках председательства России в Совете Европы. И это очень большое мероприятие. Европейцы тоже озабочены этой проблемой. По их информации порядка 5% в ЕС фальсифицированных лекарственных средств. Это где-то схожие с нами цифры.

С. БУНТМАН – Есть целые группы, которые работают над этим в Совете Европы, гораздо более широкая организация, где сейчас Россия председатель, работают целые группы, которые очень серьезно рассматривают. Скажите, пожалуйста, еще такая вещь как самоорганизация производителей и потребителей. Насколько интересно Росздравнадзору и насколько заинтересован был бы, в таких знаете, цеховых гильдийных организациях…

Р. ХАБРИЕВ - Вы знаете, я с большим уважением отношусь к таким ассоциациям, объединениям, потому что это на самом деле хорошие партнеры для взаимодействия. Я сторонник того, что на каком-то этапе мы, наверное, и лицензирование деятельности можем передавать таким саморегулирующимся организациям. Почему, например, в лицензировании фармацевтической деятельности аптечных сетей не передать самим объединениям аптечных сетей или оптовых структур. Но это впереди. Это вполне возможно делать. Плотно мы работаем и с различными ассоциациями больных. Они тоже очень серьезно контролируют продвижение лекарственных средств, доступность лекарственных средств. Допустим, ассоциациями больных диабетом или больных гемофилией. Хорошие партнеры для этой работы.

С. БУНТМАН – Два интересных вопроса у меня на пейджере. В случае если обнаружен неправильный препарат, имеются в аптеке все документы, кто несет ответственность: розничное звено или поставщик? Очень интересно.

Р. ХАБРИЕВ - Если говорить в принципе об ответственности, конечно, декларирована ответственность производителя за поступление фальсифицированных препаратов. Но за все эти годы мы впервые в 1998 году выявили фальсифицированные препараты, один случай довели до суда. Это настолько трудно. Во-первых, нет просто статьи ни в уголовном, ни в административном кодексе за реализацию или производство фальсифицированных препаратов. Там есть ряд общих статей, под которые пытаются подвести эти действия. Поэтому само появление или у оптовика или в аптеке, мы сейчас не будем доказывать, знал он, не знал, умысел, не умысел. Есть факт – отвечай. Вот это принципиальный подход. И документ, который у нас сейчас есть в руках, который нам дает возможность эту работу провести.

С. БУНТМАН – Оксана, пожалуйста.

О. ПАШИНА – У меня маленький вопрос, частность, но мне кажется достаточно важная. Врачи сейчас жалуются на очень большой реестр лекарственных препаратов, что-то больше 14 тысяч наименований. Врачи говорят: мы сами путаемся в этих препаратах. С этим что-то можно сделать?

Р. ХАБРИЕВ - Больше 17 тысячи препаратов. С одной стороны ведь мы должны обеспечить весь спектр препаратов, которые есть в мире для того, чтобы они были доступны для нуждающихся. Это первое. Потом надо понимать, что все-таки врачи той или иной специальности все равно с относительно узким спектром препаратов работает. Когда мы начали программу льготных лекарств, убедились, что вообще врачи участковые выписывают 50-60 наименований максимум препаратов. И пошли на то, чтобы большими тиражами издать справочники. Их участники рынка оплатили. Мы буквально обеспечили всех врачей. И сейчас уровень их осведомленности в этом арсенале препаратов стал более широким.

С. БУНТМАН – Спасибо большое. Рамил Усманович, только повторите, пожалуйста, телефон контактный. Потому что далеко не все успели записать.

Р. ХАБРИЕВ - Да, это телефон круглосуточный нашей службы 298-45-38. В Москве.

С. БУНТМАН - Ну что же, я бы пожелал вам удачи, потому что это жизненно важное дело. И здесь знаете, еще целый ряд вопросов есть. Вопросы об обратной связи. Предлагают информировать с помощью Интернета и на сайте, информировать граждан о достоверно выявленных случаях, о ситуации в вашей деятельности, когда вы сумели пресечь тот или иной канал, скажем так, для фальсифицированных медицинских препаратов.

Р. ХАБРИЕВ - Хорошо. Наш сайт был ориентирован, конечно, прежде всего, на участников рынка. Но если есть такая необходимость, мы, наверное, определенные странички, которые будут направлены на потребителя, будем формировать.

С. БУНТМАН – Хорошо. Спасибо большое. Рамил Усманович Хабриев - руководитель Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения и социального развития. И держите нас в курсе. Потому что здесь очень много предполагается всевозможных мероприятий.

Р. ХАБРИЕВ - Обязательно.



 



философские стихи и проза о жизни

дизайн интерьера квартир, домов в Минске

горящие туры на кипр дешево

в солнечную испанию от турагентства зеленограда мира турс

конкурс рецептов яблочных пирогов







Точки зрения

Регина Гюнтер

02.12.06

Регина Гюнтер
Глава германского отделения Всемирного Фонда дикой природы
Марек Хальтер

02.12.06

Марек Хальтер
Французский колледж
Оливье Жискар д’Эстен

02.12.06

Оливье Жискар д’Эстен
Комитет в поддержку всемирного парламента COPAM
Мика Обаяши

02.12.06

Мика Обаяши
Институт устойчивой энергетической политики
Бил Пейс

02.12.06

Бил Пейс
Федералисты мира


Официальный сайт G8

Разработка сайта Интернет-технологии янв-март 2006
Поддержка и продвижение сайта март 2006 – 2011 Интернет-агентство Бригантина