Гражданская восьмерка 2006

Гражданская восьмерка — это возможность для каждого
участвовать в обсуждении глобальных проблем!


 

Модный писатель Ирина Лежава

ООД Гражданское достоинство - оператор грантов для НКО



Точки зрения

Джон Киртон

16.03.07

Джон Киртон
Руководитель научной группы по исследованию G8 университета Торонто
Виктория Панова

03.12.06

Виктория Панова
Директор научной группы по исследованию G8 университета Торонто в России
Мона Брике

03.12.06

Мона Брике
Форум германских НПО по окружающей среде и развитию
Найджел Мартин

03.12.06

Найджел Мартин
Монреальский Международный Форум
Питер И. Хайнал

02.12.06

Питер И. Хайнал
Университет Торонто Исследовательская группа «большой восьмерки»

Новости

Детский труд, тяжелый и неблагодарный

06.09.06

Майкл Уайнс
ЛУСАКА, Замбия. Валуны настолько крепки, что бедняки, копошащиеся в заброшенном карьере, предпочитают не сразу бить по ним своими молотками.

Сначала они нагревают камни, обкладывая их подожженными шинами, отходами из пластика и выброшенными резиновыми сапогами, чтобы легче было расколоть.

В сумерках, когда два­три костерка выбрасывают черные удушливые клубы дыма, карьер похож на иллюстрацию к произведению Данте.

Мальчик по имени Элон Банда работает в этом чистилище шесть дней в неделю.
Ему девять лет, его почти не видно из­под фуфайки с капюшоном, на которой изображен скейтбордист. Он берет камни размером с футбольный мяч и разбивает их в крошку.

У него нет молота, и в правой руке он держит толстый стальной болт.

Говорит, что если неделя удалась, то может надолбить полмешка.

Его бабушка Мэри Мулелема продает каждый мешок крошки, которую используют для приготовления цемента, по 10 тысяч квач - меньше, чем по три доллара.

Она говорит, что иной раз не знает, что лучше: поесть или остаться голодной.

"Иногда, когда он устает, я говорю ему, чтобы он отдохнул, но он работает, помогает мне почти все время, - рассказывает она. - Мы каждый день работаем, иногда и по воскресеньям, если не идем в церковь".

Во всем мире уровень принудительного детского труда резко сокращается.

Но Африка южнее Сахары, и такие города, как Лусака, и такие дети, как Элон, - исключение. Здесь работает более четверти детей в возрасте до 14 лет. Бывает, что полный рабочий день или несколько часов в неделю. Здесь сохранился тот же уровень детского труда, который существовал в среднем в мире в 1960­е годы.

По последним данным ООН, в 2004 году в субсахарских странах работали 49 миллионов детей в возрасте до 14 лет, то есть на 1,3 миллиона больше, чем на рубеже тысячелетий.

Им приходится не только прибираться в доме и ухаживать за садом, как это делают дети в более развитых странах. Среди них есть проститутки, шахтеры, строители. Они распыляют пестициды, катают тяжелые тачки, торгуют на улицах, прислуживают. И им не всегда платят за работу.

Некоторым из этих работяг всего по пять­шесть лет.

В Африке их ряды растут, хотя во всем мире они значительно редеют.

Уровень детского труда падает по мере роста благосостояния. Здесь же 44 процента жителей существуют менее чем на доллар в день, вот поэтому детям приходится так много работать.

Есть еще и социальные устои, согласно которым детский труд считается нормой, а также вооруженные конфликты, которые разрушают семьи и убивают кормильцев.

Добавим ужасающий уровень распространенности СПИДа, из­за которого осиротели миллионы детей. Одним приходится работать, чтобы выжить, другим - чтобы обеспечивать своих умирающих родителей.

Независимые исследователи, работавшие по заказу ООН, установили в 2002 году, что только в Замбии из­за СПИДа количество работающих детей увеличилось на 30 процентов.

В мире же, по данным Международной организации труда (МОТ), численность экономически активных детей в возрасте до 14 лет с 2000 по 2004 год уменьшилась на 10 процентов, до 191 миллиона.

Более важно, что количество детей, занятых на наиболее опасных работах, снизилось на треть. Всего за четыре года количество экономически активных детей, то есть работающих не только по хозяйству, как легально, так и нелегально, уменьшилось на пять миллионов.

В Латинской Америке и странах Карибского бассейна цифра еще более впечатляющая - 12 миллионов.

Субсахарская Африка остается единственным регионом, где количество работающих детей не сокращается.

"Это все равно что пытаться вычерпать ложкой воду из ванны, когда кран открыт, - говорит Бриджит Пульсен, специалист МОТ в Замбии. - Чтобы с этим бороться, надо понимать масштаб проблемы не только в размерах, но и в ее сложности. Она возникла не только из­за нестабильности и войн. Ее также питает СПИД".

Элон (его имя происходит от английского alone - "одинокий") рассказывает, как провел день, простыми фразами: "Я колю камни. Встаю рано, когда еще солнце не встало. На завтрак иногда пью чай. Сегодня утром не ел. Есть хочу".

Каждое утро он работает по два часа, а потом идет в государственную школу. Проводит там четыре часа и возвращается в карьер и там, сидя на земле, набрасывается на груду камней, долбит их еще пять часов, до самого заката. "Трудная работа, - говорит Элон. - Иногда ударяю себя по руке".

В доме, где он живет с бабушкой, нет освещения, только лучи солнца пробиваются сквозь дыры в покрытой шифером крыше. Нет и туалета, снаружи доносятся запахи нечистот. Воду носят из общей колонки.

Г­жа Мулелема спит на диване. Элон спит на бетонном полу. На стене нарисован черный ромб, у каждого его угла по слову: "Боже, благослови нас всех".

Элон живет с бабушкой с 2001 года. Тогда умерла его мать. Об отце мало что известно. "Я видела его однажды, но это было давно, - говорит бабушка. - Остался только Элон и я, чтобы заботиться о нем".

Элон - симпатичный парнишка с большими карими глазами и коротко подстриженными волосами. Но он явно недоедает. Судя по росту, можно подумать, что ему шесть­семь лет.

Элон способен надробить два­три мешка крошки в неделю, которые покупают по 10 тысяч квач за мешок. Выручки почти хватает, чтобы заплатить за жилье и общий водопровод.

Как и подавляющее большинство камнеломов Лусаки, г­-жа Мулелема говорит, что занимается этим от безысходности.

Ее коллега, 40­-летняя Мвила Зулу, мать трех дочерей, говорит, что "бизнесом заниматься невыгодно". Она пришла дробить камни после того, как полиция прикрыла ее неоформленную овощную лавчонку.

В прошлом году муж г-­жи Зулу умер, судя по симптомам, от СПИДа. Дочери после школы работают в карьере. Младшие, Кунда и Мерси, крошат камни молотками с обрезанными ручками.

Одной семь, а другой восемь лет.

"В последние годы она работает со мной, - говорит г-жа Зулу о Кунде. - Когда была маленькая, ничего не могла, теперь подросла и помогает мне".

За 50 тысяч квач ($15) строитель покупает столько гравия, сколько им удается получить за три недели. Но продажи в таких объемах случаются нечасто, денег всегда не хватает.

Г­-жа Зулу говорит, что не беспокоится о судьбах дочерей. "Если я буду их жалеть, то что они будут есть?" - спрашивает она.

Публикуется с разрешения The New York Times News Service and Syndicate Co.



 



философские стихи и проза о жизни

дизайн интерьера квартир, домов в Минске

горящие туры на кипр дешево

в солнечную испанию от турагентства зеленограда мира турс

конкурс рецептов яблочных пирогов







Точки зрения

Регина Гюнтер

02.12.06

Регина Гюнтер
Глава германского отделения Всемирного Фонда дикой природы
Марек Хальтер

02.12.06

Марек Хальтер
Французский колледж
Оливье Жискар д’Эстен

02.12.06

Оливье Жискар д’Эстен
Комитет в поддержку всемирного парламента COPAM
Мика Обаяши

02.12.06

Мика Обаяши
Институт устойчивой энергетической политики
Бил Пейс

02.12.06

Бил Пейс
Федералисты мира


Официальный сайт G8

Разработка сайта Интернет-технологии янв-март 2006
Поддержка и продвижение сайта март 2006 – 2011 Интернет-агентство Бригантина