Гражданская восьмерка 2006

Гражданская восьмерка — это возможность для каждого
участвовать в обсуждении глобальных проблем!


 

Модный писатель Ирина Лежава

ООД Гражданское достоинство - оператор грантов для НКО



Точки зрения

Джон Киртон

16.03.07

Джон Киртон
Руководитель научной группы по исследованию G8 университета Торонто
Виктория Панова

03.12.06

Виктория Панова
Директор научной группы по исследованию G8 университета Торонто в России
Мона Брике

03.12.06

Мона Брике
Форум германских НПО по окружающей среде и развитию
Найджел Мартин

03.12.06

Найджел Мартин
Монреальский Международный Форум
Питер И. Хайнал

02.12.06

Питер И. Хайнал
Университет Торонто Исследовательская группа «большой восьмерки»

Новости

Элла Памфилова. Срочно требуется конкуренция

01.11.06

Без совершенствования институтов гражданского общества нам добиться единства невозможно. Их развитие – одна из целей Совета при президенте Российской Федерации по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека. Совет был создан после преобразования Комиссии по правам человека при президенте 6 ноября 2004 года. Возглавляет его Э.А. ПАМФИЛОВА.

– Элла Александровна, почему сейчас так много говорят о гражданском обществе, о необходимости развития различных общественных организаций?

– У нас продолжает существовать огромный разрыв между интересами обычного человека и общества в целом, с одной стороны, и интересами государственно-бюрократической машины – с другой. Наше общество почти не влияет на характер власти и её методы управления – ни на федеральном, ни на региональном уровнях.

Чтобы изменить ситуацию – обеспечить влияние разных слоёв общества на качество принимаемых властью решений, обратную связь и выход общественных инициатив на все уровни власти, – необходимо создать благоприятные условия для развития различных общественных организаций. И помочь им в этом должно государство «сверху». Копировать в этой сфере Запад нам сложно, так как там «третье сословие» формировалось веками, средний класс постепенно развивал возможности граждан защищать свои интересы и права, для чего у них была и экономическая, и социальная база.

У нас, к сожалению, до сих пор средний класс очень медленно формируется, он очень «жиденький» пока, слишком большой разрыв между богатыми и бедными и у большинства бедных людей имеются очень скудные возможности для эффективного решения наболевших проблем, особенно в тех сферах, где государство бросило человека один на один со своими бедами.

Для того чтобы отстаивать свои права в каком-то вопросе, надо найти хорошего юриста или иного специалиста, снять помещение, обзавестись элементарными средствами связи и так далее, и тому подобное… То есть должны быть какие-то финансовые возможности. Поэтому сейчас наиболее активны или организации, включая правозащитные, которые получают зарубежные гранты, или объединения относительно обеспеченных граждан – автомобилисты, обманутые пайщики долевого строительства, вкладчики лопнувших банков и некоторые другие категории.

Государственная власть, если она умная, должна понимать, что без общественной помощи ей не справиться ни с коррупцией, ни с повсеместным произволом. Да и любые реформы провалятся, если люди их не понимают, не принимают и не участвуют в их проведении. Вот почему надо содействовать самоорганизации граждан, чтобы на любом уровне они могли остановить зарвавшихся чиновников или заставить нерадивых служащих нормально исполнять обязанности.

Тем более что у нас пока очень слабенькие политические партии и они тоже не в состоянии в полной мере осуществлять общественный контроль над деятельностью государственной машины.

Люди должны наконец убедиться в том, что от них действительно что-то зависит, что они могут влиять на качество власти, управления.

Пока наблюдается очень слабая обратная связь между властями всех уровней и общественностью. Возьмите любую сферу. Грандиозные национальные проекты много ли обсуждаются в обществе? Важнейшие преобразования, например монетизация льгот, – разве чиновники прислушивались к мнениям граждан?

Вот, в общем, те идеи, с которыми я в своё время пришла к президенту, они были поддержаны, благодаря чему и возник наш совет.

– Чем из сделанного вы больше всего довольны?

– Было очень сложно решить вопрос об увеличении пенсий военнослужащим, пострадавшим в горячих точках. Мы долго бились, ибо не было абсолютно никакого взаимопонимания с правительством, дважды пришлось обращаться к президенту. Два с половиной года пробивали мы это решение, удалось добиться увеличения, пусть не такого большого, как хотели.

Второе важное дело – изменения в законе о гражданстве. Новый закон привёл к тому, что большое количество людей оказались на нелегальном положении – это бывшие граждане СССР! В том числе и русские, родившиеся в других республиках, у которых возникло много препятствий для получения гражданства РФ. Старой бабушке надо было ехать, скажем, в Таджикистан за необходимыми документами. Облегчить ситуацию для очень большого числа людей удалось во многом благодаря нашим усилиям.

Был момент, когда чиновники пытались насильно вернуть беженцев в Чечню из Ингушетии, творился жуткий произвол. Мы сделали всё возможное со своей стороны, чтобы не допустить этого. Мы обращались к президенту с вопросом о необходимости уравнять в правах на компенсацию за потерянное жильё в Чечне с живущими там и тех людей, кто вынужден был насильно бежать из республики в начале 90-х.

Мы первые забили в колокола, поднимая тревогу по поводу принятия закона о монетизации льгот. Представили тогда президенту подробную экспертизу закона и прогноз негативных последствий его принятия.

Президент дал поручение правительству учесть наши замечания, но мы оказались концептуальными оппонентами правительству в этом вопросе. Победил правительственный подход, но жизнь показала, что именно наш прогноз и наши выводы оказались более реальными, более жизненными. Если бы правительство прислушалось к общественному мнению, многих глупостей удалось бы избежать.

В прошлом году мы представили президенту серьёзные предложения по вопросам жилищно-коммунальной реформы, порядку предоставления жилищных субсидий.

Именно совет на встрече с президентом в прошлом году вышел с предложением разработать механизмы государственной поддержки и финансирования общественных организаций.

Президент поддержал. Правда, в конечном итоге получилось не совсем то, что мы имели в виду, но огромный шаг в этом направлении сделан. В этом году 500 миллионов рублей было выделено на поддержку общественных объединений по всей России, и это неплохое начало. Лучший общественный опыт, лучшие практики должны получать подкрепление, их надо тиражировать по стране.

Наша задача – выявлять самые острые проблемы, которые могут ударить по широким слоям населения, предлагать решения этих проблем. А уж прислушаться к нашим советам или игнорировать, использовать наши наработки или нет – дело власти.

Мы организовали общественную приёмную, хотя в функции нашего совета, где все, и я в том числе, работают на общественных началах, не входит обязанность разбирать индивидуальные жалобы. Тем не менее количество обращений, нами обработанных, уже приближается к 40 тысячам.

Немалому количеству людей мы помогли в решении конкретных вопросов. Кому-то необоснованный приговор был вынесен, кого-то лишили незаконно свободы, кого-то неправомочно уволили с работы…

Решение личных вопросов граждан помогает лучше почувствовать и осмыслить масштабные проблемы. Правда, здесь возникает опасность закопаться в частностях и потерять стратегическое видение, но пока нам этого удаётся избежать.
Интересная особенность нашего совета – в нём большинство людей критично относятся к власти.

Когда совет образовывался, мне хотелось, чтобы он отражал сложную ситуацию в нашем обществе. Приоритет был отдан, скажем так, правозащитному меньшинству, большинство и так представлено в органах исполнительной и законодательной власти и окологосударственных структурах…

Совет являет собой своеобразный общественный альтернативный источник информации для президента, представляющий иные точки зрения по самым разным вопросам самых разных общественных слоёв и групп.

– Как вам удаётся находить в совете взаимопонимание среди столь разных людей?

– Мы пытаемся в первую очередь работать над теми острыми проблемами, которые волнуют всех нас, и для того, чтобы решать эти проблемы, мы достигаем согласия между собой по принципиальным вопросам.

Сейчас мы обеспокоены ситуацией в сфере межнациональных отношений. О них надо вести честный разговор. Мы организовали слушания по этой проблеме. Она чревата многими опасностями, на ней ни в коем случае нельзя политически спекулировать. Требуется её глубокий честный анализ.

К сожалению, у нас на федеральном уровне нет полноценного ведомства, которое бы занималось межнациональными проблемами.
Наибольшая угроза для страны – высокий уровень несправедливости, социальной, экономической, правовой, произвол со стороны чиновников, высокий уровень коррупции. Эти проблемы трансформируются в межнациональные конфликты. Об этом надо больше говорить, выявляя их настоящие корни.

У нас ведь есть и общественные организации, спекулирующие на национальных проблемах. Они часто приводят ложную информацию, а достоверной статистики нет.

– Русские, представляя большинство в стране, оказались сильно разобщёнными и права своего народа защищают гораздо менее эффективно. Лозунг «Россия для русских» вреден, но ведь возникла ситуация, когда вправе говорить, что Россия и для русских тоже… Но эта тема табуируется, о ней мало кто хочет говорить. А ведь для консолидации российского общества надо заботиться и о государствообразующем народе.

– Если эта тема не будет откровенно и честно обсуждаться, если эти проблемы без решений будут загоняться вглубь, то будут сохраняться предпосылки для новых конфликтов и будет питательная почва для проявлений экстремизма.

Да, малочисленные народы часто ведут себя более сплочённо. Но если бы чиновники с русскими фамилиями за взятки не продавали должности и не «крышевали» многочисленные преступные группировки, включая этнические, если бы помимо денег они не забывали о национальном достоинстве и национальной безопасности, то тем же русским, как и другим коренным народам России, жилось бы гораздо лучше.

У каждого народа должно быть чувство собственного национального достоинства. Есть черта, за которую никогда нельзя переходить. И не стоит противопоставлять русских другим народам, просто надо объединить усилия – независимо от национальностей – всех, кто дорожит Россией, кто бережно относится к её культуре и традициям, чтобы поставить заслон тем, кто цинично потрошит страну, ведёт себя на нашей земле как варвар.

Сегодня надо не стенать о том, что русским людям плохо, а реально помогать друг другу. К русским всегда тянулись как к сильному народу, к нему приходили за помощью. И сейчас, в пылу обид и слабости, мы не должны обидеть и оттолкнуть от себя другие близкие нам народы, связанные с нами общей историей.

Обо всём этом надо говорить.

Есть и другая крайность, когда на человека, честно обсуждающего подобные проблемы, вешают ярлык «русского националиста». Тут надо быть честными всем. И ни в коем случае не позволять манипулировать информацией сомнительной достоверности.

– Х Всемирный русский народный собор, приняв Декларацию о правах и достоинстве человека, подчеркнул, что «содержание прав человека не может не быть связано с нравственностью». К сожалению, никакого развития эта тема не получила.

– Давайте честно скажем: за последние 15 лет углубились признаки духовного распада…

Что такое права человека? Это в том числе и право на свободу самовыражения, но одновременно и способность к самоограничению исходя из чувства глубочайшей ответственности. Свобода всегда предполагает ответственность.

– В арсенале совета есть инструменты ускорения процессов развития гражданского общества?

– Возможность прямого контакта с президентом, обсуждения с ним самых острых проблем, про которые подчас забывают государственные структуры, мы стараемся в полной мере использовать. И не только обсудить, а и предложить свои варианты решений.

Президент нередко даёт чиновникам прекрасный пример взаимодействия с общественными организациями. В нашей стране пример высшего руководителя очень важен. Чиновники пытаются копировать действия президента. А в результате они сами начинают понимать, что общественники – не дополнительная головная боль, а помощники, если умно с ними взаимодействовать.
Особенно общественные организации эффективны там, куда не доходят руки государства, где нужна бескорыстная кропотливая работа.

– Как у совета складываются отношения с другими государственными структурами?

– Непросто: то бывают всплески горячей любви, то наступает ледниковый период, полный непонимания. Но мы делаем всё возможное, чтобы эти отношения поступательно развивались. Чтобы усиливалось понимание, чтобы сложнейшие проблемы стало возможно решать совместными усилиями государства и общества.

Но ведь и внутри самого гражданского общества протекают сложные процессы. Неправительственные организации часто вступают между собой в жёсткую конкуренцию. И когда они начинают обвинять власть в невнимании к себе, невольно возникает вопрос: «А вы сами друг друга слышите, понимаете?»

Чтобы власть услышала нас, надо научиться находить общий язык между собой, даже если мы все такие разные. Если нас сильно волнует проблема и мы хотим её решить, надо выработать общую позицию; тогда легче её отстаивать перед властью. Если же меж собой мы не находим общего языка, это всегда хороший предлог для чиновника отказать, сославшись на наши внутренние разногласия.

Сообщество неправительственных организаций должно научиться консолидировать свои усилия. И у нас есть положительный опыт, например при разработке программы по поддержке семьи и детства.

Дети – самый незащищённый слой, они не могут лоббировать свои интересы. А среда стала страшно агрессивной, и с каждым годом её агрессия растёт. Информационная среда агрессивна, экологическая, социальная…

Что дети едят, в какие игрушки играют, как сбалансировать нагрузки в школе и отдых, каким быть досугу, какие опасности поджидают на улице… Агрессия наблюдается даже в семьях – масса проблем! Дети оказались в невероятно неблагоприятной среде. И о какой демографии может идти речь! Только ростом рождаемости её не решить. Надо научиться сберегать тех, кто рождается. А это уже совершенно иная социальная политика.

Именно при решении проблем семьи и детей нам в совете удалось достичь максимальной консолидации, и для нас это стало хорошим примером взаимодействия людей, придерживающихся самых различных политических взглядов.

– Местное самоуправление где-то на границе между большой политикой и общественной активностью. В провинции выборы проходят под сильным давлением администраций, и у граждан практически нет возможностей выстроить более эффективно муниципальное управление, которое лучше бы решало все проблемы, о которых вы говорили, на местном уровне.
– В России было хорошо развито земство, поэтому что-то надо брать из прежнего опыта. Но это тоже вопросы самоорганизации людей, уровня гражданской зрелости, желания быть общественно активными.

Последние 15 лет мы мучительно ищем себя. Идёт сложный, болезненный процесс формирования новых общественных ценностей в новых реалиях. Кто мы? Куда нам стремиться? Каково место России в современном мире? В чём наша настоящая самобытность? Какие отличия от других стран? В чём наша сила? Без формирования очень крепкого духовного стержня не справиться с нашими бедами. Пока мы слабы духовно, мы слабы вообще. Несмотря на огромные потоки нефтедолларов.

– Тема гражданского общества непопулярна, в прессе нечасты публикации на эту тему…

– Сейчас не самый благоприятный период для общественных организаций. Не только в связи с новым законом. И партии смотрят на общественников только с одной точки зрения – как использовать в предвыборной кампании.
Если общественные организации хотят привлечь к себе внимание, они должны строить работу так, чтобы СМИ не могли не рассказать об их деятельности и проблемах.

– Как возможно преодолеть расколы в стране? Как сплотить нацию?

– Очень не хватает нам конкурентной среды. Во всех сферах. Нужны широкие дискуссии по острым проблемам – экономическим, культурным, социальным. Нужен естественный отбор лучших людей и лучших идей. У нас, к сожалению, преобладает серость. Всё сильное, умное, честное куда-то загоняется под асфальт. Отсутствие конкуренции очень опасно для общества. Необходимость общественных дискуссий перезрела. Не надо бояться острых обсуждений, разных взглядов.

Россия никогда не решит своих проблем только через материальное. Самые главные вопросы – нравственные, духовные.
Без этого народ никогда не побеждает. И никогда не прорывается к новым вершинам. Необходима мобилизация общественной воли на самосохранение и развитие. А её не может быть без высокого и сильного духа.

Нам Господь дал отличные шансы – для России сейчас всё благоприятно. Сможем мы этим воспользоваться? Или нет? Разозлимся в первую очередь на самих себя? Почему мы такие рыхлые? Почему мы себя так не уважаем?
К консолидации надо идти через взаимопонимание. В единую толпу несложно превратиться. Которой могут легко манипулировать набившие в том руку политические кукловоды. Такого единения бездумной толпы нам не нужно. Необходимо сообщество думающих и уважающих друг друга людей. Которые, не принимая ценностей других, тем не менее способны их понять.

Самое главное для нашего народа – обрести чувство собственного достоинства.

Беседовал Владимир ГЕННАДЬЕВ



 



философские стихи и проза о жизни

дизайн интерьера квартир, домов в Минске

горящие туры на кипр дешево

в солнечную испанию от турагентства зеленограда мира турс

конкурс рецептов яблочных пирогов







Точки зрения

Регина Гюнтер

02.12.06

Регина Гюнтер
Глава германского отделения Всемирного Фонда дикой природы
Марек Хальтер

02.12.06

Марек Хальтер
Французский колледж
Оливье Жискар д’Эстен

02.12.06

Оливье Жискар д’Эстен
Комитет в поддержку всемирного парламента COPAM
Мика Обаяши

02.12.06

Мика Обаяши
Институт устойчивой энергетической политики
Бил Пейс

02.12.06

Бил Пейс
Федералисты мира


Официальный сайт G8

Разработка сайта Интернет-технологии янв-март 2006
Поддержка и продвижение сайта март 2006 – 2011 Интернет-агентство Бригантина